Последний танец. Часть 2

  1. Последний танец. Часть 1
  2. Последний танец. Часть 2
  3. Последний танец. Часть 3

Страница: 2 из 2

как на бумагу закапали слезинки. Вот черт! Почему он так со мной? Что я сделала?

Кое-как отсидев лекцию, я прежде всех покинула музей и отправилась на прогулку. Теплое еще сентябрьское солнце играло золотыми искрами в кронах деревьев, и наблюдая, как мягко льется свет сквозь листья, я начала успокаиваться. Купив в киоске газировку и горячий бутерброд, я приземлилась на скамью недалеко от парка, что примыкал к музею. Вонзившись в мягкое теплое тесто зубами, я подумала — а что, если он не узнал меня? Ну, ведь может же такое быть? Тем более с нашей встречи я изменилась: выкрасила волосы в темно-шоколадный цвет и поправилась на пять килограммов. Да, точно. Он просто не узнал меня, иначе ни за что не подверг бы такому унижению.

Дожевывая булку, я заметила, как из главного входа музея выходит Лев Семенович и, опираясь на свою трость, приближается к парковой аллее. Вероятно, он решил пройтись. Не медля, я поднялась, отряхнула платье от крошек и двинулась к той же самой аллее. Достигнув его уровня, я как можно более открыто посмотрела в его глаза. Он ответил, но прошел дальше. Тогда я бегом пробежала до конца аллеи и перешла на параллельную, а оттуда прошла на другой конец той же самой аллеи, по которой гулял Лев Семенович. И снова поравнявшись с ним, я заглянула в его глаза. Он остановился и обратился ко мне:

— Ну хорошо, Михальчук. Говорите.

— Что говорить? — изобразила удивление я.

— Ну, вы ведь что-то собираетесь мне сказать? — скорее утвердил, чем спросил он.

— Нет, я просто... просто гуляю. Тут очень красиво, вы не находите?

Голос мой по-идиотски дрожал, и я раздражала саму себя в эту секунду. Но я хотела, чтобы он вспомнил меня, чтобы понял, как несправедливо он унизил меня на лекции.

— Достаточно. Прекратите ломать комедию. — Голос его гремел, от чего все внутри меня съежилось, и тело содрогнулось от трепетного страха. — Я узнал вас, сразу же, как только вошел в кабинет. Вы об этом хотели спросить?

Так значит, он все же меня вспомнил! Отлично. Теперь я могу спросить его, что означали его взгляды, слова и рукопожатия в театре. Этот вопрос по-прежнему волновал и интриговал меня.

— Да, но не только. — Призналась я.

— Вот как? — он вскинул густые брови и насмешливо улыбнулся. — А что же вас еще интересует?

— Меня интересует, что означал ваш жест, когда вы прислали мне цветы и записку после вечера в театре.

О, кажется, я зря так поторопилась с вопросом. Лицо его посерело, он нахмурил брови и поджал губы, по его реакции было понятно, что это не к добру. В этот миг я его боялась. И не зря.

— Я не понимаю, о каких цветах вы говорите. А что касается того вечера в театре, то вы напрасно придаете ему столь большое значение. За свою жизнь я побеседовал с сотнями людей в театре, но лишь вы одна вообразили себе, что это имеет какое-то значение. Забудьте этот эпизод, он ничтожен в своем значении.

Сказав это, он сердито зашагал, не попрощавшись. рассказы эротика Я хотела напомнить ему, что он тайком пожимал мне руку, но не решилась догнать его. Лев Семенович был разгневан, и я, признаться, по-настоящему испугалась его. Он действительно был похож на льва — мощный, суровый, с гривой жестких волос. Притягательный и опасный.

Всю ночь я не могла уснуть, мне не давала покоя мысль: почему Лев Семенович отрицал тот факт, что прислал мне цветы? Ну я же понимала, что это он, и никто другой. Возможно, он засмущался, посчитал, что я восприняла этот жест как ухаживание, или что-то еще, но одно я знала наверняка — цветы прислал он. Проворочавшись на жесткой казенной койке полночи, я все-таки уснула.

В полдень я снова переступила порог музея, и принялась помогать Анне Александровне переносить данные архива в компьютер. Ей общение с оргтехникой давалось нелегко, и моя помощь пришлась весьма кстати. С затаенным страхом я ждала пяти часов, того мига, когда Лев Семенович начнет лекцию. Я опасалась, что он снова высмеет меня перед всеми. Но мои страхи не воплотились, он вполне нейтрально провел занятие и отпустил нас. Так же размеренно прошло еще три дня, неделя кончилась, и лекции тоже. На этих занятиях я ловила каждое его слово, жадно впитывая в себя. Иногда я улавливала на себе его взгляды, а однажды он даже дотронулся до моих волос пальцами, когда проходил между учебных столов. Нет, сомнений быть не может, он подает мне какие-то сигналы, и я выясню — какие.

В субботу я снова пришла в музей, хотя могла бы этого не делать. Но намечалась крупная экскурсия по всем залам для туристов, и я решила поприсутствовать. Анна Александровна восхитилась моим «глубоким самосознанием и стремлением к совершенствованию навыков», и я, польщенная ее словами, уже собиралась домой, когда увидела Льва Семеновича. Он спрашивал у какой-то женщины не нашла ли она пианистку для воскресного вечера. Дождавшись, когда он останется один, я подошла к нему.

— Что вы хотели, Софья? — он был погружен в раздумья и даже не взглянул на меня толком.

Кашлянув, я набралась смелости и заговорила:

— Лев Семенович, так уж вышло, что я слышала ваш разговор по поводу пианистки. Если хотите, я могу вам помочь.

Он медленно, даже несколько надменно, оглядел меня, и затем спросил:

— У вас есть знакомые пианисты, способные прилететь сюда к завтрашнему вечеру?

— Нет-нет, я сама играю на пианино. Я окончила музыкальное училище. — Поспешила пояснить я.

— В самом деле? Это не шутка? — заинтересованный взгляд, с неким налетом облегчения. Я сделала верный шаг!

— Абсолютная правда. Только я должна подготовиться, если вечер уже завтра. Покажите мне инструмент и дайте ноты.

— Что ж, идемте, идемте дорогая. — Он взял меня под руку и поспешно зашагал по коридору. Я едва поспевала за ним. — Вы бы меня, конечно, очень выручили. Представляете, Сонечка, какая глупейшая ситуация — завтра в музыкальном зале состоится вечер романсов, а все пианисты заняты. Отменить мероприятие совершенно невозможно, последняя надежда была на одну знакомую женщину, но она, представьте себе, изволила заболеть.

Итак, мы пришли в небольшой зал. Много окон, легкие газовые шторы пышными воланами спускаются к подоконникам, красивые и удобные стулья, обитые синим бархатом, а у дальней стены — небольшая сцена и рояль. Очень уютно и аккуратно.

— Прошу вас, Соня, опробуйте инструмент. Сейчас Тамара Сергеевна принесет вам ноты. А пока сыграйте.

Он водрузился на стул и закинул ногу на ногу, выражая полную готовность слушать. Я поднялась по деревянным белым ступеням, села на стул и открыла глянцевую черную крышку. Блютнер. Прекрасный инструмент! Ни единой щербинки на клавишах, ни одной запавшей ноты. Я повернулась к нему и спросила:

— Что вам сыграть?

— О, да что хотите, Сонечка. Что хотите.

— Вы любите Бетховена?

— Безусловно. Да, отлично, сыграйте Бетховена.

Я коснулась клавиш и полилась мелодия. Страстная, сумбурная, волнующая. Третья часть семнадцатой сонаты, «Буря». Упиваясь восхитительной чистотой звучания инструмента, я погрузилась в волнующий мир музыки и неожиданно для себя сыграла так хорошо, что мне захотелось поаплодировать самой себе. Кончив, я повернулась в зал. Рядом с Львом Семеновичем уже стояла с папкой его секретарь. Он посмотрел на нее и сказал:

— Тамара Сергеевна, завтрашний вечер спасен.

— Слава Богу, Лев Семенович, слава Богу.

Она пересекла зал и подала мне ноты. Я пролистала, и удовлетворенно отложила их на крышку.

— Все эти романсы мне известны, я их играла ранее. Так что не волнуйтесь, никаких накладок не будет.

— Тамара, дайте Сонечке программу вечера. Вам ведь нужно быть в курсе, не так ли? — последние слова были сказаны уже мне, и я кивнула головой в знак согласия.

Воскресение настало. Я пришла в музей задолго до вечера, несколько раз проиграла все романсы и прочла программу вечера. Наконец, приехала певица — пожилая тучная женщина, представившаяся Ольгой Константиновной. Она распелась, и мы порепетировали вместе. К семи вечера зал заполнился посетителями и концерт начался. Отыграв, как положено, свой аккомпонимент, я откланялась и вышла на улицу. Час был поздний и уже стемнело. Вдохнув прохладный осенний воздух, я уже собралась было быстрым шагом застрочить по парковым аллеям, как меня окликнул голос из темноты:

— Соня? Постойте.

Присмотревшись, я увидела Льва Семеновича.

— Уже стемнело, мне неловко, что из-за меня вы так поздно возвращаетесь. Давайте-ка я вас провожу. Не возражаете?

— Не возражаю. — Я улыбнулась и подставила ему свой локоть.

— Вы очень выручили меня и Ольгу Константиновну. Я вам очень признателен и хотел бы вас отблагодарить. Скажите, как долго вам еще проходить практику?

— Еще две недели, а что? — я была заинтригована.

— Можете считать, что вы ее уже прошли. Я попрошу Анну Александровну поставить вам «отлично» и закрыть практику досрочно.

Я разочарованно отвела глаза. Хорошо, что он не видел этого в сгустившихся сумерках.

— Спасибо, Лев Семенович, но мне нравится практика в вашем музее, и если вы позволите, я бы все-таки хотела пройти ее полностью.

— О-о-о. — протянул удивленно он. — Вы удивили меня. Обычно молодым девушкам скучно в музее, и я подумал, что окажу вам услугу.

— Нет-нет, все в порядке. Ничего не нужно, мне было не обременительно играть сегодня. Напротив, это доставило мне большое удовольствие. Так что вы вовсе не в долгу передо мной.

Он вел меня уверенно, крепко придерживая за локоть. На улицах зажглись фонари и в их желтом свете, падающем на асфальт, тени выплясывали причудливый танец.

— Где вы остановились? — спросил он, когда мы уже прошли два проулка от того, в который надо было свернуть, чтобы выйти к гостинице. Но я намеренно промолчала, мне хотелось продлить эту вечернюю прогулку. Сама не знаю отчего, но я ощущала беспредельное счастье в те моменты.

— В одной гостинице. Она уже близко. Спасибо, что проводили. Дальше я дойду сама.

Он остановился и посмотрел на меня. Как сейчас помню этот его взгляд, полный теплоты и нежности.

— Еще раз спасибо, Соня. И вот, подождите... — он распахнул плащ. — Это вам.

Он протянул мне цветы. Белые орхидеи. Я подняла на него глаза, в которых читался явный вопрос. Он только улыбнулся и, прижав руку к груди, слегка поклонился и ушел. Прижимая нежные цветки к груди, я бегом бросилась в гостиницу. Я боялась их заморозить прохладным вечерним воздухом. Поставив их в воду, я села напротив и уставилась на белые нежные соцветия. Он неспроста подарил мне именно белые орхидеи, нет. Тем самым он негласно подтвердил, что и тогда, два года назад, цветы, присланные мне незнакомцем, были от него. Но для чего, зачем? Этого я не могла понять. Я чувствовала, что он выделяет меня из всех, чувствовала, что я небезразлична ему. Но никак не могла понять, чем это вызвано. Он был весьма пожилым, а я молода, так что вряд ли он обратил на меня внимание, как на женщину, однако другого объяснения я найти не могла. В волнении, я легла спать. Но среди ночи соскочила и подошла к окну, где на подоконнике стоял стакан с орхидеями. Нежно проведя по лепесткам пальцем, я закрыла глаза и вспомнила записку, присланную Львом Семеновичем вместе с теми, первыми цветами. «Что же ты не встретилась мне раньше...»

«Но мы встретились сейчас» — сказала я мысленно ему.

С этой мыслью я и уснула.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера
Выразили благодарность: 2 гостя

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

28 комментариев
  • Anonymous
    Li (гость)
    12 января 2016 3:08

    Bluthner в захудалом музее? Хотя нет. Лев его превратил в дворец. И нашей лисичке в этом дворце уютно. Это не история красавицы и чудовища, это история семнадцатой сонаты Бетховена).
    Эмилия, Вы просто восхищаете. И все же... А у истории есть продолжение?

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Emiliya
    12 января 2016 8:14

    Спасибо) За восхищение и все такое...)))))
    Блютнер в музее, мне кажется, вещь вполне реальная — хоть эта история и имеет в основе своей реальное наполнение, все же обстоятельства и место действия это вымысел автора. Но оплетая сюжет художественным вымыслом, я, как человек имеющий прямое отношение к миру музыки, прекрасно представляю себе этот музейно-культурный мир, и может не Блютнеры везде стоят, конечно, но и такое возможно) Я встречала) А вообще, это еще что — я вот вам одну историю невероятную расскажу, если бы сама не увидела, не поверила бы никогда.
    Бывала я в одном доме, в качестве гостьи. Обычный такой старый дом в Одессе, с обшарпанными винтовыми лестницами и выбитыми стеклами в подъезде. На площадке одного из этажей этого дома я увидела нечто странное — пианино без верхней крышки, доверху набитое окурками. Оказывается, жильцы этого дома приспособили инструмент под удобную скамью для курения возле окошка, ну и пепельницу по совместительству. Открыв крышку клавиатуры, я с ужасом прочитала — Рениш... Вот так, а вы удивляетесь Блютнеру в музее.)))

    По поводу продолжения — оно, конечно же, будет, это не конец. Но признаюсь честно, автор в замешательстве, и не знает как развить сюжет. То ли подарить героям радость любви, то ли оставить недосказанность... Торопиться не хочется, есть желание, чтобы история была по-настоящему красивой, трогательной, и по возможности реалистичной. Но вы ведь дождетесь меня, мой любимый читатель?))

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Нефертити Митаннийская

    Эмилия, всё чудесно, но... Не хватило мне какой-то динамики. Пора уже решаться на что-то)
    Ну а как закончить — думайте. Есть много реальных историй, когда мужчина значительно старше женщины. И он не побоялся ей признаться в своих чувствах. Вот только примет ли ваша героиня это? Почему-то мне показалась, что нет. Впрочем, поживём — увидим)
    Девять баллов.

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Emiliya
    12 января 2016 8:55

    Как вы нетерпеливы))) Рано!)))) Что же он, вот так с наскоку да нахрапом?)))) Но вы недождались буквально чуть-чуть, прелюдия была завершена, однако бойкого развития ждать не стоит — впрочем, я предупреждала читателя об этом сразу, в первой части. Не буду нарушать интригу, относительно примет или не примет героиня чувства героя) Действительно, поживем — увидим)))))

    Ответить

    • Рейтинг: 3
  • Anonymous
    Li (гость)
    12 января 2016 11:39

    Сколько скажете, столько и буду ждать). Я же тоже лев, хоть и только по гороскопу).
    Знаете, не удивляюсь уже пепельницам из пианино, и верю.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Emiliya
    12 января 2016 11:48

    Ух ты, как здорово)))) Я про то, что вы — Лев))) Знак огня — мой любимый) А я Весы) В гороскоп не очень верю, но судя по жизненному опыту это не пустой звук, и с некоторыми знаками ну вот никак не идет общение, а с другими лучше всего.
    Пепельницы это еще что))) Я на такое насмотрелась за время учебы и практики!) Бедные инструменты, чего только с ними не вытворяли))

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • 2510yura
    12 января 2016 6:48

    10!!! +++
    Романтическая история одной из первой любовей. Опять те же ощущения будто попал в прошлые века. Где кавалеры неделями ухаживали за дамами ради нежного поцелуя в щёчку.

    Кавалер стесняется своего возраста и напрасно. Для любви — это совершенно не принципиально. Точнее для бурного романа, который мог бы случиться во время Сонечкиной практики. возможно будь она более напористей, а он покладистей... Или наоборот? Зато потом было бы что вспоминать всю жизнь.

    Примерно такая картина. Соня достаёт огромный фолиант с книжной полки и раскрыв его, осторожно поглаживает те давно засохшие орхидеи, которые он подарил ей перед первой ночью любви... лет эдак через дцать)))

    Немного дёгтя в прекрасную идиллию. Где-то на первой странице встречается многочисленный повтор слова: «она», но это мелочь по сравнению с ровным романтическим описанием происходящего.

    Похоже, Эмилия, решила кормить нас по паре ложек \\страниц\\ мёда этого сериала)))

    Ответить

    • Рейтинг: 3
  • Евгений3
    12 января 2016 7:44

    А скажи честно, Юра, когда ты был в вашем музее?
    Я, как ни пыжился, так и не вспомнил, где он находится и что из себя представляет.
    Нет, в нашем музее я бывал вместе с детьми, но уже давненько.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Emiliya
    12 января 2016 8:24

    Женя, вы хотите вычислить место действия?)))))))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • 2510yura
    12 января 2016 9:43

    Евгений, честно? Лет 10—15 назад. Меня жена водила на экскурсию по разным музеям. Кажется в центре неподалеку от выхода в метро.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Emiliya
    12 января 2016 8:19

    Юра, ну какой бурный роман между пожилым культурным доктором наук и молоденькой студенткой?))) Нет, это была бы уже совсем другая история, и вышла бы она, скорее всего, не из под моего пера)))) Так что тут все так и будет — полунамек, недодейство, угадывание...

    Не знаю, хорошо это или плохо, по поводу пары ложек))) С одной стороны, мне самой это нравится — долгое предвкушение, неторопливость. Но честно говоря, есть и еще одна причина — я не хочу расставаться с этим сюжетом, и не хочу его испортить, торопясь и нагромождая событиями. Потому придется выдавать именно такими небольшими порциями)))

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Нефертити Митаннийская

    Олегу Табакову 80 лет, его супруге, Марине Зудиной — 50. В браке 22 года.
    Бурные отношения могут быть в любом возрасте. А время покажет — превратятся ли они в что-то настоящее, надёжное, или люди расстанутся, чтобы потом было, что вспомнить)
    Не надо бояться любви. Иначе она не простит этого.

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Emiliya
    12 января 2016 9:01

    «Не надо бояться любви. Иначе она не простит этого.» — Это точно. Однако не всегда чувства бурные, и в этой истории они скорее имеют нежное, спокойное течение. Основанные не на страсти, от которой сносит крышу) Это что-то более тонкое, не имеющее четких очертаний. Такое тоже бывает.

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Anonymous
    Алекс (гость)
    12 января 2016 10:56

    Мне кажется, Нефертити, что я бы и сам вышел замуж за Олега Табакова. ОН ШИКАРЕН.)))))) Если серьёзно, то он просто — ШИКАРЕН.

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Нефертити Митаннийская
    12 января 2016 10:59

    Бесспорно)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Нефертити Митаннийская

    Вот да, я согласна с тобой)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Евгений3
    12 января 2016 8:29

    На мой взгляд, вторая часть выглядит посильнее первой. Подтверждает это тот факт, что две страницы легко проглотились. Я, как читатель, был увлечён сюжетом, хотя ничего особенного и не происходило.
    Сейчас я в раздумье: включать ли ваш рассказ в избранные? И решил так: пусть всё определит окончание сюжета.
    И в заключение-шуточный стишок:

    Она и музыкантша, она и театралка,
    Теперь и культуролог. Самой себя не жалко?
    Кому нужны музеи, их пыльные скелеты
    Да черепки посуды — из прошлого приветы?

    А жизнь кипит вулканом, (не радуют прогнозы),
    Вставляют в ней обамы нам в задницы занозы,
    Всё рушат цену нефти, мечтая нас прихлопнуть.
    Какие там музеи, какие там раскопки?!

    Ответить

    • Рейтинг: 3
  • Emiliya
    12 января 2016 8:44

    Согласна, по поводу второй части. Мне и самой так кажется, да и сюжет имеет свое основное развитие, по факту, только с началом этой части.
    А стишок — ну что же вы так критичны?) Да, наш мир уродлив и жесток, но есть в нем уголки чистоты и навиной веры в высшие идеалы) Я вот, например, обитательница как раз такого уголка, прячусь в нем, окружая себя разными надуманными приветами из прошлого, пыльными скелетами. А наружу не высовываюсь, хотя из окошка прекрасно вижу что там, наружи, происходит...

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Anonymous
    Алекс (гость)
    12 января 2016 10:48

    Пару технических моментов.
    1. В четырёх подряд коротких предложениях присутствует местоимение «она».
    2. Вообще не знаком с муз. училищем, но вопрос: разве на факультете академ. вокала преподают уроки пиано? Или ГГ закончила две специальности? Тогда об этом в тексте ни слова.
    3. Ещё малюсенькая помарочка в написании прямой речи.
    В целом хорошая история, но как мне кажется, продолжения не требует. Что Вы, уважаемая Эмилия по этому поводу думаете?

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Emiliya
    12 января 2016 10:55

    Алекс, отвечу так: чтобы поступить в музучилище необходимо как миниму окончить музыкальную школу) А уж в ней-то инструмент необходим. Но если вас интересует непосредственно училище — инструмент является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ и в училище, и в консерватории. Это сопутствущий предмет, обязательный для любого музыканта, так же как и музыкальная грамота, и теория музыки. И многое другое) Так, у меня стаж фортепиано составляет 22 года, тогда как академвокала всего 12. Инструмент необходим певцу — репетируя, он аккомпанирует себе сам, а так же выступает в роли концертмейстера на занятиях с другими студентами. Это обязательная практика.

    Продолжение все-же будет, оно уже частично написано, и это было не сложно мне, как автору — пока оставалась ниточка реальности, которая связывает меня с этой историей. Но как только она оборвалась — встал вопрос о том, как же продолжить. Я в раздумьях. Но продолжение будет, несомненно будет.

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Anonymous
    Алекс (гость)
    12 января 2016 11:01

    Потому и спросил. Буду знать и вообще признателен за ответ. И конечно же, если выйдет продолжение, обязательно прочту))

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Emiliya
    12 января 2016 11:02

    Спасибо)) За внимание)) И за интерес к нюансам — это ведь показатель того, что читатель был внимателен)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Ринат (гость)
    12 января 2016 14:16

    Извиняюсь, я опаздун. Что-то говорить уже излишне. Да, здорово, да, прекрасно. Но не приелось ли вам это уже слышать? Недочеты и у великих бывают, так что о них тоже умолчу. По рассказу комментариев не будет, только просьба — оставьте все как есть, не подкладывайте героиню под дедулю. Этим все испортите. Но конечно вы, как и все женщины, сделаете по-своему.

    Ты думал гореть, а тут надо нырять...
    Это моё общее мнение о вас. О вашем творчестве.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Emiliya
    12 января 2016 14:28

    Открою вам одну свою слабую сторону — приятных слов никогда не бывает много))) Но только если они искренни, а не льстивы))) Равно как и критика мне нужна — но тоже, по делу, а не из желания придраться. Так что не ленитесь, пожалуйста, пишите свое мнение по поводу прочитанного, тем более, что я его всегда жду))))))

    По поводу вашей просьбы — скорее всего, так и будет. Если и всплывет эротизм, то только лишь как фантазия, желание, предвкушение. Мне ближе этот вариант, чем реальное событие.

    Не совсем опять вас поняла, с последней фразой))) Нельзя ли раскрыть? Я вас еще не разочаровала своей тупостью?))))

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Ринат (гость)
    12 января 2016 14:58

    Тупостью нет, она вам не присуща. Отвечу в личку, если не возражаете.
    Мнение хотите развернутое? Прошу прощения, я сегодня не в состоянии. Почему — тоже в личку. Но не опасайтесь, оно не критиканское, вы же этого боитесь?
    Эта тема очень деликатна, здесь интимные подробности не нужны, они превратят хорошую историю в пошлую. Допускаю очарованность молодой девочки, допускаю даже прилив старческой сентиментальной нежности как последний всхлип угасающего мужского начала. Название удачное вы взяли — если речь идёт о герое, для него это и есть последний танец. Только пусть это будет вальс, а не танго.
    Я, к слову, тоже лев по гороскопу...

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Emiliya
    12 января 2016 15:03

    Я вас жду... Лев)))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Матрос Котяров
    13 января 2016 9:18

    Неплохо, но как было правильно замечено выше, нет динамики. Для повести или романа это нормально, но для рассказа...
    Также есть пара фактических непонятностей.
    1. До 17 лет закончить музучилище по фоно? Слабо верится.
    2. Знаток и любитель балета во время действия рассказывает дочери всякие истории и мешает окружающим? Невероятно.)

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Emiliya
    13 января 2016 10:24

    Матрос, а это и есть повесть. А поскольку нет такого раздела на сайте, получается рассказ во множестве частей))) По поводу ваших замечаний — зря вам слабо верится) После девятого класса, при консерватории можно за 2 года отучиться в музучилище. При условии начального музыкального образования, разумеется. И не по фано, читайте внимательнее))) Академвокал.
    По поводу второго — очень даже вероятно. Есть такая категория людей — знатоки, ну, или они сами себя таковыми считают))) Они уже сто пятьдесят тысяч раз видели все постановки, и ходят в театр без предвкушения новизны, а с желанием сравнить, возможно, покритиковать. Честно говоря, не могу за другого человека полностью объяснить, зачем и почему он так себя повел, но есть обоснование) Да и не мешал особо — он же тихонечко, я просто рядом сидела, и слышала. На балете тихие переговоры не так мешают, как, скажем, на опере или обычной дрампостановке. Я и сама иногда нет-нет да и да, в смысле тихонечко обсуждаю происходящее. Вы же не подумали, что он там в голос басил сидел?))))

    Ответить

    • Рейтинг: 2

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх