Как заразиться стрессом?! Только половым путем!!!

Страница: 1 из 3

 — Да что вам от меня нужно? — прервал мое монотонное пребывание в переполненном автобусе женский вопль. К концу рабочего дня я несколько подустал и сейчас душа требовала покоя, а тело «продолжения рода». Поначалу я не понял, кому адресовано послание, — но уж точно не мне! Увы мне! Именно мне. Стоявшая рядом девушка, быть может на пару лет младше меня, буквально пожирала меня глазами полными огненной ненависти. — Я к тебе обращаюсь, кабель ты... — она готова была броситься с кулаками. — Извините. — посторонился я. — Я не понимаю... Если что и позволил себе, то уж точно не намеренно.

 — Знаем мы таких — «не намеренных». — возмутилась она, но все же немного успокоилась и даже попробовала в этой давке отвернуться. Было в ней нечто притягательное. Может огненно рыжий волос, который либо ужасно портит девушек, либо делает неописуемо привлекательными — третьего не дано, может этот огненный взгляд, буря эмоций, неуемный темперамент, который если спроецировать в постель, то... То я начинал возбуждаться прямо здесь, в транспорте... А может та самая усталость и сопутствующее желание «женского тела», но она мне стала вдруг интересна. Как привлечь внимание девушки в транспорте? Тем более столь агрессивно настроенной?! Я затруднялся... Нет, конечно, привлечь было можно, но при этом весь автобус, несомненно, узнал бы мой социальный уровень с царстве зверей, всем бы вдруг стало меня жаль (предположительно, хотя и маловероятно) ввиду полного отсутствия у меня потенции и патологической тяге к мужчинам и крупному рогатому скоту, а так же проведали бы и о более скрытых моих недостатках, увечьях, фобиях и просто не укладывающихся ни в какие рамки моментах моего поведения и пристрастиях, о которых я и сам пока что ничего не знал, потому я хоть и разглядывал свою соседку, но особо не усердствовал... Зато в данной ситу был и положительный момент — автобус, давка — куда ей было деваться, приходилось какой-то мере смириться с теснотой, моей компаний и сложившейся ситуацией. Автобус качнуло и её бросило на меня. Моё лицо сразу же закопалось в её пышную рыжую копну и я ощутил химический запах укладки.

 — Что вам опять не ймётся? — вместо извинений получил я. — Сколько можно прижиматься?! — и тут она выдала, отчего автобус рухнул. — Я все равно здесь не дам... Не знаю, что она хотела сказать, но фраза вышла явно недвусмысленной, с тяжелым оттенком пошлости... — Ты слышал?! — шутил кто-то впереди, похоже обращаясь к своему соседу. — Здесь она ему не даст! — Не повезло парню. — отвечал второй. — Может нам попробовать? — и уже оба посмеиваясь спросили поочередно: — А мне? — И мне! Тут уж весь автобус зашелся хохотом, комментируя и развивая тему. Но почем-то досталось мне. Она каким-то чудом извернулась и, что было силы, влепила мне пощечину: — Животное! — резюмировала она.

От неожиданности и силы удара на какое-то время я даже ослеп и при очередном маневре автобуса всем телом навалился на неё. Это была Сталинградская битва. Брошенные силы германских армий в моем лице прижали советских войска к реке, откуда или утонуть или сдаться, и теперь были биты со всех сторон, без разбору, жестоко и непредсказуемо, потому понесли необоснованно высокие потери и ступили, зализывая свои раны. Глаз саднил — я ожидал к утру хорошего синяка, губа то ли кровоточила, то ли просто ныла, щеки пылали, за зубы, оставшиеся чудом на своих местах, я вообще молчу... Бока помнили пускай и легкие, но иголочные толчки во всех направлениях, а пара ударов в пах, не достигшие своей цели — к счастью — сейчас отдавались в отбитых ногах. — Да как ты смеешь?! — а не кричала, — нет. Она просто смотрела сне в глаза, говорила тихо и этим уничтожала. — Да как ты?... Да я... Мне и без того хватило достаточно. Спокойствие давно сменилось возбуждением. И, на удивление, мне не хотелось её бить, не хотелось кричать, выяснять отношения! Мне хотелось ответить ей по иному, как говорил один известный политик: «Симметрично и адекватно»! Я хотел её сейчас же схватить за волосы, развернуть к себе спиной и хорошенечко отодрать!. Быть может прямо в автобусе, и не обязательно в предназначенное я этих целей место. Но обязательно со спины и сковывая движение затянутыми в узел волосами.

Но чувство приличия и опаска привлечения к выяснению наших взаимоотношений представите правопорядка сдержали мой пыл. — Извините... — пробормотал я и постарался отодвинуться от неё. — Ты куда? — резанула воздух а. — Я тебя ещё не отпускала... — Да право... Достаточно... — остановил я её летящую руку. Она отдернула руку, испепеляюще поглядела в мою сторону и все же отвернулась. «Истеричка!» — подумал я, все же оценивая её достаточно привлекательной. Причем сейчас куда более, нежели до начала «выяснения отношений». — Выходите? — поинтересовалась она у соседа и я пял: или я сейчас принимаю решение и выхожу с нею, или обо всем стараюсь забыть, оставаясь в автобусе

Уж и не знаю что мною в Тот момент руководило, но я потянулся за ней и мы вывалились из автобуса вместе. — Как?! — удивилась она увидев меня радом. — Снова ты... Я не стал акцентировать внимания на то, что мы уже перешли на «ты» — тем проще: — Страсть! Огонь! Агрессия! — засыпал я её эпитетами... Она поначалу не поняла меня, но потом быстро сообразила о чем я. Комплименты пришлись ей по душе — это было заметно, хотя она старалась этого не демонстрировать. — Чего тебе нужно? — Вину загладить... — Хорошо что хоть признал её. В автобусе все отпирался... — буркнула она. — Заглаживай. — Время вечернее, даме одной... — Не тяни. — прервала она. — Проводить хочешь?! Пошли.

Я не то чтобы опешил, но бразды правления у меня самым дерзким образом отняли и вот теперь я, чуть ли не влекомый под руку, «провожал» даму. Какое-то время мы шли молча, потом я попробовал изменить ситуацию и задал невиннейший вопрос о работе. — Зачем тебе это нужно? Тем более, что я уверена — ты все одно ничего не поймешь. Вы, самцы, только и умеете думать, что своим нижним придатком. Признаюсь, это было отчасти оскорбительно, но я в тот миг действительно мыслил категориями того самого придатка и потому все её оскорбления был склонен расценивать, как составляющей ролевой игры. — Естественно. — подыгрывал ей я. — А чем же ещё думать? — Ты мне не умничай. — огрызнулась она. — Ещё скажи, что собираешься напроситься ко мне в гости, на чай, например, а потом, сочтя себя неотразимым, попробуешь забраться и в постель. — Ну где-то так... — не успев поразмыслить ответил я то, что и так витало в голове. Она остановилась опешив от такой наглости, развернулась ко мне лицом и минуту полторы глядела в глаза, хватая воздух ртом, но так н чего и не сказав. — Пошли. — наконец ухватила она меня за руку. Поглядим что ты за самец. Только думаю, что посредственность — не более. Путь сократился значительно. Мы соскочили с тротуаров и понеслись пересечениями дворов, через клумбы, мимо старушек на лавочках и детишек в песочницах, вскочили в подъезд пятиэтажной хрущевки и через минуту были уже у неё. — Ну что, «дорогой», — слово дорогой она произнесла с нескрываемой издевкой. — Давай, удиви меня! Поначалу я растерялся. В прихожей... Сразу... С уязвленным достоинством, но её взгляд, полный презрения, отрезвил меня. Не стесняясь в выражениях и не брезгуя устью, дама была приведена в то самое положение, о котором я уже раздумывал в автобусе и взята не менее грубо и не только в места, предназначенные для этого.

Финишировал я относительно быстро — на все ушло не более пяти-шести минут. Финишировал как раз в задний проход. И за все время она не издала ни звука, ни коем образом ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх