Как заразиться стрессом?! Только половым путем!!!

Страница: 2 из 3

не проявила себя. По итогу я имел сношение с холодным бесчувственным куском дерева, которое по окончании процесса, поправило юбку, сбросило обувь и направляясь в сторону ванной само себе констатировало: «Чего еще стоило ожидать от такого?!» «Ну уж хватит! — несмотря на полученное удовлетворение разгорался огонь внутри. — Пора мне...» — Подожди меня, я скоро. — предвосхитила а, отдав приказ остановиться. — Можешь разуться и пройти на кухню. Мало того, что она отдавала приказы, не интересуясь моим мнением, но она и ограничили свободу моего передвижения, четко указав где её ожидать. И, что удивительно, я подчинился, как не подчинялся до того никогда!!! Её не бы достаточно продолжительное время, и я, не удержавшись от искушения, провел беглую ревизию кухни. Как о людях многое может сказать их внешний вид, так и состояние жилища характеризует их не менее. Кухня меня встретила идеальным порядком. Я бы сказал — тотальным порядком. Тарелочки — одна в одну — стояли в сушке над раковиной, вилочки, ложки, даже чайные ситечка, которых я насчитал пять, и те подчинялись четкой системе. Я был поражен чистотой, продуманностью и порядком, до которого мне было очень далеко и представил её в жизни — требовательную, возможно даже более требовательную к себе, нежели к другим; бескомпромиссную; не прощающую промахов и ошибок. Стало немного не по себе, но как-то я быстро справился с собою.

«В конце-то концов, мне с нею не жить...» И вот появилась и она. — Ой, я забыла тебя попросить поставить чайник. — вытирая голову, вполне миролюбиво сказала она. — Я пока высушу голову, а ты поставь чайник и прими тоже душ. «Надо же!» — было предела удивлению произошедшим метаморфозам. «Неужто ей не хватало всего лишь секса для снятия напряжения?!» — размышлял я, окунаясь в предусмотрительно набранную ею ванную. Расслабленность, релаксация, полное забвение — вот чем была для меня в тот миг ванная. И я едва не уснул в ней. В себя привел стук в дверь. «Все ли у меня в порядке?» — интересовалась дама, чьего имени я даже не знал. И получив утвердительный ответ, оставила меня в покое. Я полежал еще немного в начавшей уже остывать в воде, испытал умиротворение и хотя выбрался «на свет божий». Она не произнесла ни слова, но одного взгляда было достаточно, чтобы пять — она вновь была чем-то недовольна, и все мое умиротворение улетучилось в один миг, уступив внутреннему напряжению. — Что-то произошло? — осторожно поинтересовался я. — Ничего... — буркнула она, не глянув даже в мою сторону. — Садись... Мы присели. Я отметил, что вся посуда на столе была расставлена с присущей ей аккуратностью и в соответствии с четкой системой. В этом, похоже, была вся она.

Поначалу мы молчали. Просто ели и даже не глядели друг на друга. Хотя нет, разок я все же обратил свой взор в её сторону и сразу же отвел — от одного вида её уравновешенного и рационального недовольства я лишился жалких остатков настроения. Кое как запихав в себя пускай и прекрасную, но не желающую проникать вовнутрь еду, я уж было засобирался. — Ты куда? — она была категорична. Именно так, как разговаривают с домашним животным или проштрафившимся ребенком, а быть может и мужем. — Ты где собрался? — повторилась она. Не «Ты уже уходишь?», или «Как жаль, а я думала мы проведем ещё время!», а именно в тоне, не терпящем возражений. Я что-то попытался ответить, мол, мне пора, да и её задерживать не хочу. Она, мол, не в духе... — Ах это я в духе?! — взорвалась она. — Быстренько снимай одежду — у нас ещё вечер впереди. И подчиняясь её настоятельным требованиям, выраженных в словесно и подкрепленных физическим воздействием, я вернулся «к ней». «Хорошо! — подумал я, принимая вызов, хотя, если быть откровенным, принимать его совсем и не хотелось. — Поглядим кто кого». И мы успели дойти до дивана, как я силой увалил её через ручку кресла, задрал халат и помедлив какое-то время на расстегивание джинс, вошел. Она поначалу сопротивлялась, подобно борзой, лягаясь ногами наотмашь. Но стоило мне продраться сквозь сухие губы, пройти силой во влагалище, на немного успокоилась и лишь время от времени позволяла себе уничижительные высказывания в мой адрес. Но так как сама она была в том положении, что не позволяет переломить ситуацию в свою пользу, на большее она и рассчитывала.

Признаюсь, это было целенаправленное насилие с моей стороны. Планомерное и необратимое. Её зад, выделяясь сочными розовыми полушариями над превратившейся в груду халатом, переброшенный через подлокотник кресла, являл собой то, чего я добивался, отвечая на её хамство и импульсивность. Смазки было не много, она не возбудилась, как в первый раз, но и это меня не останавливало. Я хотел было взять её анально, уж так манили её прекрасные округлости, но пожалел и её, и себя. Возбудившись с самых первых секунд нашего второго соития, я не мог, да и не желал, растягивать сам процесс, потому как только ощущение приближающегося финала дало о себе знать, оттягивать его я не стал. Процесс выделения произошел очень быстро. Мне показалось, что струя, вылетевшая из меня, возьмет и сбросит её с меня, подчиняясь законам реактивной тяги... Она вскрикнула и попыталась освободиться, но было уже поздно. Семенная жидкость заполняла её. Сокращений, должно быть, было десятка полтора, и отпуская её, я ощущал неимоверное наслаждение и жуткую злость... Это было неописуемо и в то же время губительно для психики. Наконец-то она встала, влепила мне пощечину, смягчаясь попросила более так не поступать, и удалилась в ванную. Вот оно время, когда я мог легко сбежать, но я не стал этого делать, развалившись на диване и ожидая... Даже сам не знаю чего ожидая. — Можешь быстренько вымыться. — она вновь была само очарование. Причем настолько, что я её ещё таковой не видел. И спустя каких-то пять минут мы уже лежали в постели, обнаженные, я гладил её груди, спускался к животу, следовал ниже, туда, где отсутствие курчавых волосиков, давало возможность насладиться её половыми губами.

Прошло часа полтора. Оканчивался фильм, мы лежали и обменивались любезностями интимного характера. Я поинтересовался относительно минета и здесь применима частенько слышимая мною избитая фраза: «ничего не предвещало беды», — она взорвалась. Вот так, практически на ровном месте... — Минет?! — ехидно поинтересовалась она. — Отчего же не сделать?! Только ты не побаиваешься давать в рот свое достояние тем, кто это самое достояние может повредить? Зубами, например!!! А вдруг мне это противно?! Брать в рот то, что для этого предусмотрено... Да ты знаешь, что минет — это оскорбление женщине... Я пытался пояснить, что готов к взаимной «услуге», на что получил не менее язвительное замечание относительно одолжения с моей стороны и Того, что ей это тоже вряд ли доставит удовольствие. Я был не рад тому, что вообще ввязался в этот разговор. На любую мою попытку примирения она отвечала все большим сарказмом, емкими издевательствами и полным нежеланием слушать чужие доводы. — Ты бы лучше исполнял своим отростком то, для чего он предназначен. — смеялась в лицо она. — А то уж очень посредственен секс с тобой. Я разочарована... Начиная с того, что «не стоит горячиться, давай разберемся», перейдя к — «я тебя понял! Хватит!», и, проскочив этап «Да иди ты! И гори все огнем!», я просто осатанел от подобного обращения.

Я вмазал ей пощечину в ответ, получил ответную. Свалил и придавил собой, но она извернулась и вцепилась зубами мне в руку. Тут уж ни о каком праве женщины на слабости и прощении только потому, то это слабая беззащитная женщина, и речи идти не могло. Но, по не до конца понятной причине, в этот миг она была мне крайне притягательна. Я воевал с нею, дерущейся на пределе своих сил и не брезгуя самыми грязными способами, и чем больше накалялись страсти, тем больше я её ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх