Сладкий грех

Страница: 2 из 4

происходящего, монахини не могли представить, что в такое хрупкое и миниатюрное на фоне гиганта-демона тело может поместиться его огромный член. Они даже переглянулись, вопрошая друг друга мысленно: «Что она хочет сделать???».

А демонесса, задрав хвост, терлась нежными лепестками о багровую головку. Было прекрасно видно, что ее ярко розовый на фоне черной попки зев призывно раскрывается, но все равно дырочка была такой крохотной по отношению к величине инструмента. Демонессу это, похоже ничуть не смущало. Она уверенно поймала самое навершие в плен лепестков и, постанывая, стала на него насаживаться. Монахини с каким-то даже сочувствием наблюдали, как постепенно входящее в демонессу чудовищное орудие растягивает узкую щелочку. Им казалось, что хрупкое тело — это изящная женская перчатка, надетая на широкую мужскую ладонь.

Но когда член почти по самые пузатые яйца вошел в демонессу, а потом она, уперевшись бедрами, словно наездница, стала привставать, Агнесса вдруг почувствовала странное напряжение под сутаной. Ткань вдруг стала душной и тесной. Монахине захотелось сорвать ее и предстать перед демоном такой же совершенно голой, как и его подруга. И чтоб его огромный член так же... Нет-нет! Так нельзя думать! Разве может она об этом даже помыслить? Но почему так вздымается грудь? И почему вдруг так затвердели соски? Так, что при каждом вздохе они несут такие ужасные ощущения, когда тяжелая ткань трется по самым кончикам?"Что со мной? — с ужасом думала Агнесса. — Неужели я заболела? Может я превращаюсь в чудовище, такое же, как эти?» Монахиня украдкой бросила взгляд на подругу.

Та тоже была обуреваема непонятными чувствами и, заворожено приоткрыв ротик, наблюдала за демонессой, за тем, как она льнет к широкой красной груди и скользит, вздергивая и опуская упругую попку, на огромном коле все легче, а член погружается в чудовищно растянутую дырочку все глубже и резче. Толстый, весь увитый венами, член уже влажно блестел до середины — именно там была нижняя точка, где останавливались неимоверно растянутые нежные лепестки. Верона чувствовала, что ее неприличные трусики, скрытые сутаной, тоже начинают промокать напротив дырочки. Она была такая же влажная, как и демонесса! Это, что же получается? Ее лоно также готово к совокуплению, как и лоно этой богомерзкой твари? Этого не может быть! Она не может даже в чем-то уподобляться! Но как же умилительно сплетаются их хвосты!"Пожалуй, — подумала Верона, — я бы хотела переплести свои пальчики с пальцами демона. И чтобы он также любовно гладил и сжимал ее ладонь, как сейчас своим хвостом хвостик демонессы. «. Поняв, что она не думает о демоне, как о скверном чудовище, Верона ужаснулась и поглядела на подругу.

Монахини встретились взглядами. Что предстало взору каждой из них? Полуоткрыте ротики, разрумянившиеся щечки и сверкающие широко открытее глаза. Каждая покраснела до корней волос, поняв, что подруга могла заметить ее состояние и увидеть совершенно греховные, ничуть не шуточные, как раньше, желания.

Подруги поспешно отвернулись, чтобы вновь прильнуть взглядами к запретно манящему зрелищу пары, совокупляющейся посередине подвальной комнаты.

А там демон уже рычал, скаля ужасные клыки. Тело демонессы уже не льнуло к широкой груди. Оно моталось под мощными ударами. Демонесса прогнулась, удерживаемая на весу огромными лапами. Ее волосы почти мели пол, а ножки уже не обнимали красные бедра, а были предельно разведены в стороны.

Монахини с содроганием увидели, как демон, легко удерживая демонассу на весу, раз за разом насаживает хрупкое тело на свой кол. Да так, что от резких толчков ее грудки взлетают под подбородок, а между ножек слышится сочное хлюпанье. Однако демонесса нисколько не возражала. Наоборот она чувственно взвизгивала в такт ударам, а иногда даже сгибала ножки и пришпоривала аккуратными копытцами своего чудовищного любовника.
И вдруг тело демонессы завибрировало совсем уж невообразимым образом, она резко поднялась и, прильнув грудями к массивному корпусу демона. Впилась в его губы своими, ее не переставало потряхивать, да и приглушенные стоны продолжали доноситься до ошарашенных монахинь. Более того, подруги вообще впали в оцепенение, когда из-под туго растянутой дырочки брызнули прозрачные брызги и каплями потекли к пузатым яйцам.

Демонесса принялась не спеша крутить попкой, словно в медленном танце:
 — Дорогой, а ты еще не разрядился? Хочешь я завершу ротиком? Или хочешь заняться этими двумя прелестницами? Не зря же они здесь?

Обе монахини почувствовали, как пол уходит из-под ног. Что значит «не разрядился»? Что значит «заняться»? Каждой предстала картина, как она будет разорвана чудовищным членом, если демон решить «заняться» ею так же, как только что демонессой. Ну, только если он решит просто потыкать своим чудовищным орудием в промежность? Не снимая трусиков? На Агнессу и Верону набегали волны противоречивых чувств — от запредельного ужаса до сладкого желания оказаться в лапах демона.

И когда демон снял демонессу со своего члена и поставил на копытца, они опустили глаза — от страха оказавшихся невинных овечек, очутившихся в логове волка до страха быть уличенными в недопустимых мыслях.

 — Хороши сучки, — донесся нежный голосок демонессы.

 — Я долго их отбирал. Ты не представляешь, дорогая, какие сюрпризы таит их одежда.

 — Какие-какие? — судя по звукам, демонесса запрыгала на своих стройных копытцах и захлопала в ладоши. — Хочу-хочу посмотреть!
Вокруг монахинь на краткое время взвился жесткий горячий вихрь, а когда порыв сник, они ощутили, что стоят, немыслимое унижение! перед демонами без одеяний! На их молодых здоровых телах остались только непристойные трусики, чулочки, ну и туфельки, столь подчеркивающие женственность длинных ног. Головные уборы тоже не были сорваны, но их нижний край был слишком короток, чтобы прикрыть хотя бы упругие полновесные шары. Монахини взвизгнули и попытались прикрыть срам руками.

 — Опустили руки, девочки! — прикрикнула демонесса и, когда трясущиеся от унижения монахини выполнили указание, одобрительно поцокала языком: — Какая прелесть!... Дорогой, ты только посмотри на их трусики! А что это за влажные пятна на них?

 — Похоже, наша любовь не прошла бесследно и для них, — раздался рокочущий голос демона. От его модуляций Агнесса ощутила, как очередная порция ее соков просочилась в трусики, а Верона протяжно вздохнула.

Тяжело заскрипел диван, принимая крупное тело. Верона решилась украдкой взглянуть и увидела, что демон действительно уселся, но его член нисколько не уменьшился в размерах. Ее забила крупная дрожь, но тут по ее попке звонко приложился хвост демонессы. Раздался еще один шлепок — по всей видимости Агнессе тоже досталось.

 — Девочки, подойдите к Хозяину и встаньте перед ним на колени.

 — Так, чуть наклонились, попки вздернули... Прекрасно! Дорогой, они в твоем распоряжении!

Агнесса и Верона, оказавшись на коленях перед демоном, не смогли удержаться и со сладким замиранием подняли глаза на гордо вздымающийся перед ними огромный фаллос. Одна даже не оправдывала себя — уж больно сладко пульсировало между ногами, вторая же рассудила — если все равно в поле зрения показались красные, раздутые от спермы, яйца, то и от созерцания того, что из них вздымается, тоже не будет ничего страшного.

Вблизи чудовищное орудие еще больше поражало воображение и заставляло девичьи сердца сжиматься от сладкого ужаса и предвкушения чего-то жутко непристойного, но такого притягательного.

И тут вдруг фаллос задрожал и на глазах удивленных монахинь начал делиться. Сначала небольшая впадина, разделяющая багровую головку стала углубляться, а затем член разделился на два. Каждый из них был гораздо меньше в диаметре первоначального, зато приобрел в длине и теперь раскачивался и нетерпеливо ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

+8.6 (95)
21485
2
26 мая 2015
4
 
наверх