Сладкий грех

Страница: 3 из 4

вздрагивал перед самыми лицами девушек.

 — Хозяин хочет, чтобы вы ублажали его ротиками, — прозвучал голос демонессы.

 — Но как? Мы не умеем! — проблеяла Верона, а Агнесса недовольно на нее взглянула — чего доброго демоны могут лишить их загадочного «ублажения»!

В голосе демонеессы явно слышалась улыбка:

 — А как хотите, так и ублажайте. Будет мило, не находишь, дорогой?

— А что? Действительно интересно, насколько окажутся способными наши монашки!

От проникающего в самую суть голоса девушки пустили по несколько капелек в трусики.

Первой решилась Агнесса. Она чуть продвинулась вперед и, словно невзначай вдавив ноющую грудь в твердое колено, положила руку на ближайший к ней член. О, как давно ей хотелось сделать что-то подобное! Пальчики не смогли охватить ствол — все же несмотря на деление, он оставался очень толстым. Агнесса ощутила, как нетерпеливо вздрогнул фаллос, как пульсирует кровь, стучащая маленькими молоточками в ладонь. Почему-то хотелось застонать, хотя ни о какой боли речь не шла. И тогда девушка прикоснулась к багровой головке губками. От этой легкой ласки член снова вздрогнул и затвердел так, что девушка недоверчиво погладила его рукой — разве может быть такая твердость у живого существа? Пусть и демона? В упоении она снова поцеловала, ощущая, как от губ, прикасающихся к шелковистой плоти, жар катится через сердце прямо в трусики, где все давно пульсировало от сладкого неизведанного жара. Агнесса уже давно покрывала упоительными поцелуями одну головку, а Верона еще только решалась приступить. Видя с каким завораживающим старанием ее подруга покрывает поцелуями всю поверхность раздутой головки, она наконец сподвиглась на действия. Ее ладонь поднялась и охватила пузатое красное яйцо. Под нежной кожей мошонки чувствовалась сталь. Поглаживая округлость пальчиками, Верона сначала прижалась к каменному стволу пунцовеющей от смущения щечкой. Ощущения были восхитительными и тогда девушка осторожно потрогала кончиком язычка уздечку. Так же как у Агнессы второй член вздрогнул, но этот раз из дырочки на навершии показалась прозрачная капелька. Немного подумав, девушка сняла ее язычком. Но не тут-то было. Вслед за первой выступила и вторая. Не желая сдаваться, Верона слизнула и ее, а затем принялась размазывать язычком последующие по всей головке.

Увлеченно порхающая губками по второй головке Агнесса, не желая отставать от подруги, принялась проделывать то же самое, только ей пришло в голову, что можно делать это сразу — чуть всасывая демонскую смазку, а потом, сделав губки колечком — сразу по всему члену, пока головка не ткнется в горло.

Верона тут же подхватила инициативу подруги, и обе старались сделать губки поплотнее и вобрать каждая свой член поглубже, потому что отчетливо слышали каждый раз волшебный рык демона, пробирающий до самого сердца и даже глубже — туда, где все было совсем мокро и влажно.

 — Удивительно, — проговорила демонесса, восхищенно смотря, как две головки усиленно кивают, то в одном ритме, то в противофазе, как две ручки мнут — одна твердый ствол, другая такие же твердые яйца, — их даже ничему учить не надо! Что ж, посмотрим, что у них творится между ножек.

Увлеченно отсасывающая свою часть Верона, немного притормозила, когда почувствовала, как с нее приспускают трусики. Она не решилась прервать манипуляции своего ротика с толстым членом, но вздрогнула, когда ее влагалища дразняще коснулся хвост демонессы. Ее глаза широко распахнулись, она старательно сдерживала что-то рвущееся из глубины. Между тем демонесса аккуратно раздвинула складочки и чуть утопила кончик хвоста в дырочке. Верона отчаянно замычала, ей казалось, что если она спустит нечто, готовое взорваться внутри, она окончательно опозорится.

К счастью демонесса не стала глубоко проталкивать свой хвост и занялась Агнессой. Та, наоборот поспешно зажмурилась, стыдясь своего тела, отреагировавшего вполне определенно — прогнувшись в спинке и любезно подставляя текущую дырочку демонессе.

 — Дорогой, они вполне готовы. Еще немного и они тебя просто изнасилуют! Гы-гы...

Девушкам приказали расположиться на скинутых с дивана подушках, поднять и широко раздвинуть ножки. Верона, закрыла ладонями пылающее лицо. Она все еще не могла поверить, что только что ублажала ротиком демонский член со всем прилежанием, а теперь лежит, развратно раскрытая перед ним, и к тому же желает всем естеством, чтобы демон оценил и ее тело, и ее услужливую готовность принадлежать ему.

Агнесса наоборот широко распахнутыми глазами следила за тем, как над распростертыми перед ним девушками встает демон. Оба его члена — длинных, красиво изогнутых, грозно торчали из бордовой поросли, и жертвенно покорную девушку пугала только одна мысль: «А что, если этот огромный член в нее не войдет, и демон потеряет к ней интерес?».

Между тем демонесса поочередно приставила каждый из членов к текущим дырочкам, чуть раздвинув складочки. Верона опять едва сдержалась от позорного взрыва, чувствуя, как ворочается огромный член в преддверии, а Агнесса даже немного приподняла попку, желая услужить демону.

И демон, взревев, резко послал члены вперед. Девственные пленки лопнули под сокрушительным напором, не задержав рвущиеся в глубину чудовищные головки ни на долю мгновения. Острая боль рванула каждую из монахинь, но было поздно — они были пришпилены к дивану, словно бабочки.

Демон замер, давая девушкам немного придти в себя и заодно наслаждаясь теснотой их неразработанных девственных влагалищ. Демонесса же склонилась над девушками. Ее хвост сильно утончился и обвился вокруг груди Агнессы, нежно ее сдавливая. Самый кончик, совсем тонкий, занялся затвердевшим соском, то скручиваясь вокруг него, то теребя самое навершие.

Сосками Вероны занялся длинный раздвоенный язык демонессы. Он словно тонкими пальчиками зажимал твердый бугорок, затем демонесса тянула язык к себе. Вытягивая и сосок, и всю грудь вслед, а затем отпускала, отчего округлость упруго колыхалась, восстанавливая правильную форму. Затем приходил черед второй груди...

Игры демонессы и ощущения твердого горячего предмета, на который они были натянуты, заставили монахинь забыть о перенесенной боли.

Вероне чудовищно захотелось вновь ощутить то чувство надвигающегося взрыва, а Агнесса робко надавила пяточкой на жесткую ягодицу демона, надеясь подвигнуть того на какие-то действия, которых требовало ее женское естество.

И демон принялся сначала осторожно, а потом все более и более жестко втыкать члены в покорно распростертые перед ним тела. Он мгновенно довел Верону до предоргазменного состояния. Девушка напряглась, с восторженным ужасом чувствуя, что уже не сможет остановиться. Ее тело выгнулось и забилось на члене, из горлышка вырвались стоны. Агнесса удивленно повернула голову в сторону подруги, но увидев с каким чувственным, сладким и восторженным выражением лица бьется на подушках Верона, в свою очередь почувствовала, как собираются мышцы влагалища на бьющем ее изнутри члене, а потом и в свою очередь закричала, заизвивалась в сладких судорогах.

Но демон и не собирался останавливаться. Он подхватил девушек за лодыжки, обхватил-связал языком те, которые были ближе друг к другу, приподнял попки над подушками и принялся трепать тела, словно дворовая собака тряпичных кукол. Девушки ничего не могли поделать — демон делал с их телами все, что ему хотелось. Он то разводил широко в стороны выпрямленные ножки, то клал их себе на грудь, то, на минуту распустив петлю языка, целовал и сосал пальчики, то, наклонившись, тискал и сдавливал груди и соски, а то, положив большой палец на чувствительные складочки над самым ходящим членом, сильно надавливал. И не позволял прекратиться пронзительному оргазму ни на секунду, пока девушки не взмолились:
 — Хозяин, я больше не могу! Пощади!
 — Да, Хозяин,...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21426
2
26 мая 2015
4
 
наверх