Битва за Днепр. Анальная версия. Часть 3: Сиквел

  1. «Битва за Днепр». Анальная версия. Часть 2: Недосказанное
  2. Битва за Днепр. Анальная версия. Часть 3: Сиквел

Страница: 4 из 5

я стянул с неё трусики. Нескромно ощупал промежность подопечной, удовлетворенно обнаружив, что мясистые половые губки буквально утопают в выделяемой смазке. Удостоверившись в том, что Маришке действительно по кайфу все происходящее, пустился на различные эксперименты, к которым, благодаря бурной фантазии, питаю особую слабость. Вывернул трусики девушки наизнанку, и поднес их к её личику. Она недоуменно посмотрела на меня, не совсем понимая, что от нее требуется.

— Полижи себя, — велел я, подставляя под язычок полосочку ткани, которая минуту назад прикрывала её «киску».

Марина возражать не стала. Высунула язычок, и послушно провела им несколько раз по узенькой ленточке сине-голубого атласа. Пока она этим занималась, я смочил указательный палец в её сочном влагалище, и, на ощупь, протиснул его по самое основание в памятный по позавчерашнему дню, узенький анус. Девушка чуть слышно простонала, но не прекратила вылизывать свои трусики. Я настойчиво подвигал пальцем из стороны в сторону, инициируя ослабление хватки анального сфинктера.

Бестактно спросил у девушки:

— Задницу свою на вкус пробовала когда-нибудь?

Ответ был покорным и исчерпывающим:

— Нет... не приходилось пока. Но сейчас, кажется, попробую.

— Какая ты у меня догадливая. Не ожидал, что ты такой развратной окажешься.

— Я сама не ожидала...

Палец был, тут же, вынут наружу, и поднесен к губам барышни. Я не совал его ей в рот. Хотел, чтобы она заглотнула его по собственной инициативе. Марина чуть помедлила, но не обманула моих ожиданий. Вобрала его в ротик, и принялась усердно посасывать.

Я понимал, что никакого вкуса девушка не ощущает, но все равно спросил:

— Ну как, Мариш? Вкусно?

Брюнетка выпустила палец изо рта, и, воспользовавшись кулинарной терминологией, с похотливой улыбкой ответила:

— Не распробовала... Добавки можно?

Мне буквально башню снесло от такого порочного ответа. Вновь пришлось включать силу воли, и сдерживать себя от варварского нападения на беззащитную девочку. Я собрался с мыслями, и иронично ответил в том же ключе:

— Хорошего понемножку, позже распробуешь. Закуской аппетит только пробуждают. У тебя «основное блюдо» на очереди.

Марина, довольная градусом разговора, продолжила начатую «игру слов»:

— А что у меня сегодня на завтрак? Я точно знаю, что «колбаска», но какого сорта?

Я не смог (да и не захотел) удержаться от изрядной доли похабности:

— У тебя по плану на сегодня сразу два вида «колбасных изделий». На завтрак: «Детская» со сливками». А на обед отведаешь «сервелат», предварительно «прокопченный», как следует, в твоем «коптильном аппарате» (я похлопал её по оттопыренной попке). Что скажешь? Чем тебе еще меню дополнить?

Девушка отреагировала так, как я и не мечтал:

— Какой же ты, Сашка, пошляк... Но это классно! Хам бессовестный... И все равно я безумно тебя хочу... И тебя, и твоих оригинальных «деликатесов»... Думаю, ты еще и десерт какой-нибудь необычный для меня задумал. Или нет?

Я задумался, но ничего не ответил. Поднялся на ноги. Отклеил с анальной пробки ценник. Подошел к кухонной раковине, хорошенько вымыл её с мылом. До меня донеслась восторженная фраза, томящейся ожиданием Марины:

— Не только выдумщик, но еще и чистюля! Офигеть! Тебя где такого идеального сделали?

— Далеко. Отсюда не видно. Очко сама смажешь?

Вместо ответа девушка дотянулась до тюбика со смазкой, и выдавила немного геля на пару пальцев. Занесла руку за спинку, и на ощупь размазала его по анальной дырочке. Затем несмело стала втирать лубрикант вглубь. Но очень боязно, и неглубоко. Спросила у меня, все ли правильно делает.

Я взял её за запястье, и настойчиво придавил его вниз, велев напрячь руку. Оба пальца немедленно вползли внутрь, а Марина прерывисто, но часто задышала.

— Больно?

— Нет... , приятно.

— Врешь?

— Нет... (томное придыхание), честно очень приятно.

— Верю. Дальше сама давай. И не халтурь, поглубже промазывай. Это в твоих же интересах.

Нужно отдать должное моей юной любовнице, отлынивать она не стала. Встромила в задний проход оба пальца на всю длину, и безудержно вращала ими, попутно еще и мышцу ануса растягивая в разные стороны. Все поглядывала на меня, отыскивая одобрение в моих глазах. И, к своему удовольствию, без труда находила его.

В скором времени я решил, что пора включать «action», и велел ей прибрать пальцы. Снова присел позади неё на корточки и, не слишком усердствуя, без труда установил анальную пробочку на положенное ей место. Особых изменений в эмоциональном фоне партнерши не обнаружил. Девушка не стеналась, и не страдала. В общем, вполне достойно переносила выпавшие на её долю испытания. Мануальная разведка выявила стабильное возбуждение. Половые губки полыхали огнем, клитор набух, а влагалище беспрерывно вырабатывало смазочный материал.

Я был уверен, что если Маринку начать трахать прямо сейчас, она не продержится и пяти минут без оргазма. Развратница уже находилась на грани «разрядки», и нужен был лишь «резонатор» для получения разрушительного эффекта. Соблазн воспользоваться ситуацией и «уничтожить» свою гостью был велик. Но возможность «обесчестить» её ротик была еще более привлекательна. Потому я, наконец, обошел свою очаровательную немочку. Задержался у её личика, залитого багряным румянцем, свидетельствовавшим о нешуточной степени возбуждения. Обратился к ней наигранно вежливо. Покровительственно, без деспотических распоряжений:

— Ну что, фройляйн? Вы готовы к первому уроку?

— Немного волнуюсь, но жду с нетерпением (Марина облизнула пересохшие губки).

— Не переживайте. По идее, Вам должно понравиться, если даже «с нетерпением» ожидаете. Ручки за спинку уберите, они Вам пока без надобности. И, начнем, пожалуй.

Марина послушно выполнила полученное указание, а я не спеша приспустил до колен шорты, вместе с трусами. На волю вырвался, наконец, восставший «узник», требуя немедленной расправы над виновницей столь долгого заточения. Жилистый мускул был напряжен, как никогда, и будто вытесан из цельного куска гранита. Изогнутый кверху ствол, окутанный сетью вздувшихся вен и капилляров, величественно возвышался у самых глаз моей, покоренной зрелищем, пассии. Крайняя плоть была обнажена лишь наполовину, прикрывая под собой бОльшую часть, истекающей вязким «соком», головки.

Первым делом, я позволил Марине проявить инициативу. Выделил ровно пять минут (о чем деловито сообщил ей) на изучение, осмотр и дегустацию тех частей «представленного биомеханизма», которые её больше всего интересовали. Хотелось оценить степень заинтересованности девушки в покорении новых сексуальных вершин. Марина чуть пригнулась, и с интересом осмотрела крупную, тщательно выбритую, мошонку. Дотянулась до неё губами и очень трогательно чмокнула сначала левое, а потом правое яйцо. Поцелуйчики на этом не закончились. Ими был покрыт весь член, вплоть до влажной головки. Здесь она задержалась. Высунула язычок, и боязливо слизнула капельку предсеменной жидкости, сочившейся из уретры бесперебойным родничком.

По всей видимости, вкусом незнакомой, доселе, жидкости осталась довольна. Поскольку почти сразу прошлась язычком по головке, собирая урожай бесцветного секрета. Осмелев, вновь опустилась к напряженным яйцам, и старательно облизала их. Следующий шаг был, вполне ожидаем. «Абрикосы» оказались у нее во рту, и Марина принялась ритмично посасывать их, похотливо глядя на меня снизу. Я блаженствовал, скрывать не стану. В какой — то момент засомневался, что брюнетка делает это впервые. Уж больно качественно она действовала.

Едва кухонные часы отсчитали пятиминутный рубеж, я отобрал у Марины, приглянувшуюся ей, «игрушку». Расправил рукой мошонку, скомканную губами девушки, и нахально вытер с неё слюну о, её же, щечки. Последний маневр, по неизвестной причине, вызвал у девушки приступ щенячьего восторга. Она стала сама и, с явным ...  Читать дальше →

Показать комментарии (45)

Последние рассказы автора

наверх