Уссыкальница

Страница: 2 из 2

Так вот зачем она к Насте лезла! Хотела предупредить о своей проблеме и спросить совета. А я злорадно ухмыльнулся — кажется, заставить её описаться будет проще, чем по-настоящему напугать. Над этим я и стал думать — достаточно любой внезапности, громкого треска, скрипа, грохота — и девушка от неожиданности писнет себе в трусики прежде, чем перепугается. И уже не сможет остановиться — зассыт как лошадь! (именно с этим животным ассоциировали своё пугливое мочеиспускание предыдущие девушки)

Я стал придумывать коварный план > =)) За идеями далеко идти не пришлось — в моих руках был старенький фонарик, с которым я в своё время помучился, чтобы он работал нормально. В моих руках было сокровище, которое было достаточно чуть-чуть раскрутить, чтобы заставить бешено мигать. Что я и сделал. Спасительный пучок света заморгал. Девушки заметили это, обернулись. Я попытался изобразить на лице страх и сказать что-нибудь пугающее. И ограничился:

 — Это началось...

 — Что — «это»? — тут же испуганно переспросила Оля.

 — Наши девчонки, когда побывали здесь, говорили, что сначала ничего не происходило, пока... ДУХИ НЕ НАЧАЛИ ДАВАТЬ ЗНАТЬ О СЕБЕ...

Оля с трудом сглотнула, она дрожала с макушки до кончиков накрашенных пальчиков. Настя же растерянно пялилась на меня, не зная что сказать. Я решил блеснуть выдающимся монологом.

 — Две подружки пришли сюда вместе, чтобы было не так страшно. Они почти не боялись, весело болтали. Одна из них рассказала убойный анекдот, вторая во весь голос рассмеялась, а потом... они выбежали отсюда с криками, бледные и, естественно, в обмоченных трусах, и твердили, что разозлили духов своей болтовнёй. В другой раз у девушки прямо тут начались месячные. Она, конечно, расстроилась, но перед этим предусмотрительно запихнула в трусы прокладку, так что не придала этому значения. Позже, уже выйдя отсюда, когда отрывала от трусов зассанную прокладку, она вспомнила про резко начавшиеся месячные, и была убеждена, что менструальная кровь привлекла нежить. После этого случая она преостерегала всех своих подруг — ни в коем случае не ходить сюда во время месячных! А ещё был случай...

Я прервался — мой рассказ прервала застонавшая Оля. До этого, во время кратковременных вспышек фонарика, я видел её сжатые дрожащие ножки, прижатые к груди руки и до смерти напуганный взгляд, устремлённый на меня. По склепу разнёсся звук капели — по доскам забарабанила капающая из-под олиной юбки моча. Девушка тоненько запищала, согнулась пополам, видимо, надеясь, что это остановит струю. Она на секунду прекратилась, но потом резко усилилась и теперь уверенно била сквозь трусики, но девушка отчаянно сопротивлялась. Настя направила свой фонарь на подругу, пытаясь понять, что с ней произошло. Было странным наблюдать за согнувшейся буквой Г девушкой, туловище которой была наклонено в одну сторону, а в другую, почти под прямым углом, брызгала струя. Моча выплёскивалась из неё короткими мощными «псссыками». По напряжённому лицу девушки было видно, что после каждого всплеска она яростно сжимала мышцы своей писькалки, стараясь сдержать этот поток, но через мгновение новые порции мочи вновь хлестали из неё. Она тяжело дышала раскрытым ртом, пытаясь собрать последние силы, но мочевой пузырь девушки, видимо, решил прекратить эту борьбу со Страхом — описаюсь/не описаюсь, и выссаться, как в последний раз.

Когда последняя капелька упала под Олю, девушка успокоилась. Её больше не трясло, коленки не дрожали, каблучки и зубки не стучали. До этого девушка боялась описаться, шарахалась от тёмных углов и зажмуривалась от вида собственной тени ради одной цели — держать свою мочу в себе, доказать мальчишкам, что она сильная. Но сейчас, с последней каплей, впитавшейся в её трусики, последний рубеж олиной гордости пал, и она была готова ко всему.

На бледном полу ярко красовалось новое, самое широкое, пятно, разбрызганное по краям. Оля (она теперь полностью понимала страх все тех девушек, чьей пуганой мочой был залит весь пол) аккуратно обошла лужу, подошла ко мне и прошептала:

 — Я больше не выдержу всего этого. Можно мы уйдём?

Я не мог отказать ей. Да и Настя, хоть и знала, что им здесь нужно сидеть ещё с полчаса, и была настроена идти до конца, сдалась ради подруги. Обняла её и прошептала:

 — Да, дорогая, мы прямо сейчас уходим.

Настя пошла первой, за ней Оля, и я последним. Но, как оказалось, приключения ещё не закончились! Настя охнув, оступилась — под каблук босоножки попал камушек. Девушка мгновенно потеряла равновесие, с секунду отчаянно балансировала на подвёрнутой камнем ноге, болтая другой ножкой у меня перед носом как акробатка и размахивая руками, но всё-таки не смогла удержаться и с размаху шлёпнулась на попу. Хорошо ещё, что успела выставить руку, иначе падение могло быть очень болезненным.

 — Как ты? — подскочили мы с Олей, направив на неё фонарики.

Настя не отвечала. Сидела с разведёнными ногами, недоумённо уставившись на нас снизу вверху, хлопала ресницами, а под ней... быстро растекалась лужа! Она, в отличие от Оли, мочилась бесшумно (видимо, потому что писька была прижата к полу). Я смотрел на эту гордую, непреклонную девушку и не мог поверить, что она сейчас сидит передо мной и тихонько сикает под себя. Что и говорить — как я ни наслаждался полученной возможностью припугнуть девушек, на успех я практически не рассчитывал — Настя была не из пугливых. Даже то, что я заставил Олю обмочиться, я посчитал редкой удачей, но Настя...

Настя встала. Мы все, молча, словно по команде, обняли друг друга и пошли к выходу. Мне почему-то стало стыдно, ведь я не был причастен к её падению. Решил молчать, чтобы не смущать девушку ещё сильнее. Но Настю прорвало:

 — Я как и Олька тоже сильно в туалет хотела! — плакала девушку. — Забыла сходить утром, а сильно приспичило уже здесь! Дотерпела бы, если б... не упалаааааааа — девушка обречённо взвыла.

С мокрых на попке трусиков моча ручьями лилась по бёдрам девушки, затекая даже в босоножки, отчего её шаги отдавались тихим чваканьем.

 — Я не хотела тебе говорить, — виновато обратилась она к Оле, — иначе бы ты, сославшись и на свою нужду, уговорила меня выйти отсюда и побежать писать, а «проверку сухости» пройти в другой раз. Но мне действительно нужно было сделать это именно сегодня! Все девушки, которые ходили сюда, писались с одного-единственного раза, и мы тоже должны были сходить сюда только один раз. Зай, — жалобно обратилась она к Оле, — ты не сердишься?

 — Конечно нет, — слабо улыбнулась в ответ Оля, — но всё же не могу поверить, что ты всё таки описалась! Все девочки были уверены, что у тебя пизда на молнии — застегнёшь, и ни одна капля не вытечет.

Настя захихикала. А потом задумчиво добавила:

 — Может, это место и вправду проклято?

Эпилог.

Местные девушки были страшно разочарованы, когда встретили обоссанных подруг — десятки зассанных трусиков, литры девичьих слёз и горы постиранных штанов и юбок не были отомщены. Пацаны подняли их на смех, и девушки быстро повели Настю с Олей подмываться и переодеваться, поддальше от мальчишеских подколок.

А легенда продолжает жить. Хоть и в «уссыкальницу» девушки больше ни ногой.

 — Хватит с нас мокрых трусов, — говорили они.

И остаётся местным ребятам только пересказывать друг другу былые истории, да припоминать краснеющим девчонкам, как те с визгами выбегали из «уссыкальницы», оставляя за собой на земле мокрую тоненькую полосочку.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх