Пленная шаманка

Страница: 1 из 6

Получив депеш из Луносвета, Даэль не медля, засобиралась. Почти всё было готово к отправке, но осталось одно дело, точнее, три девушки — эльфийка Лийям и дренейки Иэлли и Ния — которые в её отсутствие должны были получить надлежащие уход и содержание, но жрица не знала, на кого их оставить. Поэтому, как ни сомнительно ей было последовавшее решение, кровавая эльфийка, подписав бумагу об освобождении девушек, практически предоставила их самим себе. Наказав стражам Оргриммара не спускать с них глаз, Даэль последний раз перед отъездом навестила подруг и радостно возвестила о том, что весь Оргриммар в их распоряжении — девушки могут свободно гулять по нему, даже могут выходить за его пределы, в Степи, но уже в сопровождении стражи. Им предоставлены поистине королевские апартаменты в оргриммарской гостинице для почётных гостей, а свою любимицу Иэлли кровавая эльфийка одарила особой привилегией:

 — А ты, моя милая принцесса, бери в этом городи всё, до чего сможешь дотянуться, удовлетвори все свои прихоти, ублажи своё чувственное тело, — произнося это, эльфийка облизнулась, быстро скользнув взглядом по изящному телу дренейки, обтянутому прекрасным, тонко сшитым шёлковым платьем, — Ты сможешь получить всё, только упомянув меня. моё имя станет тебе пропуском во все двери, я хочу, моя сладкая, чтобы ты ни в чём себе не отказывала, — наклонившись к самому уху Иэлли, Даэль напоследок шепнула — Отдохни как следует, сахарная, потому что когда я вернусь — нам с тобой некогда будет отдыхать. — и на прощанье лизнула ушко дренейки. Иэлли с отвращением отвернулась, Лийям и Ния с ненавистью смотрели на свою мучительницу, а Даэль, только больше раззадорившись от этого, в приподнятом настроении исчезла в портале. Три девушки остались одни.

Как ни мечтали девушки сесть на первый же корабль в Кабестане и отправиться в Восточные Королевства, ордынские стражи не давали им ступить и шагу за пределами Оргриммара, чётко следуя инструкции Даэль. Они загораживали девушкам дорогу и, словно невзначай тесня их назад, вынуждали возвращаться в столицу. Иэлли с сожалением поняла, что им остаётся только ждать возвращения кровавой эльфийки, а это время необходимо как-то скоротать. Гулять по душному, шумному, вонючему Оргриммару не хотелось. Любвеобильная Ния засела в наиболее приличном кабачке, пропуская через себя стакан за стаканом, пытаясь отвлечься от своей мрачной судьбы, пьянела и лезла к самым симпатичным кровавым эльфам. Лийям захотела прокатиться на дирижабле до Тирисфальских Лесов и обратно; хоть она в глубине души и мечтала исхитриться и сбежать по прибытию в Лордерон, она всё же понимала, что до ближайшей территории Альянса идти будет очень далеко, что в совокупности с враждебным местным населением даёт крайне опасный путь. Эльфийская принцесса звала с собой Иэлли, но дренейка отказалась — ей и здесь было противно, а уж что говорить о населённых гнилой нежитью мертвых лесах. «Именем верховной жрицы Даэль» Иэлли заставила умолкнуть пытавшихся помешать поездке оркских стражей, Лийям купила билет и отправилась в путешествие. Иэлли осталась одна-одинёшенька в неприветливом Дуротаре.

Проводив Лийям до дирижабля, Иэлли решила вернуться в Оргриммар. Среди толпы снующих через ворота крепости ордынцев, Иэлли неожиданно приметила дренейку, закованную в наручники, за цепь которых её вёл за собой орк-стражник. Иэлли мгновенно разъярилась, оскорбленная увиденным до глубины души; она направилась было к ним, но толпа троллей перекрыла ей дорогу. Когда они разошлись, дренейки уже не было. Иэлли решила во что бы то ни стало найти её и помочь бедняжке. Это оказалось несложно — в архивах стражи (к которым она попала без труда, лишь только упомянув в разговоре с начальником стражи имя Даэль. орк побледнел, затрясся и сразу отвёл дренейку в архивную, лишь бы не связываться с эльфийской жрицей) числилась только одна пленённая дренейка: шаманка Эйя, взятая в плен во время битвы в Ущелье Песни Войны. Она была записана как полевой лекарь, что ещё больше разожгло ненависть Иэлли к вероломным ордынцам. Она решила немедленно отправиться к шаманке и попробовать вызволить её, грозя оркам, в случае неподчинения, гневом Даэль. И пусть принцесса будет дважды должна жрице, чем та не преминет воспользоваться при первом же удобном случае, на ходу выдумывая новую извращённую игру, главной подопытной в которой будет выступать Иэлли. Дренейку передёрнуло, как только она представила, как Даэль снова захочет проверить на прочность её переполненный, трещащий по швам мочевой пузырь, или будет удерживать девушку рядом с собой, гуляя по столице, старательно обходя за километр все туалеты города. Иэлли не понимала, почему жрице доставляют удовольствие эти издевательства, почему она хохочет, когда рядом с ней писается в трусики какая-нибудь отчаявшаяся девушка, не сумевшая дотерпеть до туалета, и жадно пожирает глазами девушек, которые ещё не описались, но уже на грани этого, которые переминаются и пританцовывают, сжимают обеими руками свою промежность, чувствуя, что мышцы уретры сами больше не могут удерживать рвущуюся наружу мочу. И принцесса была готова ко всему этому, лишь бы освободить представительницу своей расы.

Спустившись в тюрьму Оргриммара, Иэлли, ориентируясь по записям стражи, быстро нашла камеру дренейки. Прикрываясь от подозрительных вопросов и взглядов орков именем Даэль, она с интересом смотрела, как напыщенные, грозные орки прямо на глазах теряют свою спесь и мигом становятся вежливыми, всегда готовыми подсказать нужную дорогу (лишь бы не встречаться со жрицей) проводниками. Иэлли, идя по сырым каменным коридорам, думала о том, что никогда прежде не встречала никого с такой ужасной репутацией. Как можно было запугать и расправиться со своими врагами так, чтобы вся орда боялась одного только имени хрупкой молодой кровавой эльфийки? Иэлли отогнала эти мысли, подойдя к нужной камере. Она попросила орка открыть дверь камеры и отойти подальше, чтобы девушки могли спокойно поговорить (намекнув и ему на возможную встречу со жрицей).

В прогнившей насквозь камере в самом уголке пугливо зажалась дренейка Эйя. Но, увидев, что посетитель не ордынец, а дренейка, которая всем своим видом показывала благодушие и желание помочь, шаманка приободрилась. Девушки разговорились. Пленница, изголодавшись по разговорам с альянсовцами, расспрашивала Иэлли обо всём, что происходит в Азероте, и сама очень подробно отвечала на вопросы, которые задавала ей принцесса. Шаманка действительно попала в плен несколько месяцев назад во время на поле боя Ущелья песни Войны. Она пыталась вылечить зажатого в угол охотника, пытавшегося атаковать всех врагов сразу, окруживших его. Он был сильно ранен, но шаманка не успела закончить лечение, как её схватили и оттащили к Заставе. Оттуда в Перекресток Путей, а оттуда — в Оргриммар. На этом её путь оборвался, шаманка думала, что она навечно останется в столице Орды, так как орки не собирались её убивать, но и не ждали от неё какого-либо содействия. Эйя не понимала, чего от неё хотят, и в неведении была заперта в этой камере, ожидая неизвестно чего.

Иэлли сочувственно обратила внимание на ужасные условия, в которых содержалась шаманка. Эйя сообщила, что её обеспечивают всем необходимым, и в то же время у неё ничего нету. Её кормят три раза в день, но разве этот скудный корм, брезгливо бросаемый в камеру, можно назвать едой? Её выпускают помыться в тюремный душ, где вместе с ней мылись провинившиеся перед собственной фракцией орчихи, троллихи, кровавые эльфийки, Эйя даже несколько раз видела ночных эльфиек, но потом, опасаясь контакта альянсовцев, орки приводили эльфиек мыться в другое время. Эйя отметила, что у орчих и троллих были крепкие сильные тела, и маленькая дренейка очень их боялась и отходила в самый угол душа, где надеялась стать незаметной. Кровавые эльфийки были очень хрупкие, с гладкой бледной кожей, но вместе с тем по стервозности даже превосходили сокамерниц. И, ко всему прочему, Эйя не понимала ни слова из того, о чём говорили ордынцы....

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх