Случай в парикмахерской

Страница: 2 из 4

после слова «пизда» Даша все-таки вышла из коматоза и удивленно спросила: «Что, прямо здесь?»

«А чем здесь плохо? — уже раздраженно спросил старший. — Нумера мы вам предоставить не можем».

«Люди... Могут прийти посторонние люди... « — умоляющим голосом сказала девушка.

«Какие нахуй люди? — протараторил Витек. — Какие нахуй ебаные люди будут ходить по такой ебаной погоде в эту ебаную парикмахерскую в конце этого ебучего коридора? Или тебя еще кто-то должен ебать за долги твоего ебнутого отца-долбоеба?. Хули ты нам зубы заговариваешь? Хули ты из себя целку строишь? Заебался я уже этими базарами. Пиздуй сюда быстро, проблядь.»

Видимо, обилие мата и интонация Витька подействовали на девушку, и она, переставляя ноги поковыляла к дивану.

Тем временем в моей голове бешено проносились мысли об этой ситуации. Что это? Изнасилование? Так Дашу никто никуда не затаскивает, наоборот, похоже она в курсе происходящего. По крайней мере физически эти ушлепки ее не принуждают. Ее отец? Какой-то долг? Жопой отрабатывать? Ясно, что это все из-за какого-то долга отца. А что мне делать? Вбежать с флагом и кричать: «Не бывать этому»? И что? Кому нужно, чтобы я вмешивался? Мне? Этим двум имбецилам? Даше? Ее мифическому отцу? Становилось ясно, что мое активное участие не принесет пользы никому из присутствующих. Хотя Дашу жалко. Переспать с такими не каждая проститутка согласится. Хотя из ее слов можно понять, что она изначально была готова с кем-то трахнуться, просто не рассчитывала, что мужиков будет двое и внешне они будут «ни в сказке сказать, ни пером описать». Так что же делать, что делать? Вмешиваться мне не стоит. Остается два варианта: а) уйти домой и забыть б) посмотреть, чем же это все закончится. Вариант А был бы наиболее предпочтительным для меня, тем более что подсматривать за другими людьми я не люблю и не понимаю людей, которые этим занимаются. Но... Неужели молодая симпатичная девушка переступит через себя и займется сексом с двумя откровенно уродливыми мужиками ради какого-то отца, который умудрился где-то кому-то что-то задолжать? Признаюсь честно, я все еще надеялся, что она пошлет этих визитеров куда подальше, а если они будут и дальше ее прессовать, то тут уж подключусь я и попробую от них обиться. Нет, не может она переспать с такими... Как потом на себя в зеркало смотреть?

Мои мысли прервал восторженный голос Витька: «Ни хуя!» Дарья уже подошла к мужикам очень близко и стала между ними. «Модель, блядь!» Видимо только сейчас Витек более обстоятельно разглядел девушку и ее достоинства. «А ноги-то какие офигенные. Точно, блядь, модель» — добавил Витек и положил свои лапы ей на бедра. Было видно, как ее всю передернуло, но она осталась стоять на том же месте, только повернула голову в сторону окна. Тем временем Витек уже потерял былой интерес к Дашкиным бедрам и стал мять ее ягодицы, засунув обе руки под ее джинсовою мини. «Жопа тоже ничего. Имеется. Свежая, упругая, аж скрипит, — промолвил Витек и торжественно добавил, торопливо снимая с себя спортивные брюки — Ну ладно, сучка. Думаю, прелюдия тебе понравилась, теперь пора ебаться»

«Подожди» — вдруг неожиданно промолвил Петрович.

«Чего ждать?» — рассерженно воскликнул Витек. — «Слушай, батя. Мне так-то уже надоело ждать. Сколько времени мы эту кобылу уламывали. И вот уже пизда под носом, как теперь еще чего-то подождать. Пиздец. Черепахи, и те быстрее ебутся, чем мы тут базары трем, а теперь еще и ждать хуй те знает чего»

«Цыц, — спокойно ответил ему отец, затем посмотрел на Дашу. — «Станцуй нам что-нибудь суксуальное».

Дарья медленно повернула голову и молча уставилась на Петровича. Витек отреагировал более активно: «Слушай, а может мне тебе станцевать. Ты достал уже. Если у тебя не стоит, так нехуй тут театр устраивать. Пробздись за виагрой, а я пока ее пошпилю, или можешь посмотреть, как я ее ебать буду. Может быть тогда у тебя, старого пердуна, что-то подымется?»

«Витя, рот закрой, пока я тебе его не закрыл чем нибудь» — спокойно, с металлом в голове, произнес Петрович, после чего Витя заткнулся, напоследок сверкнув глазами.

Затем старый хрыч перевел взгляд на девушку.

«Ты что, глухая? Делай, что говорят!» — сказал Петрович и смачно хлопнул своей массивной пятерней ей по заднице. И девушка очень медленно, затем смелее начала выполнять какие-то движения. «Давай, старайся!» — продолжал Петрович. — «Долг нужно отрабатывать. Или ты думала, что подставишь нам свою пиздень, а сама будешь о прынцах в белых конях мечтать в это время? Так дело не пойдет. Пусть Игорь тогда тебя лучше таджикам отдаст, нам такая постная хуйня не нужна!»

Видимо, эти слова подействовали на Дарью и она начала более активно двигаться. В конце это уже действительно было похоже на какой-то сексуально-эротический танец: она гладила себя руками, сжимала груди, двигала бедрами, всячески прогибалась и трясла попой, поворачиваясь к своим поклонникам то передом, то задом.

Петрович был доволен: ему нравилось чувствовать свою победу над девушкой. Витек сидел злой, нервно стуча пальцами по расположенной сбоку тумбочке. А я?

А я, наблюдая все это действо со стороны, с каждым Дашкиным движением все отчетливей понимал, что трахнется она с этими двумя полулюдьми. И отсосет. И в жопу даст, если понадобится. И привести ей хоть йети, она и его бы ублажила по полной. Конечно, может быть она и права, и все правильно делает, и Игорь этот может страшный человек — Бармалей международного масштаба, и ее отец из-за озвученного долга может одной ногой в могиле, и может вообще вся ее семья в опасности — придумать можно много чего, что оправдывало бы ее действия, но... Я не хотел и не хочу ничего придумывать. Просто какое-то чувство разочарования. Хотя казалось бы, с чего. Кто она мне? Любовница? Сестра? Жена? Никто. Я ее до этого дня даже не знал. И вообще, может быть больше никогда не увижу. Просто чужой, посторонний человек. Но все равно, что-то гложет. Все равно не безразлично. Все равно где-то есть мысль: «А вдруг? Маловероятно, ну а вдруг? Вдруг вот, именно сейчас, она пошлет их на три веселых буквы? Ведь все возможно. Хотя вероятность этого, наверное, ноль целых ноль десятях». Именно данное «А вдруг» и заставило меня смотреть это светопреставление дальше.

Между тем дальнейшие события развивались довольно предсказуемым образом. Пресытившись Дашкиными танцульками Петрович по-барски изрек: «Довольно. Садись теперь между нами красотка», что девушка и поспешила сделать.

«Ну что? — злобно процедил сквозь зубы Витек. — Теперь-то мы ее уже выебем? Или ты опять захочешь чего-то подождать? Наигрался уже со своим подарком?»

«Подарком?» — переспросила Даша ровным голосом. Похоже, она устала сегодня чему-то удивляться.

«Подарком. Ты мой подарок, — с довольным видом ответил Петрович. — Игорь подарил тебя мне ко Дню Рождения. Игорь брат мой. Видимся мы с ним только по праздникам, высоко взлетел, брезгует с родней якшаться. А тут недавно звонит и гутарит, типа, есть молоденькая девка, можно кутануть. А Витек тут так, за компанию, чтобы тебя полностью порадовать, а то мало ли, может и не хватить моих то сил, кто ж вас знает, городских блядей?»

«Теперь понятно», — подумал я про себя, — как эти бомжеватого вида чуваки связаны с неким Игорем, который априори должен быть влиятельным человеком».

«Батя, хорош трындеть, мы ее ебать будем или нет?» — Витек уже не знал куда деваться.

«Скоро, сынок, скоро... Я только свой подарок помацаю», — и с этими словами Петрович начал активно лапать Дашку. Начал он с нижней части: с жадностью хватал ее за бедра и страстно мял в руках половинки ягодиц под миниюбкой.

«Хороша на ощуть девка. Х-о-р-о-ш-а! — с видом знатока сказал Петрович. А кожа просто бархат, молодец Игорек — удружил». Затем старый пень вплотную посмотрел в глаза девушке и произнес: «Раздевайся,...  Читать дальше →

Показать комментарии (25)
наверх