Киото - город любви

Страница: 3 из 4

той фотобудке несколько дней назад. Я прекрасно знал, что целоваться на людях в Японии — это моветон, поэтому старался сдерживаться.

 — Do you like it? (Нравится?) — спросила Нацуми про фестиваль.

 — Wonderful (прекрасно), — ответил я с легкой грустью от того, что дома такого не увижу. Ни фестиваля, ни Нацуми в ее прекрасном одеянии.

 — Fireworks... will be... (Будут... фейерверки) — сказала она.

Это был хороший шанс поцеловать ее вновь. Дело не в том, что это очень красиво. Скорее в том, что все в этот момент будут глазеть на залпы салюта.

Когда этот момент наступил, я повернулся к Нацуми и вцепился в ее губы. И снова она даже не попыталась вырваться. Она обняла меня за голову и наслаждалась поцелуем, даря таким образом наслаждение и мне. Фейерверки продолжались больше минуты, и все это время мы целовались, изредка останавливаясь, чтобы перевести дыхание. Каждую секунду поцелуя чувствовал, как все мое тело дрожит от удовольствия. Вплетаясь в ее язык, я ощущал всю ее целиком, наслаждаясь незабываемым процессом.

Какое это было ужасное ощущение — идти домой после всего этого, зная, что завтра улетать... возможно навсегда. Мы шли вместе, в обнимку и молчали. Скорее всего, мы думали об одном и том же. И, скорее всего, мысли были грустные. После того, как мы вошли в дом, Нацуми тихо окликнула родителей. Скорее всего, они уже спали, так как был час ночи, поэтому они не ответили. Мы сразу отправились наверх, где были наши комнаты.

Это был момент истины.

 — Can I get the last kiss? (Могу я получить последний поцелуй)? — спросил я., вызвав улыбку на ее лице.

Ничего не ответив, она сама поцеловала меня. Я обнял ее за талию. Поначалу довольно нежно, но затем крепче. Мое подсознательное желание не отпускать ее от себя не позволяло мне расцепить руки на ее талии. Я немножко подтолкнул ее, и мы уперлись в стену. Поцелуй становился горячее, а я и не думал останавливаться. Я немного опустил свои руки и ухватил ее за ягодицы. Возможно, это было слишком для гостя, но я не контролировал себя. Я прижал Нацуми всем телом к стенке, крепко держа за попку, которую чувствовал своими ладонями. Благослови бог создателей юката! Мне казалось, что на ней только ночной хлопковый халат, настолько тонким был этот наряд. Начав немного массировать ее попку, я начал возбуждаться.

 — What are you doing? (Ты что делаешь?) — нежно спросила она без какой-либо злости.

Я не ответил и снова вцепился в ее рот. Если бы это юката не было бы таким длинным, я бы задрал его, чтобы ощутить ее ягодицы своими пальцами полностью. Слева от меня была дверь моей комнаты. Я отворил ее одной рукой и втащил туда Нацуми. Я начал быстро подталкивать ее к своей постели, и затем, повалив ее, получил полный контроль на всем ее телом. Продолжая целовать ее губы, я правой рукой начал медленно задирать юката.

 — You can"t (Ты не можешь), — прошептала она, понимая, что я захожу далеко.

Но меня было не остановить. должая цеуми. Я начал быстро подталкивать ее к своей постели, и затем повалив ее, я получил полный контроль на всем ее тело Я стал грубее задирать юката, лаская ее бедро, но дальше зайти не удавалось. Юката было плотно широким поясом. Моя любовь к этому наряду сменилась на злость. Но была другая лазейка. Выше пояса это был просто халат, раздвинув который я мог добраться до груди. Я тут же резко раздвинул его и начал целовать Нацуми ниже шеи.

 — Please... don"t... (Пожалуйста... не надо...), — снова прошептала она, посмотрев на меня

Тем не менее, я еще чуть раздвинул юката и обнаружил что на Нацуми не было лифчика. Под этот наряд он не надевается. Я опустил голову и тут же ухватился зубами за ее сосок. Я сосал его, грыз и ласкал языком, пытаясь возбудить Нацуми, и мне это удалось. На секунду послышался стон. Я резко еще больше раздвинул юката и нечаянно порвал его.

 — Stop it (Остановись), — продолжала Нацуми, хотя и не сопротивлялась. Скорее совет, чем приказ или мольба.

 — Я снова начал ее целовать, а затем сказал, что очень люблю ее. Это подействовало намного лучше, чем, если бы я сказал, что хочу ее. Я сказал, что люблю и она сама вцепилась в мои губы.

 — Get off... (Cними), — прошептала она, — yukata (юката).

Я возбудился до предела и захотел овладеть ею. Я начал пытаться развязать пояс, но мне это не удавалось. Тогда Нацуми взяла это на себя. Она просто приподняла таз и сняла его, как юбку. Оказалось, что не так плотно и сидел этот пояс. Теперь юката не было перевязано, и я тут ж раздвинул его, оголив живот этого нежного цветка. Я нагнулся и начал покрывать поцелуями ее нежную бархатную кожу. Каждое касание ее живота вызывало у меня дрожь, а сердце начинало стучать сильнее. Я опускал свою голову, приближаясь к заветному японском цветку. На Нацуми были надеты красненькие трусики с узором. Несмотря на то, что они были красивыми, я сразу же схватился за них и начал медленно стягивать. Нацуми почему-то воспротивилась этому, скрестив ноги. Видимо, остались еще капли стеснения. Я стянул трусики до колен, и прильнул губами к ее нежным половым губкам. Интимная роза японки не была выбрита гладко, но и зарослей там не было, как в японских порнофильмах. Вполне ухоженное лоно. Сначала я покрыл ее подружку нежными поцелуями, а затем начала ласкать языком клитор. В этот момент Нацуми стала издавать легкие еле слышные стоны. Мне хотелось войти в нее прямо сейчас, но в то же время не хотел оставить ее без оральных ласк. Киска моей японской возлюбленной была мокрой. Я своим языком только добавлял ей влаги. Через мгновение я почувствовал, как Нацуми начала зажимать мою голову своими ногами. Я в свою очередь, осознав, что ей хорошо, начал покусывать половые губки.

Логично было бы дать этому лепестку сакуры поласкать мой член, дабы я тоже получил удовольствие, но мне уже не терпелось войти в нее. Моя главная мечта и фантазия последних шести месяцев — это побывать в Нацуми. Ощутить себя внутри ее. Я приподнялся, снял свою рубашку и быстро стянул штаны. Нацуми смотрела на меня, предвкушая скорый секс. Вероятно, она ждала этого так же, как я. Я стянул штаны лишь до колен и тут же повалился сверху на Нацуми. Прежде чем вставить свой член в ее лоно, я несколько раз поцеловал ее в губы, в шею и грудь. Только затем я взял свой член и направил его между половых губок влагалища, которое так манило меня все это время. Только просунув головку, я уже получил удовольствие, от которого можно было и помереть. Мне было страшно, что если я засуну член полностью, то кончу и опозорюсь, но выбора небыло. Я протолкнул свой член глубже. Нацуми закрыла глаза от удовольствия. Японская эротическая постановка «Киото — город любви» началась. Я начала совершать поступательные движения, наслаждаясь каждой фрикцией, что я делал. Вместе с этим я ласкал правой рукой нежную молочную грудь Нацуми, дергая ее затверденевший сосок. Через несколько секунд Нацуми издала пару стонов, и тут же закрыла себе рот рукой. Конечно! Ведь в доме были ее родители, строгой японской закалки. Вряд ли ее отец прибежал бы с ружьем в комнату, но нам потом было бы неловко. С закрытыми глазами, Нацуми кусала себе ладонь с каждой новой фрикцией. А я был так счастлив, занимаясь любовь с девушкой своей мечты, что сам еле сдерживался, чтобы не завопить. Такого удовольствия от секса я ещеия занимаясь любв любвоь с девушкой своей мечты, что сам еле сдерживался, чтобы не завопить. никогда не получал. Мне резко захотелось риска и я схватил руку Нацуми, которой она закрывала себе рот. Сразу послышались стоны. Не таки громкие, чтобы были слышны на весь дом, но все-таки. Я вцепился своими губами в ее нужные ласковые губы, и стоны превратились. Ощущения от того, что я одновременно входил в девушку и целовал ее — были просто невероятными. Я чувствовал, что скоро кончу... и сделаю я это прямо ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх