Рим — кровавый и развратный. Глава 6

  1. Рим — кровавый и развратный. Глава 1
  2. Рим — кровавый и развратный. Глава 2
  3. Рим — кровавый и развратный. Глава 3
  4. Рим — кровавый и развратный. Глава 4
  5. Рим — кровавый и развратный. Глава 5
  6. Рим — кровавый и развратный. Глава 6
  7. Рим — кровавый и развратный. Глава 7
  8. Рим — кровавый и развратный. Глава 8

Страница: 1 из 5

Ночь проведенная с юной галлийкой, доставила Элатию немало удовольствий. Они проснулись перед самым рассветом. Утренняя прохлада проникла в помещение вместе с первыми розоватыми лучами солнца. Девушка приникла к мужчине и зябко поежившись, поплотнее укуталась одеялом. Сильное, горячее тело самнита вскоре согрело её. Элфи, что-то нежно мурлыкая, приникла своими губами к губам Элатия. После долгого и нежного поцелуя девушка тихо произнесла:

 — Все таки, ты самый лучший... Да, пожалуй самый лучший из мужчин что у меня были.

 — А их было много? — полусонно пробормотал самнит.

 — Не особенно, — Элфи смутилась. — Трое только. Ты, Акрон и ещё один. Ведь, этого уже достаточно, чтобы сравнивать?

 — Пожалуй, — лениво откликнулся гладиатор.

 — Вот, я и сравнила! — пылко воскликнула юная галлийка. Даже, приподнялась при этом.

 — И я самый лучший? — на губах Элатия появилась ироническая улыбка. Однако, ответ девушки ему представлялся вполне очевидным.

 — Ну, Акрон был моим первым мужчиной. Он неплох, но не очень опытен, хотя и ласков. Что... Что ты смеешься?

 — И не думал даже, — Элатий с трудом подавил улыбку и, подложив руки под голову, с важным видом кивнул:

 — Продолжай.

 — Ты, намного более опытен. Член твой больше... Ты всё равно смеешься! Не губами! Глазами! — девушка обиженно выпятила свои губки. — Всё что у нас с тобой было, ты ведь не считаешь серьёзным. Для тебя я, всего лишь ещё одна девчонка!

Элатий издал тихий вздох и закатил глаза. Ну да, он сбился со счёта. И что с того? Почему к Элфи он должен относится серьёзнее, чем ко всем остальным? Что за блажь такая? Однако, галлийке он сказал:

 — Я вовсе не смеюсь над тобою. Мне просто хорошо, когда ты рядом.

 — Правда? — девушка прильнула к нему. — Только скажи, и больше ни один мужчина кроме тебя меня не коснется. Только, если господа прикажут возлечь с кем-нибудь. Конечно, я не осмелюсь тогда ослушаться. Я готова хранить тебе верность. Даже, готова забыть третьего...

 — Третьего? — удивился Элатий.

 — Ну да! У меня ведь было трое мужчин.

 — Ну и кто же этот третий?

 — Третий... У него огромный член. Даже, побольше твоего. И опытен он, пожалуй не меньше чем ты. Но очень груб. Дик и зол, как зверь.

 — Да кто же это? — Элатию стало, уже по-настоящему любопытно.

 — Ты его не знаешь, — Элфи небрежно отмахнулась. — Финикиец один. Пунна его зовут.

 — Пунна? Финикиец? — вскричал удивленный Элатий. Он приподнялся на одном локте и направил на девушку пристальный взгляд.

 — А ты его знаешь? — удивленно и немного ошеломленно спросила она.

 — Возможно. Опиши его.

Элфи рассказала всё, что вспомнила. Много ли подробностей разглядишь в полутемной кладовой?

 — Похоже, это он, — пробормотал Элатий, когда девушка закончила. В глазах самнита заплясали злые, мстительные огоньки.

 — Как ты с ним познакомилась?

 — Он раб легата Мария Флакка. Вчера Флакк и его супруга Сильвия приходили в гости к нашим господам.

 — Я знаю это, — нетерпеливо произнёс Элатий. — Что дальше?

 — Ну что дальше... У них был ужин и долгая беседа. Потом наша госпожа Юлия уединилась с гостьей в своих покоях. Видел бы ты, Элатий, что они там вытворяли! — Элфи хихикнула. — Жаль, я пришла немного поздно.

 — Куда пришла? В покои госпожи?

 — Нет, что ты. Туда вхожи, лишь Миртия и Алеста. Я вошла в кладовку, что примыкает к конклаву. Оттуда и слышала, как они ласкают друг друга.

 — Странно, — хмыкнул Элатий. — Я думал, Юлия любит только мужчин.

 — Одно другому не мешает, — улыбнулась Элфи. — Я тоже, люблю мужчин, но с Эмриндой, например, мы иногда радуем друг друга. Кстати, они говорили о тебе.

 — Кто?

 — Юлия и Сильвия.

 — И что же они говорили? — самнит был заинтригован.

 — Я не помню точно. Называли твое имя... Видишь ли, в тот момент я сама оказалась несколько отвлечена, — юная галлийка снова хихикнула и щеки её залил яркий румянец. — Мною овладевал Пунна.

 — Пунна? — вскричал гладиатор. — А он то, как там оказался?

 — Я застала его в кладовке. Он прятался там и кажется подслушивал разговор римлянок. Ну и подсматривал за ними, разумеется, тоже.

 — И ты не выдала его?

 — Я подумывала об этом. Но Пунна пригрозил, что скажет, что это я подслушивала, а он меня застал. Его слова против моих. Это смутило меня, сбило с толку. А потом, он начал меня ласкать. Я совсем потеряла голову. Отдалась наслаждению. Его член поразил меня своей мощью, силой! Финикиец овладевал мною так, словно был господином, а не рабом, а сама я дважды рабыней! Я до сих пор дрожу и сразу между ног моих становится мокро, когда вспоминаю об этом. Его напор! Сила! А семя, которое он извергнул в меня! Ни у кого из смертных его столько нет! Этот Пунна развратен до предела, а может и вне всяких пределов! Он словно, сошел с небес и в то же время — животное! После него меня терзают противоречивые чувства: забыть его и никогда не встречаться больше, ибо он превратит меня в самую падшую и бесстыжую шлюху; или плюнуть на всё и делать с ним всё, что он хочет и как хочет, и после предаваться с другими мужчинами всем тем ужасным и развратным вещам, без которых я уже не смогу жить!

 — Ты говоришь о нем так, словно он покорил тебя! — в негодовании вскричал Элатий. — Да что там, словно он божество!

 — А может и так! — взвилась Элфи. — Почему бы ему не быть сыном Афродиты? Или Астарты? Или другой богини любви? Ещё, он говорил про какого-то Ваала!

 — Чушь! Он самый обычный человек. Такой же раб, как и мы с тобой.

 — Ты ревнуешь! — вдруг рассмеялась Элфи. — Да, да! Скажи, что это так!

 — Нет.

 — Ревнуешь! Тебя задело, что другой мужчина смог превзойти тебя.

 — Превзойти?! — Элатий в бешенстве откинул одеяло и вскочил. — Не ты ли говорила, что я самый лучший?

 — Ну да, — Элфи растерянно заморгала. — Ты — лучший. Просто я... Я хотела сказать...

Он, в гневе отвернулся и стоял, сложив руки на груди. Боги! Истина была в словах этой девчонки.

Может быть, чувство ревности родилось из чувства личной неприязни к Пунне? Элатий не забыл их стычки в трактире и той подло нанесенной ему раны. Отдайся галлийка любому другому мужчине, и даже, пусть бы восхищалась им потом в трижды больше — это не затронуло бы его нисколько. Да мало ли у каждой женщины за её жизнь бывает мужчин! Это хорошо и правильно. Женщины созданы для чувственных эротических наслаждений. Их лоно — уютное пристанище для нескончаемой череды путников. Но Пунна! Проклятый финикиец! Подлая мразь!

 — Ну, не обижайся. Ну что ты?

Ладони Элфи легли на ягодицы Элатия и поток его гневных мыслей спутался, начал распадаться. Затем, одна её рука проворно проникала между ног и ухватила нежно за яйца, другая скользнула вдоль правого бедра, обогнула его и нашла член.

 — Успокойся. Видят боги, я не хотела сказать ничего дурного о тебе. Ты лучший, потому что настоящий мужчина. А Пунна — он зверь.

Элфи начала покрывать поцелуям его шею и плечи, сползать ниже по спине, по ягодицам. Руками она продолжала дрочить ему член, мять и поглаживать яйца. Самнит постепенно наклонялся вперед, и в конце концов уперся руками в стоящий поблизости табурет. Элфи легла на спину, просунула голову между его мускулистых ляжек и начала сосать член и лизать вздутые, упругие яйца мужчины. Руками продолжала гладить его ягодицы и бедра. Он, слегка раскачивал бедрами, направляя член в ее рот. Для этого ему ещё пришлось отгибать его чуть назад. Элфи с наслаждением втягивала пенис любовника почти до предела, так что он распирал ей рот и проникал в глотку. В моменты, когда ей нужно было отдышаться...

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх