Цветок без стебля

Страница: 2 из 2

женские истерики. «Помни о том, что она пережила», твердил он себе, но тщетно — его вдруг понесло:
— Кто вас трогает? Чего орать? Чего реветь? Что я тебе сделал? — кричал он на Эви, придвигаясь к ней.

Какое-то время они орали одновременно, затем Эви вдруг подхватилась, одними руками, как обезьянка, перекинулась через кресло, шлепнулась на пол и поползла от Нэша — к дверному проему в другую комнату. Ее бедра, обмотанные подолом юбки, волочились по полу, как куль с мукой. Двигалась она быстро и ловко, но это зрелище все равно сдавило Нэшу горло.

— Ну чего ты? Ну куда ты? Я же с тобой хочу...

Эви уползала от него, и тот, вдруг потеряв голову, в два шага догнал ее и схватил под микитки:

— Глупышка, глу... Да погоди ты!

Эви вырывалась, как дикий зверь. Она была легонькой, но руки ее неожиданно оказались сильными, и Нэш едва справился с ней, повалив ее на кровать.

Он не знал, зачем погнался за ней и поймал ее, и вряд ли кому-то смог бы это объяснить; и сейчас он держал ее, перехватив яростные руки, и повторял, как попугай:
— Ну ты чего? Ты чего?...

Эви дышала жадно, взахлеб, дергаясь в руках Нэша.

— Эви... девочка... — сказал тот.

Эви изловчилась и плюнула ему в лицо. Нэш вдруг озверел:

— Ах, так?... Ну погоди, маленькая ведьма! — он сорвал с Эви шелковую шаль, скрутил ей руки и привязал их к изголовью кровати, накрепко спутав шелковый жгут с кованым плетением. Нэш действовал быстро и ловко, как маньяк. Переведя дух, он увидел, что Эви расхристалась в борьбе, и из-под обрезанного подола платья белеет голое тело. Зажмурившись от ярости, Нэш задрал ей подол, заставив ее взвыть по-щенячьи, и увидел две круглые культи, ровные и гладкие, и между ними — волосатую стыдобу женского хозяйства. Культи отходили вниз не более, чем на дюйм, и были, по сути, нижним скруглением ягодиц, которыми оканчивалось тело, не переходя в ноги.

Оголив ужасный секрет Эви, Нэш захлебнулся от невыносимого, как боль, чувства, в которое вдруг перешла его ярость. Не обращая внимания на плевки Эви, он стянул с нее все тряпки, разорвав напополам платье, и, раздев ее донага, ткнулся носом в горячий живот, покрыв его поцелуями.

Беспомощная, связаная Эви билась под ним, а он спустился от живота к культям и обцеловал их, умирая от сладкой горечи, вдруг накрывшей его с головой. Мало-помалу Эви затихла, а Нэш перешел с культей, горячих и шершавых, на женскую тайну Эви, утонувшую в жесткой рыжей шерсти. Он раздвинул языком плотные створки и впился в сердцевинку, липкую и горячую, будто в соусе; слизав верхний слой, он окунул язык глубже, влизавшись в глубину, и услышал, как Эви стонет, глотая слезы.

«Что я делаю?... Ничего особенного, — успокаивал он себя, — просто маленькое наказание для маленькой ведьмы... И никакого насилия" — думал он, ноя от плотности в члене, который уже давно терся о торец кровати.

Язык Нэша теребил основание липкой дырочки, вползал в нее, раздвигал соленые стенки и влизывался вглубь, натягивая пружинку девственной плевы, затем выползал наружу и долгими подлизываниями обволакивал горячий бугорок, пульсирующий и набухающий, как маленький вулкан. Эви шевелила культями, и Нэш вдруг понял, что она раздвигает бедра и подставляется ему.

Задыхаясь от усердия, он крепко обхватил ее, насаживая на свой язык, и влизался в Эви лихорадочно-жестокими лизаниями, терзая мягкую плоть кончиком, онемевшим от соли. В нем вертелась странная мысль, которую он отгонял: отсутствие ног оказалось штукой, очень удобной для секса. Когда женщина снизу оканчивается бедрами и щелью, с ней можно делать все, что угодно...

Эви давно уже лопалась от стонов, а Нэш лизал и лизал ее; проникнув в начало дырочки, он всосал в себя весь бутончик со всеми лепестками и елозил языком в сердцевинке, вынуждая Эви вздрагивать всем телом и выть навзрыд, как от страшной боли. «Интересно, она так же кричала, когда горела?», думал он. Его член всаживался в торец кровати и лопался на части, размазываясь сладкими брызгами о штаны...

Когда все кончилось, Нэш поднял голову, утерся рукавом, вздохнул и посмотрел на Эви, оглушенную, растрепанную, виляющую по инерции бедрами.

Какое-то время они смотрели друг на друга. Затем Нэш наклонился к подсвечнику, стоявшему рядом, и чиркнул зажигалкой. Комната осветилась дрожащим светом, выхватившим из мглы розовое тело и большие блестящие глаза.

«Какие у нее красивые глаза, и губки, и груди... личико детское, а соски большие, женские. Спеленькая. Какое она чудо... и какой я мерзавец», думал Нэш.

— Прости меня, — сказал он.

Эви молчала. Потом спросила:

— Ты кто?
— Художник. Нэш Валлентайн, художник. Я же говорил тебе.
— Художник? Не Олсен?
— Какой Олсен? Ты сначала дерешься, потом слушаешь, — сказал Нэш, думая: «вот и вышло, что она во всем виновата».
— Я... я просто немножко испугалась. А... а скажи... — начала она. — Скажи... то, что ты со мной сделал... а что, у нас теперь будут дети?
— Дети? Ха-ха-ха! Ну что ты, нет, конечно. Это просто такая... такая разновидность поцелуя. И все.
— Вот как... А почему ты одетый?
— Что?
— Меня раздел, а сам одетый сидишь. Так не честно.

«Ого!», думал Нэш, лихорадочно скидывая тряпки, — «кажется, девочка вошла во вкус».

— Вот, я уже не одетый, — сказал он, дурея от наготы. — Что дальше?
— Не знаю, — сказала она.

«Она же попросила! Ты еще сомневаешься?" — кричал ему внутренний голос, и Нэш, вдруг плюнув на все, упал на Эви и сгреб ее под себя, обжигаясь ее телом.

«Можно! Можно!" — надрывался голос. Нэш потерял голову за каких-нибудь пять секунд: облизав Эви с головы до культей, он влип ей в ротик и обволок его истаивающими лизаниями, от которых сам же и взвыл благим матом, всосал ее язычок в себя и смаковал его, как ириску, ткнулся в ее грудь, скатал нежные комочки сосков, как хлебные катышки, сдавил их, подлизывая языком, — и наконец уперся членом в хлюпающий мыльный низ...

— Потерпи, Эви, потерпи, детка, — бормотал он, морщась вместе с ней. Эви смотрела ему в глаза, и он проникал в нее медленно, осторожно, будто его сдерживал ее взгляд. Наконец он ощутил, как натянутая плева лопнула; Эви вскрикнула, закусила губу — и Нэш прильнул к ней, лихорадочно облизывая покрасневшее личико.

— Вот и все, детка, вот и все, — шептал он, — теперь нам будет хорошо. Сладкая моя, мое чудо, мой цветочек, — причитал он, всаживаясь в Эви до упора.

Его хозяйство цвело в ней одуряющим, убийственным наслаждением, будто Эви была смазана райским бальзамом. Некоторое время оглушенный Нэш молча сновал в ней, разрываясь от блаженства, стянувшего ему весь пах, потом вдруг понял, в чем дело — «ноги!... нет ног, ноги не мешают... « Культи Эви пришлись точно по объему яиц и подминали их, да так вкусно и сладко, что все хозяйство тонуло в нежном теле, как в воронке. Секс приобрел новое измерение: каждый миллиметр гениталий соприкасался с женской плотью и расцветал зудящим нервным цветением. Захлебнувшись от восторга, Нэш повалился на Эви, неистово работая бедрами, и захрипел, как бизон, пытаясь влезть в нежное туловище целиком, с головой и потрохами; затем, вдруг опомнившись, развязал ей руки — и они немедленно обвили его, и горячее тело прильнуло к нему, вдавливаясь сосками в ребра...

***

Небо очистилось. Над головой висел тысячеглазый Млечный путь, обрезанный по краям чернотой гор.

Воздух, настоянный на дожде и лесе, был густым, как сметана. Нэш сидел на веранде и курил. На его губах стыл поцелуй, которым Эви наградила его, когда он пообещал вернуться за ней из Хэвентвилла на лошади. Поцелуй был из тех, что выворачивают крепче любого траха; одного его хватило бы на новый фонтан, если бы Нэш не выхолостился уже пять раз — четырежды в Эви и один раз в штаны.

Увечье Эви дарило им такие сексуальные лакомства, что от восторга Нэш выплясывал перед ней кадриль, подыгрывая себе на гитаре. Культи, подминавшие его яйца, усиливали блаженство стократ, и Нэш умирал в Эви от пронизывающей полноты наслаждения, острого, как боль. Мало того — положение, при котором Нэш входил в Эви, изменило угол входа, и член упирался ей в верхнюю стенку, настолько чувствительную, что Эви кончала, стоило Нэшу как следует потолкаться в ней. Оргазм при дефлорации — дело небывалое, и Нэш радовался за Эви, как никогда не радовался за себя.

Безногую Эви можно было вертеть как угодно. Нэш трахал ее на весу, повесив на шею, как обезьянку, и выходил с ней, надетой на его член, на улицу. Он уложил ее на стол и сношал стоя, упираясь членом в заветную точку на верхней стенке, и Эви визжала от наслаждения, как сосунок. От одной мысли об их будущих утехах Нэш хватался за штаны, хоть его хозяйство и взяло отпуск до утра.

От такой порции наслаждения бедная Эви ошалела, речь ее стала бессвязно-восторженной, а культи то и дело порывались бежать вприпрыжку и танцевать, да так, что Эви чуть не падала. (Специально для sexytales.orgсекситейлз.орг) Нэш рассказал ей, каким сокровищем оказалось ее увечье, и Эви недоверчиво смотрела на него, наклонив рыжую головку. Голая фигурка, состоящая из одного туловища, вгоняла в Нэша острое щемящее чувство — жалость с возбуждением пополам — и он порывисто целовал и тискал ее, как психованные мамашы тискают своих детей:
— Эви, сладкая моя девочка, девочка-обезьянка, девочка-половинка, — шептал он, целуя ее в голый бутончик, как в губы.
— Я не половинка, — отвечала Эви. — Я половинка только телом, а внутри я целая.

Когда они выкончались в пятый раз, усталая Эви обмякла на кровати, а Нэш достал из рюкзака акварель, склянку воды и принялся рисовать на ее личике венецианскую маску — сплетение тонких цветных узоров. Эви улыбалась и морщилась от щекотки, а Нэш увлекся и, разрисовав ей лицо, перешел на шею, на плечи, на грудь, и вскоре вся Эви покрылась спереди цветными узорами — от культей до ушей. Перевернув ее на живот, Нэш стал разрисовывать ее сзади, а Эви улыбалась, жмурилась — и вскоре затихла, прикрыв глаза. Нэш обрисовал ее с ног до головы, потом долго смотрел на нее, спящую, тихонько накрыл ее одеялом и вышел на улицу...

— Эви! Эвииииии!...

Крик приближался из темноты вместе с топотом ног.

— Эвиии! Э...
— Чего кричишь? Ты кто? — спросил Нэш.
— А... а ты... кто?..
— Я парень Эви. Что случилось?

Мальчишка, запыхавшийся, как марафонский бегун, какое-то время смотрел на Нэша, а затем выдохнул:
— Олсены... двое... сюда... на лошадях...
— Олсены?

Нэш крепко затянулся, затем сплюнул и выбросил сигарету.

— Я побегу... позову мистера Спайдеркиллера, и мистера Дарригиберри, и...
— Не уходи. Будь здесь, — сказал ему Нэш.

Первой мыслью его было — взвалить Эви на плечи и унести ее отсюда... куда? Нет, это не выход.

— Ты подножки делать умеешь? — спросил он мальчишку.

Топот послышался минут через пятнадцать. Спешившись, двое подошли к бунгало, раскрыли дверь, вошли вовнутрь... Раздался грохот падающих тел, вопли, возня и шорох, затем все стихло.

— Раздевай их, — сказал Нэш мальчишке, кладя на пол дубину. — Как тебя зовут, говоришь?
— Эристофэниус, — ответил тот. — Я же говорил вам... Как мы здорово их, сэр!..
— Раздевай их, Эри. Догола, до последней тряпки... Готово? Бери-ка его вот так...

Он взял одного из Олсенов под микитки и с помощью Эри потащил его к деревенской площади.

— ... Теперь пошли за другим. Постой-ка... — Нэш достал из кармана тюбик краски и намалевал пальцем на голой спине оглушенного Олсена: «Мы сожгли маленькую Эви». — Вот теперь порядок. Притащим сюда второго, и утром с ними пусть разбираются ваши горцы... А лошади очень даже пригодятся нам с Эви... Пойдем, малыш! Как, ты говоришь, тебя зовут?..

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

36 комментариев
  • Anonymous
    гость (гость)
    1 апреля 2013 23:57

    Прочитал два последних ваших рассказа, но ни один не решился оценить — это... у меня даже нет слов, настолько специфично... а ведь рассказ, про девочку и педагога был очень даже ничего. Налицо сильный регресс... Хотя возможно — это только мое мнение...

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Человекус
    2 апреля 2013 0:09
    Показать скрытый комментарий

    Отчего же: и мое тоже ;) если считать регресс разновидностью декаданса ;)

    Ответить

    • Рейтинг: -15
  • Anonymous
    гость (гость)
    2 апреля 2013 0:18

    Красота в уродстве?, возможно я еще того... не дозрел...

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Нефертити Митаннийская

    Я не видела Ваши другие рассказы. Но! Это замечательная вещь. Красота может быть где угодно. Её надо УВИДЕТЬ. Это не каждому дано. Ваш герой — художник, поэтому у него иное восприятие мира. Кроме того, девушка изначально родилась красавицей. Отсутстие ног ни коим образом не влияет на всё остальное. Спасибо!

    Ответить

    • Рейтинг: -2
  • Господин Порнограф
    2 апреля 2013 13:25

    Изнасилование ампутанта с посткоитальным согласием, как проявление стокгольмского синдрома (типа, мог бы окончательно сжечь, но лишь «сделал хорошо»). Попахивает. Но тут из рояля вылезли вдруг Олсены и как бы герой ваще на коне. Однако написано хорошо.

    Ответить

    • Рейтинг: -1
  • Человекус
    2 апреля 2013 14:06

    Без рояля с Олсенами не было бы точки. Должен же автор обеспечить себе плюсик в «законченности сюжета»? ;)

    Ответить

    • Рейтинг: -10
  • Господин Порнограф
    2 апреля 2013 14:44

    Если перед автором не стояло задачи трололо, то Олсены должны были появиться до секса. Типа рыцарь спас девушку, да ещё и приголубил несчастную. Потом кончил и закурил — точка.

    А то похоже, что у твоих читателей шаблон рвёт. Размазана схема и слишком многое за уши притянуто просто потому что «так текст лёг».

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Человекус
    2 апреля 2013 16:37

    Но ведь мы оба знаем, что перед автором стояла именно такая задача :)

    Ответить

    • Рейтинг: -1
  • Anonymous
    07 (гость)
    2 апреля 2013 13:43

    такое дерьмо может написать только больной на всю голову

    Ответить

    • Рейтинг: -2
  • Anonymous
    Ёж (гость)
    2 апреля 2013 18:44

    Художник имеет право на всё, включая сумасшествие. Но так, или иначе, а с головой дружить надо, хотя бы по праздникам.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Человекус
    2 апреля 2013 21:09

    А на что имеет право порнохудожник? :)

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Mether
    3 апреля 2013 19:36

    на жизнь, без штампов..

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Человекус
    3 апреля 2013 21:10

    Видите ли, коллега, всех нас возбуждают именно штампы :) Вас — одни, меня — другие. Поэтому все мы и бегаем сюда, от «жизни без штампов» — к любимым штампам :)

    Ответить

    • Рейтинг: -1
  • Mether
    3 апреля 2013 21:24

    коллегой — Вы меня, как водой окатили.
    это оказывается, нас почти одни и те же штампы интересуют, но, я еще не успела все ваши рассказы прочесть... нравится как Вы пишете.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Человекус
    3 апреля 2013 21:42

    Ну, я еще сам не успел все свои рассказы прочесть ;)

    Ответить

    • Рейтинг: -1
  • Mether
    3 апреля 2013 23:52

    как я понимаю..

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Аспирин У пса (гость)
    6 апреля 2013 16:18

    Прочитал «День рожденья» (кстати почему нья?) хотя не в этом суть. Думаю, как тебя торкнуло, однако. А следом прочитал «Цветок», и тут я окончательно сел на жопу... Слов нет, одни эмоции...

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Человекус
    6 апреля 2013 22:15

    Ровно 30 слов :) Да, действительно, в сравнении с твоими прежними комментами про такой объем можно сказать «нет слов»:)

    Ответить

    • Рейтинг: -1
  • Mether
    8 апреля 2013 19:20

    в последнем слове, из названия рассказа, убрать всего две, первые буквы...
    бред в логове крутится, мрак, просто... но, зато какой бы рассказ, был бы..

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Человекус
    9 апреля 2013 22:28

    Рассказ с таким названием, увы, для этого сайта не подходит :)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    читательница (гость)
    2 мая 2013 20:21

    Прочитала несколько ваших произведений и поняла... Cделаю себе сборник... от «Цветка» отлипнуть не могла, безумно понравилось... Спасибо... Пишите больше и знайте у вас +1 фан

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    анна (гость)
    8 мая 2013 22:04

    это действительно здорово. написано чудесно и история прелесть

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Lusy (гость)
    15 мая 2013 22:53

    Пишете изумительно! Мне кажется, Вам надо писать серьезные вещи. Может быть, у Вас получится описывать и другие эмоции. Респект!

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Шарапов (гость)
    26 мая 2013 7:41

    Рассказ зашибись! Один из лучших, что есть на этом сайте!

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Анечка8 (гость)
    8 июня 2013 2:35

    Высший класс! Особенно обожаю хорошо написанный куни, это безумно заводит! Автор, спасибо за Ваше творчество!

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Человекус
    8 июня 2013 10:08

    А я больше люблю хорошо осуществленный, это заводит еще сильней ;)

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Анечка8 (гость)
    8 июня 2013 20:12

    Нуу, хорошо осуществлённый — это вообще высшее блаженство!

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • glubina
    14 июня 2013 12:47

    Обалденный рассказ... даже то, что девушка без ног... это нисколько не отвращает, а наоборот придаёт рассказу изюминку :)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Человекус
    14 июня 2013 17:35

    Хоть и жестоко так говорить, но это действительно может быть очень красиво.

    Ответить

    • Рейтинг: -1
  • glubina
    14 июня 2013 13:03

    и ещё подумала о том, что это ведь как весной... разбитые дороги, грязь, дома обшарпанные, а вокруг всё цветёт и благоухает, птички поют, небо пронзительно-синее... кто-то заметит только грязь, а другой только цветением и благоуханием и будет наслаждаться и другого не замечать... это от восприятия зависит. и дело даже не в уродстве, а вообще всегда в сексе так... кто-то в нём видит грязь, а кто-то красоту.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Евгений (гость)
    29 июня 2013 22:00

    Так уж получилось, что читаю Ваши рассказы в обратном порядке, начиная с последнего. Во многом они схожи, хотя во многом и разнятся. Схожи яркими образами и еще более ярким, даже назвал бы яростным, сексом! Видимо, этим и привлекают! Хорошо вижу ваших героев, но как то без лица, почему-то лица слабо вижу. Может я виноват, а может-Ваша недоработка. А в целом-очень не плохо! Думаю про любовь и секс так и надо: с яростным напором, но без грубости и хулиганства! Чего нам в жизни часто не хватает! Теперь по поводу повести под названием"Комментарий». Как-то получается, что первые Ваши критики-недоброжелатели и они же, видимо, конкуренты. На них и уходит Ваша полемика. Дальше пишут ценители и поклонники, на них у Вас как-то сил не остается. Несправедливо это! На сим кончаю, желаю успехов!

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Человекус
    4 июля 2013 10:18

    Действительно, это несправедливо. Что поделать — так устроен человек: тратит энергию на врагов, а друзья — как бы сами собой. Немедленно исправляюсь! :)

    Ответить

    • Рейтинг: -1
  • Anonymous
    Алекс (гость)
    20 июля 2013 20:52

    Огромное человеческое спасибо!
    Выше уже всё описали — просто слов нет. — Вы у меня в избранных рассказах.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    СМОТРИТЕЛЬ (гость)
    14 августа 2013 15:42

    ПРОСТО РЕСПЕКТ, СЛОВ НЕТ.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Contactee
    29 мая 2014 23:56

    Вы потрясающий. Я в шоке. Читаю Вас и не могу остановиться.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Элли (гость)
    21 октября 2014 8:16

    Почему-то боялась и ждала плохого конца. Странно даже, у Вас же их почти не бывает))

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх