Табель о блядях. Часть вторая: Блядь № 35 etc

  1. Табель о блядях. Часть первая: Блядь № 1903
  2. Табель о блядях. Часть вторая: Блядь № 35 etc

Страница: 5 из 7

уделяла внимание всему стволу, стараясь заглотнуть его поглубже, а когда добиралась до мошонки, то подолгу держала её во рту, посасывая и перекатывая языком напряженные яйца. Жанна же сосредоточилась, в основном, на головке. Она усердно, порой даже слишком, сосала её, периодически принуждая, если не переносить боль, то, как минимум, содрогаться всем телом. Остальную площадь члена и выбритые яйца, блондинка только облизывала и целовала. Хотя и делала это, жадно постанывая, с демонстрацией очевидных признаков искреннего наслаждения процессом.

А потом мой поцелуй с Аленой, резко оборвался. Но лишь для того, чтобы шатенка сползла на пол, и присоединилась к подружке. В этот момент и произошло помянутое выше ликование души. В такие моменты невозможно дать однозначный ответ на вопрос: что лучше, созерцание двух мастериц, исполняющих минет на твоем «инструменте» или непосредственно сам минет? Я, по крайней мере, ответить тогда не смог.

Минут десять, а то и пятнадцать, я тупо пролежал, приподнявшись на локтях, и с восхищением пронаблюдал за беспрерывным кочеванием своих внешних половых органов из одного дамского рта в другой. За слаженной согласованностью в действиях непредвиденных любовниц, совершенно точно забавлявшихся подобными проказами не впервые. За энергичной старательностью обеих девушек, стремящихся с наскока, одной лишь оральной искусностью, заставить меня капитулировать и окропить их счастливые мордашки свежим семенем.

Но не тут-то было! Невдомек им было, глупышкам, что член мой — персонаж своенравный. После плотной накурки оживает, порой, не сразу и не по мановению волшебной палочки. Зато, если уж подымается — то это надолго. Так что, сколько они не бились над этой задачей, а решение всё никак не находилось. Онемевший ствол возвышался в паху неприступной башенкой и даже не думал складывать оружие.

Он ещё очень долго мог держать героическую оборону, но превращать двойной минет в рутинное зрелище, желания у меня не было. Поэтому еще, немного, полюбовавшись картиной, невероятно тешившей моё мужское самолюбие, я отобрал у подружек инициативу и взял контроль над ситуацией в свои руки. Как в прямом, так и в переносном смысле.

Перво-наперво, огорошил партнерш неслыханной наглостью. Бесцеремонно прихватил каждую девушку за волосы и поднялся на ноги. Поставил рядом и Алену, но тут, же толкнул её в грудь, повалив на кровать со словами:

— Ты у нас сосать умеешь, так что жди очереди.

— А тебя, — обратился к Жанне, — Будем учить, раз до меня никто не постарался.

Смесь шока и изумления, застывшая на лицах девушек, не поддается описанию. В наше время подобную реакция принято озвучивать буржуйской фразой: «What the fuck?». Именно этот немой вопрос читался в двух парах карих глаз. Отвечать на него я не то, чтобы не торопился — не собирался, в принципе. Жанна сделала попытку что-то возразить и даже вскочить на ноги, но я, в пылу азарта и возбуждения, грубо пресек эти поползновения одним из самых варварских методов.

Сначала влепил звонкую пощечину, а затем, неожиданно даже для самого себя, нахально плюнул ей в лицо. Попал в правую щеку. Захлебываясь возмущением, девушка ломанулась было в сторону, что-то злобно шипя, однако я не только удержал её за волосы, но и отвесил ещё несколько хлестких пощечин. Нанося последний удар, мелькнула мысль, что переборщил я с кровожадностью. Да и вообще, зря всё это затеял. Жанна — сучка гордая и самоуверенная, живой врагу не дастся. Сейчас начнется истерика, переходящая в панику. Поднимется дикий шум. Из соседних комнат набежит толпа заспанных парней в одних трусах и, цитирую окончание той своей мысли, «даст мне пизды, и это я ещё легко отделаюсь».

Однако произошло невероятное. Жанна вдруг замерла, оставшись на коленях. Криков и дальнейшей ругани тоже не последовало. Блондинка часто дышала, раздувая ноздри, но молчала, ненавистно испепеляя меня взглядом. Терять нельзя было ни секунды. Ещё немного и верная добыча предпримет новую попытку спастись бегством, разглядев в моих глазах сомнение в необходимости крайних мер. Нужно было, не щелкая клювом, закреплять наметившийся успех импровизированного наступления.

Ещё одного точного плевка, на сей раз, точно в левый глаз, и скорченной страшной гримасы, оказалось достаточно. Жанна зажмурила «подбитое» око, и угнетенно прикрылась руками. Инстинктивно дернулась назад, когда я деланно занес руку, якобы, для ещё одного удара. Бить девушку я больше не собирался. Это была проверка её реакции. Если б гордо стерпела ещё одну затрещену — пришлось бы ломать стержень самолюбия ещё более суровым способом. А раз дернулась, пала духом и даже взмолилась: «Всё! Всё! Не надо! Больше не надо!», можно было расслабиться, дело сделано.

Занесенной рукой, вместо удара, я «умыл» блондинку слюной, стекавшей вниз по её личику. Она не сопротивлялась и терпеливо снесла унижение. Не сопротивлялась она и паре пальцев, вложенных в рот, даже когда я бесцеремонно полез ими в её глотку. Блондинка ошалело пялилась на меня, пока я елозил пальцами по нёбу, языку и зубам. А когда без предупреждения вогнал их вглубь, насколько смог — натужно зажмурилась, дважды крякнула, давясь кашлем, и неприлично, хотя и неконтролируемо, огласила комнату звонкой отрыжкой.

— Привет из глубины души? — усмехнулся я, бессовестно утирая оба пальца о краешек её рубашечки.

— О, господи... простите, — блондинка сконфуженно прикрыла ротик ладонью и, сгорая от стыда, отвела глазки в сторону.

— Что естественно — то небезобразно. То ли ещё будет. Рефлексы у тебя хорошие, приглушенные, будем совершенствовать, — пообещал я и покровительственно потрепал девушку за краснющую щечку.

Как именно совершенствовать её рефлекс, я ещё не решил. Но хмельная дурость, воспалившая моё сознание, без труда подготовила для блондинки следующий этап испытания. Оглянувшись по сторонам, я зацепился взглядом за пустое ведро, сослужившее недавно роль составной части «курительного девайса». Тем же взглядом запнулся о маленький кассетный диктофон, лежащий на ученическом столике, рядом с конспектами.

Буйная фантазия моментально сгенерировала коварный план, впихнув в него не только запуганную Жанну, но и оцепеневшую Алену, о которой я не забыл, как ей могло успокоительно показаться.

— Чья игрушка? — вопросил я, рассматривая диктофон.

— Моя, — глухо и обреченно ответила понурившая голову Жанна, — Я журналистом в газете подрабатываюсь. Во время интервью пользуюсь. И на лекциях тоже.

Я включил запись и маленький динамик запищал голосом какого-то неизвестного типа, рассказывавшего о выставке народного творчества, то ли проведенной, то ли планировавшейся.

— Есть чистая кассета? — задал я новый вопрос, останавливая запись.

— В первом ящике стола, — последовал ответ.

Заменив магнитный носитель, я небрежно, ногой, придвинул ведро к Жанне, испуганно скосившейся на него. Она, несомненно, догадалась, что её ожидает. А если и не догадалась, то поняла, что ничего доброго мои приготовления ей не сулят. Когда же я подобрал утюг, стоявший на полу около кровати, размотал его шнур на всю длину и велел блондинке убрать руки за спину — выражение её лица и вовсе приняло свой окончательный на сегодня вид. Вид злачного животного, ведомого на скотобойню.

Шнуром крепко стянул запястья белокурой красавицы, предупредив, заодно, что чем сильнее будет дергаться, тем заметнее будут следы. Затем включил режим записи на диктофоне и поднес его к губам Жанны:

— Представься, — начал я коротко извращенную секс-игру.

— ... Жанна, — прозвучал напряженный голос после короткой паузы.

— Что Жанна? — переспросил я, не особенно ожидая получить какое-либо уточнение.

— Жанна... Конченная блядь Жанна... , — прозвучал неожиданно точный в своем определении ответ, в мгновение ока закипятивший в моих жилах кровь.

Спрашивать что-либо еще сразу расхотелось. Башню от услышанных слов снесло не по-детски. После них хотелось действовать....  Читать дальше →

Показать комментарии (36)

Последние рассказы автора

наверх