Табель о блядях. Часть вторая: Блядь № 35 etc

  1. Табель о блядях. Часть первая: Блядь № 1903
  2. Табель о блядях. Часть вторая: Блядь № 35 etc

Страница: 6 из 7

Хотелось жестить. Раздумывать над способом утоления низменного голода долго не пришлось. У меня имелся член, разрывавшийся от безграничного возбуждения, и превосходный рот, в который этот член можно было засадить по самое «не балуйся». Тянуть с этим делом я не стал. Схватил девицу за очаровательные ушки и всадил упругий стержень разом на две трети доступной длины. Дальше ствол не вошел, упершись в наглухо запечатанную глотку.

Жанна в порыве ужаса отшатнулась, вскинула на меня обезумевшие очи, и влажно захрипела. Не давая жертве послабления, я схватил её за затылок и с новой силой задвинул член внутрь встречным движением бедер. Ррраз! Ррраз! Ррраз! Никак! Жанка утробно клокотала, надсадно давилась, буквально выплевывая крупные слезы из глаз, и конвульсивно дергалась из стороны в сторону. Но глубже в рот не пускала, держалась.

— Не хочешь по-хорошему — будет по-плохому, — ожесточенно пригрозил я в порыве первобытной ярости, — Способы найдутся.

И нашлись. Точнее нашелся. Первый же примененный оказался максимально эффективным. Продолжая давить на затылок одной рукой, пальцами второй я зажал девушке нос. Та зажмурила заплаканные глаза и замерла. Запас воздуха в легких позволил ей немного оттянуть неизбежное.

Еще секунда! Две! Три! И... ! Вот оно! Жилистый стержень, под мой победный клич, плавно вкатился вглубь под самый корень. Сфинктер гортанной щели тут же вгрызся мертвой хваткой в распухшую от прилива крови головку, а его обладательница, не владея собой и своими рефлексами, с мучительным стоном извергла мне в пах поток густой слюны, а вслед за ним и отвратный коктейль из употребленного ранее вина и фруктов. Сей неприглядный, для эстетов, процесс совершенно неизбежен, если имеешь желание оттрахать дамочку в рот, а дело происходит несколько не натощак. Уж простите за подробности.

Одной «порцией» тело Жанны не ограничилось и опытным путем доказало обоснованность заблаговременно подставленного мной ведёрка. Раз тридцать, с передышками, я силой вторгался в горло своей новой любовницы, и каждый седьмой-восьмой раз на дно эмалированной тары изливалась омерзительная масса, сопровождаемая характерным шелестом. Омерзительная, кстати, по составу, но не по факту своей данности. Не скрою, в пылу дикого возбуждения, мне нравилось ощущение беспомощности своей жертвы. Нравились потоки не контролируемых ею слез. Нравилась совершенная униженность положения недавней гордянки.

Время от времени я прибегал к дополнительным средствам надругательства, активно подключая к процессу лучшую подружку своей подопечной. Пару раз раскрывал двумя руками рот блондинки, подобно античному Самсону, разрывавшему тем же манером львиную пасть. Плевал туда и сам и Алену заставлял. Впрочем, какие принуждения? О чем я? Шатенка только в первый плевок вложила немного страха и сочувствия, а впоследствии, сама, и даже с удовольствием, расписывала слюной узоры по всей ротовой полости своей товарки. Ей вообще явно нравилось то, что я делал с Жанной, и она с готовностью выполняла мои поручения.

Но самая главная интересность заключалась не в этом. Бесчинства, учиненные мной над телом блондинки, пришлись по душе и Алене и самой блондинке! Это было особенно заметно в моменты изменения курса моего настроения. Меня регулярно швыряло из состояния буйнопомешанности на бесчеловечном сексе в зависание исступленного умиротворения и обратно. Вторая стадия приносила блондинке несколько минут спокойствия и возможность отдышаться. Именно в эти мгновения она смотрела на меня далеко не волком, а вполне миролюбиво и даже с некоторым обожанием. Если это выражение вообще уместно в контексте учиненной расправы.

Вдоволь натрахавшись с верхней половиной Жанкиного тела, я решил, наконец, удовлетворить свой интерес, и осмотреть достопримечательности её нижней половины. Тот же плотский интерес имелся и к Аленкиным прелестям. Шатенке велел самой скинуть с себя одежду, а блондинку взялся раздевать собственноручно. Развязал ей руки и растер занемевшие запястья. Подал полотенце и бутылку воды, позволив привести себя в божеский вид и прополоскать рот. Ведро выставил за дверь.

После этого наскоро стащил с нее рубашечку, вельветовую юбчонку и шелковые трусики, оказавшиеся насквозь мокрыми. Как шатенка избавлялась от одежды — не видел. Но её джинсовые шортики, маечка и голубенькие стринги валялись неподалеку и своим неряшливым расположением на полу наводили на мысль, что снимались они поспешно и в состоянии крайнего возбуждения.

Лифчики, по моему распоряжению, остались на обеих барышнях. Не хотелось отвлекаться от их промежностей на остальные девичьи принадлежности. Точно также, согласно моей воле, обе девушки улеглись на кровать рядом друг с другом и раскинули в стороны стройные ножки, согнутые в коленях. Получился чудесный натюрморт. Обе «пилотки» рядышком и, как на ладони. Хочешь — любуйся, хочешь — лакомись, хочешь — трахай. Именно этим и именно в этой последовательности, я и занялся.

Сначала досконально осмотрел обе «расщелины». Помассировал оба клитора. Поковырялся в обоих влагалищах. Попробовал обе (с пальцев) на вкус. По всем параметрам, не исключая последнего, девчонки существенно отличались друг от друга. Жанна была выбрита «под ноль» и имела довольно крупные, мясистые половые губы насыщенно-красного цвета. Массивный клитор, набухший и заметный невооруженным глазом. Вкус пряно-соленый и вполне себе обычный. За такую анатомию девушек и принято называть «мясом».

Вторая вагина оказалась не более примечательной, но иной. Половые губки мелкие, коричневато-бордовые с приятной кислинкой. Клитора, как такового, не наблюдалось. При детальном изучении обнаружился на законном месте, но размера был более, чем скромного. Украшала сие великолепие аккуратная щетинистая полоска, выбритая прямо по центру лобка, чуть выше своего традиционного расположения. Это добавляло внешнему облику дамской промежности некой свежести мысли.

Следующим предпринятым шагом стала углубленная дегустация «дамских напитков», испиваемых прямо с источника. Начал с Алены, присев на корточки у края кровати и присосавшись к обильно точащей «смуглянке». Жанне велел мастурбировать, в ожидании своей очереди, и отвечать на мои вопросы интимной тематики. Сделано это было не просто так. Диктофон, как и прежде, продолжал писать свою аудиодорожку и откровения девушек, как нельзя лучше заполняли эфирное фремя.

Первый же вопрос расставил все точки над «i» в вопросе сексуальной ориентацией подружек. Они оказались пассивно бисексуальными. То есть совместным сексом занимались с удовольствием, но удовольствие получали только при наличии партнера-мужчины. Лизать друг дружку пробовали неоднократно, но выяснили, что их эта тема практически не будоражит. Зато, если в процессе участвует член — это совершенно другой коленкор.

Во время ответа на второй вопрос, Алена уже постанывала и подмахивала бедрами в такт движения моего языка. Жанна рассказывала, про первый минет, сделанный в раннем юношестве взрослому мужчине, старшему нее ровно в три раза. Третий вопрос ознаменовался предоргазменным состоянием шатенки. Её подружка сказывала про свое отношение к анальному сексу, который очень нравится ей, как раздел сексуальных утех, но практикуется редко, в связи с болезненным восприятием первичных ощущений.

Четвертого вопроса Алена не дождалась и бурно кончила, разметавшись по кровати. Оргазм, вероятно, был ярким и красочным. После его наступления девушка очень долго приходила в себя, с блаженной улыбкой на устах. Склонив голову набок, она, минут пять, молча, наблюдала, как я занимаюсь второй кошечкой, страждущей оральной ласки. А затем сама, без моего вопроса, стала рассказывать, о первом минете, исполненном из праздного любопытства двоюродному брату.

Я ушам своим не поверил, а Жанна, и без того разогретая до предела собственными пальцами, а затем и моим языком, затрепыхалась, часто вздыхая, в сумасшедшем оргазме. Кончая, девушка комкала в кулачках покрывало, на котором лежала,...  Читать дальше →

Показать комментарии (36)

Последние рассказы автора

наверх