Январь. Продолжение

  1. Январь
  2. Январь. Продолжение

Страница: 3 из 4

поцелуем — изнутри массажировали пальцы, а сверху — губы и язык. Два пальца мало, их стало три — и опять внутри им было вольготно. Николай чувствовал, как её кожу он натягивает своими пальцами и она выдувается тремя бугорками. Её стоны стали глубже и протяжнее, она попробовала сама прижать свои груди руками, но они отдернулись. «Больно ей всё-таки... «. И он решился — ввел четыре пальца внутрь, сжал их и таким кулаком начал вращать, вначале легонько, потом все настойчивее и настойчивее... И Людочка откликнулась, вначале протяжным стоном, её глаза распахнулись, как будто увидели новую звезду. Дыхание стало сильнее и чаще, и... всё... этого оказалось мало... «Нельзя останавливаться». И Николай решился — он нежно вынул из неё пальцы, потом сжал ладонь лодочкой, вдавливая свой большой палец до хруста сухожилий, провел ладонь вдоль губ, смачивая его соками, и начал опять плавно вводить. Четыре сжатых пальца проходили легко, но всю ладонь пришлось ввинчивать, и когда он достиг этого, то впервые на ощупь мог попробовать внутренности женщины. Теперь он понял, что никуда её оргазм от него не денется. «Вот шершавая стенка, что возле живота, вот матка, упругая и твёрдая, а это что твердое, копчик?» И только он коснулся её как Людочка чуть не села:

— Ой, как хорошо.

Теперь нежнее эту стеночку, ещё, ещё... Это было нечто: первыми начали, почему-то, дергаться пальцы на ногах, потом лодыжки, потом колени, после этого её таз заходил ходуном. Она лежала уже сжав ноги, и каждая её конечность дергалась в своем ритме. Николай прекратил всякие движения внутри, но пока ладонь не вынимал, а сделал это, когда конвульсии уже закончились. Она повернулась к нему — и он увидел опять слезы.

— Ты чего?

— Я кончить месяцев девять не могла, ну думала, всё пипец, так и останется это со мной. Знаешь, как тяжко это понимать? Вначале с малой ходила, потом... — и опять слезы закапали. Исследователь, ты мой. Спасибо тебе, — теперь блаженство на губах, и в глазах.

Он поцеловал её в губы, повернул её на живот, и Людочка благодарно подняла навстречу ему попу. Она поднялась на руках, спина выпрямилась. Он ввел свой член и начал ритмично, уже для самого себя, входить и выходить из неё. И тут что-то было не так, её груди раскачивались, как огромные тяжеленые маятники, их вес и амплитуда были такими большими, что кровать начала скрипеть и опасно расшатываться. «Черт, сейчас еще поймаем резонанс — разнесем весь дом». Он надавил ей на плечи, и она прижалась ими к простыне. «Опасное дело — иметь кормящую мать». Кончать внутрь он постеснялся — хорошего понемножку.

Уходя, он улыбнулся себе — «из любовника стал любовником».

На следующий день зашел аптеку — но презик покупать не стал. «Это уже не мои заботы, а Андрея». А вот к интимным гелям начал присматриваться. Но дородная тетка-фармацевт, уставившись на него, перебила все желания о чём-то спрашивать. Зато в секс-шопе молоденькая девчушка, лет двадцати, сразу поняла, что ему нужно:

— Возьмите этот, он сладкий.

«Сладкий? А при чём тут одно к другому? Ладно, с экспертами не поспоришь». И купил его.

А через пару дней получил от неё СМС-ку: «Приезжай сегодня, в обед».

Она встретила его в красивом халате, на лица присутствовала косметика, и волосы были уложены, а когда разделись — то он под рукой почувствовал, что волос в паху стало меньше, а между ног совсем исчезли. «Вот молодец, берет себя в руки». Прелюдии, как таковой и не было — поцелуи в губы, немного в шейку, и Людочка распахнула свои ноги, навстречу ему — желание чувствовать себя женщиной пересилило все остальные долги. Он взял приготовленный тюбик с гелем выдавил на пальцы правой руки и тут понял, что закрутить его будет непросто, тем более что крышечка куда-то закатилась в складки простыни. «Вот идиоты. Выпускают гель, а об аппликаторе забыли». В правой ладони гель, в левой тюбик, но он справился — нашел эту маленькую черную заразу, и одной рукой завинтил её на место, предварительно ещё раз смачно смазав руку, и уже привычно вкрутил «лодочку» ей внутрь...

Отходила она долго, тихо дышала, почти не слышно. А ему надоело уже её ждать — аккуратно повернул на бочек. Идиллическая сцена: удовлетворённая женщина лежит на боку, и, не открывая глаз, глубоко дышит. Он потрогал свой член рукой — боец, как всегда, был готов. И пристроился к ней. Взял смазки с её влагалища и смазал еще одну дырочку. Она, не открывая глаз улыбнулась, еще раз смазал член и приставил. Неожиданно Людочка обернулась, и открыв глаза, поцеловала его.

— Только осторожно.

Николай этой её дырочкой не пользовался ни разу. Тогда ещё, раньше, он попробовал раз пальцем войти, но услышав «Не хочу туда», оставил все попытки, да и не зачем было, всё и так было хорошо.

Но сейчас — не тот случай. Он пристроился к ней и приставил голову ко входу, и тут почувствовал, как Людочка сама стала надвигать свою попу навстречу, потом положила руку ему на бедро и стала прижимать его к себе. Колечко расступилось, и перед ним открылся новый мир. В нём всё было не так. Колечко ануса сжимало член в одном месте, а дальше была свобода, он не ощущал никакого противодействия. Как будто кольцо одели на член.

— Ой, какой ты молодец. Как нежно, — глаза её закрыты, голова уже не лежит на подушке, а приподнята.

Он вошел почти до конца, и не встретил никакого сопротивления, наконец-то он может куда-то поместить весь свой член. Немного поменял угол, и стал нежно его вынимать, потом опять вперед. Но тут головкой он ощутил, что уперся во что-то твердое. «Это копчик?» А Людочка распахнула глаза, и —

— Ааааа... — и её рот так и остался открыт.

«Вот оно! Это ж надо! С первого раза попал». Он, понимая, что нашел нужную точку, теперь старался попадать именно в неё. Сколько ему потребовалось на это движений, он не знал, только её «ааа» не замолкало, а наоборот, становилось всё сильнее и сильнее. «Ребенка разбудит». Он раздвинул рукой ягодицы, чтоб войти ещё глубже, и почти навалился на неё. Николай уже не заботился о том, куда его член упирается, потому что и сам хотел кончить. И тут волнообразное «Аааа», превратилось в хрип при закрытых зубах, а её колени начали привычный танец. Больше он двигаться уже не мог. Амплитуда движений её попы была слишком большая. Оставалось или прижаться посильнее, или вытащить: «А то дернется ещё, и сломает». «Вывалился таки. А я?! Я тоже хочу!». И не давая ей отойти, он положил её на живот, и, не позволяя встать на колени, сам направил член опять в попу. На этот раз ощущения были не хуже, а может и лучше, он не доставал до копчика, но трение было еще больше. Так продолжалось минут десять, и вся его разгоряченная сперма хлынула ей в кишку. Он вжался ещё сильнее в неё, наполняя и наполняя..

— Классно как... А почему мы раньше этим не занимались?

— Тебе это не нужно было, ты и так кончала. Без попы. А как тебе лучше, рукой или туда?

— И так хорошо, и так. Всё по-разному... Спасибочки тебе... Принеси полотенце, а то... с меня вытекает.

— Ты никогда не держишь его под рукой — усмехнулся он.

В ванной он осмотрел свое хозяйство — всё чисто, помыл в раковине, и, смочив краешек полотенца, принес его в спальню. Людочка промокнула себе между ног, затем, повернувшись на бок, и попу. Посмотрела на полотенце. Благодарно улыбнулась.

Он прилег рядом. Нужно немного отдохнуть и уходить, но тут Людочка решила отблагодарить его, сама опустила голову к паху, и всосала член в рот, потом щекой по яйцам и так же сделала с мошонкой. «О... , теперь она и яйца сосет! Как классно!. Мастерство не пропьешь».

— Хм, сладкий гель, приятный.

«Яйца не до конца вымыл. А эксперт была права. И зайти поблагодарить как-то неудобно».

Так отвлекал он себя не долго — Людочкина сноровка брала верх. «Покупать снова там тоже неловко: «Ой, спасибо, мне понравился ваш приятный на вкус гель». «Ай... как это... она... Всё равно долго не продержусь». Но сегодня он не хотел кончать ей в рот. А повернув,...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх