Немного позже послезавтра. Часть 4: Охота на зверя

  1. Немного позже послезавтра. Часть 1: Белочка с Киской
  2. Немного позже послезавтра. Часть 2: Изгнание
  3. Немного позже послезавтра. Часть 3: И снова в бой
  4. Немного позже послезавтра. Часть 4: Охота на зверя

Страница: 1 из 5

— Надевай!

— Я не буду это надевать.

— Я сказала — надевай! Раз прислали — значит ты должен.

— Ага, спешу и падаю. Я бесплатным клоуном работать не нанимался.

— Да что тебе не нравится-то?

— Что? Ты сама-то посмотри! — Я демонстративно вытащил одежду из коробки, и, приложив к себе, скорчил гнусную рожу. — Я, вроде как, детективом работаю. Перевод в спец-отдел — это вовсе не повод устраивать маскарад?!
Лика, прищурив один глаз, критично осмотрела меня. Черт бы с тем, что после создания спец-отдела по борьбе с морфами, и моего спешного перевода в него, мне пришлось сменить свою привычную одежду на черный костюм-тройку, но это?! Во вновь прибывшей посылке обнаружился темно-горчичный плащ, и темно-коричневая шляпа с полями. В прилагаемом к нему письме говорилось, что это — необходимая часть экипировки.

— Ну надень, дай хоть посмотрю, идет — или нет.
Скрипнув зубами, я нехотя натянул на себя плащ, и водрузил на голову шляпу.

— И чего ты так возмущался-то? Тебе идет. Более того — ты так выглядишь как-то солиднее.

— Угу. Как будто пародирую шпионские фильмы начала двадцатого века. — Уныло протянул я, оглядывая себя в зеркало.

— Все, а теперь — беги на работу. А то опаздаешь. — И, не слушая моего бурчания, начала толкать меня в сторону двери.
Немного поупирался, отчего Лика стала толкать меня в спину чуть сильнее, после чего сделал резкий шаг вперед — и тут же развернулся. Лика, потеряв равновесие, ойкнув, влетела в мои объятия. Я тут же ее сграбастал, и, вволю помяв все ее округлости, поцеловал.

— Это мне в качестве утешения.
Начав-было возмущаться, она лукаво улыбнулась, и, обвив мою шею руками, вернула поцелуй.

— Если продолжим в том же духе — ты точно опаздаешь. А то и вовсе не явишься.
С сожалением отпустив ее, я, все же вышел. Спустился в гараж, и, дождавшись от бортового компьютера утвердительного писка, обозначающего синхронизацию, приказал ехать в головной офис спец-отдела.
Машина тут же, мягко шурша шинами, выехала из гаража, и, пару секунд подождав бреши в потоке автомобилей, выехала на дорогу.

Откинувшись в кресле, я задумался. Мысли, гуляя, в начале, вокруг нашего утреннего спора по поводу плаща, постепенно начали вращаться вокруг Лики. Похоже, что скоро ее контракт подойдет к концу. Об этом весьма красноречиво говорило то, что она начала время от времени проявлять строптивость. Хорошее у нас государство. Предусмотрительное, чтоб его! У каких-то долей процента «контрактников» вакцина, подавляющая волю, не переставала работать даже после повторной вакцинации, долженствующей нейтрализовать воздействие подавителя. И, чтобы не вешать себе на шею граждан, являющихся, по сути, инвалидами — вакцина была доработана таким образом, чтобы ко времени истечения контракта, человек уже обладал практически полноценно сформированной волей и самосознанием. Поторное же вакцинирование необходимо было в том числе и для того, чтобы подавить отрезок памяти, отвечающий за контрактное время.
От невеселых размышлений меня отвлек тот факт, что машина начала замедлять движение. Проехав еще пару минут, она, как вкопанная, остановилась в полуметре от впередиидущего автомобиля.
В недоумении, я высунулся в окно. Впереди была впечатляющих размеров пробка. Машины стояли ровными рядами, а между ними мелькали удивленные водители.
Происходило явно что-то «из ряда вон». Пробки — бич городов 20—21 веков, были искоренены с появлением автомобилей, управляемых компьютером. Будучи постоянно на связи с центральными серверами, компьютеры получали сведения о степени загруженности дорог, редких аварийных ситуациях, и выбирали новые объездные схемы. Таким образом пробки были не просто редкостью — их вообще не было!
Вытянув из ниши под сидением небольшой кейс, я отдал импланту комадну на разблокирование. Замки тут же сухо щелкнули, открывая содержимое кейса. Я вынул пистолет, запасную обойму, и новенький жетон оперативника спец-отдела.
Рассовав все это по карманам, и запихав пистолет в кобуру, я вышел из машины. Тут же представил себя со стороны, и, надвинув шляпу полгубже, пошел в «голову» пробки. «Часу не прошло с того момента, как сожалел, что похож на киношного шпиона — и на тебе. Кейс, пистолет, жетон... Тьфу, гадость. « — подумал я, ловя на себе удивленные взгляды.
Пройдя метров триста, я обнаружил причину пробки. Две машины стояли ровнехонько поперек дороги.
«На аварию не похоже. Судя по следам протекторов, сначала остановилась одна машина, и затем — резко затормозила вторая. « Тут я заметил одну деталь, от которой мое зердце начало биться гораздо быстрее, готовя к переходу в боевой режим.

— В сторону! К машинам не приближаться! — Заорал я, одним длинным прыжком перемахивая через стоящую машину. Автовладельцы с недоумением уставились на меня. Пришлось достать жетон и пистолет. На сей раз намек поняли, и, ворча, потянулись вглубь пробки.
Я же, постоянно принюхиваясь, и оглядываясь по сторонам, пошел вперед. То, что меня привлекто — было кровью, редкими, тяжелыми каплями, падающей на проезжую часть из приоткрытой дверцы машины.
Поравнявшись с ней, я заглянул внутрь. На водительском кресле лежал труп мужчины. Средних лет, крепкого телосложения. Правая рука отсутствует. Грудная клетка вскрыта. Явно отсутствует часть внутренних органов. Так же я отметил множественные повреждения левой руки. Кисть и рука по локоть были буквально измочалены.
Практически припадая к дорожному полотну, я пошел в сторону следующей машины. От дороги тянуло тем же запахом, что и в машине. Кровью, и смесью псины и мускуса. У второй машины была вырвана дверца со стороны водителя. Из нее свесилась женщина. На голове, в районе виска, набухла гематома. На левой руке — следы крупных когтей. Проверив у нее наличие пульса, я тут же вызвал «скорую» Пульс был слабым, но. все же — был.
На дороге виднелись подсохшие следы. Узкая пятипалая конечность, похожая на человеческую. Вскрыв багажник машины, я вытащил аптечку. Быстро, как мог, наложил повязку на руку женщине, и вколол обезболивающее.
После этого начал осматривать машину. Возле водительской дверцы, с обеих сторон, виднелись вмятины. Поискав взглядом, я обнаружил и дверцу. Она валялась возле дорожного ограждения, метрах в семи от машины. Подойдя к ней, я обнаружил, что стекло у нее было выбито, а на внутренней стороне отпечатались следы пальцев, местами продавивших мягкое пластиковое покрытие почти до металла. Прикинув необходимое давление, я присвистнул. Навскидку выходило что-то около пары сотен килограмм на квадратный сантиметр.
Вернувшись к женщине, я отдал импланту команду на поиск и соединение. Через пару секунд он выдал результат. В пределах досягаемости не обнаружено носителей. Я озадаченно нахмурился. Пошел к машине с трупом мужчины. Результат тот же. На всякий случай отогнул его правое ухо, и проверил на предмет микрошрамов. Их там не обнаружилось. Значит этот мужчина никогда не ставил кибер-имплант.
Озадаченно похмыкав, я решил посоветоваться с шефом. Отдал приказ импланту на соединение, и через пару секунд передо мной замаячило лицо Артура Готгильфа.

— Шеф, у нас тут двое пострадавших. Мужчина и женщина. Импланты у обоих отсутствуют. В базе данных, насколько я могу судить, на них ничего нет. Мужчина мертв, женщина сильно пострадала. Судя по характеру повреждений — это морф.

— Так... Ничего нет... Отправь-ка мне их физиономии.
Я послушно приказал импланту сгенерировать и отправить трехмерное изображение обоих пострадавших. Секунд через пять я услышал довольное хихиканье шефа.

— Ты хоть представляешь, кого ты только что нашел? Это же Клара и Ларс Юргенсон!

— Э-э... И что? Поподробнее можно?

— Поподробнее? Будет тебе поподробнее. По нашим данным, они являются главами подпольного клуба боев морфов, а заодно — главными распространителями нелегального оборудования для генного морфинга по нашему региону!
Я присвистнул.

— Это ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (23)

Последние рассказы автора

наверх