Никогда не говори никогда

Страница: 9 из 11

жадными, горячими поцелуями я покрывал каждый миллиметр ее лица, ощущая жаркое дыхание девушки. Снова наши губы встретились, но на этот раз поцелуй был действительно страстным. Изредка мы прерывались, ощущая теплый, пьянящий летний воздух и снова продолжали целоваться. Девушка стащила с меня футболку и коснулась языком татуировки «Forever Yours» выбитой прямо на груди. Моя очередь, и вот уже я снимаю с нее красную клетчатую рубашку-топ и черный кружевной лифчик. Провожу языком по плоскому, гладкому животику и нетерпеливо срываю джинсовые шортики.

— Вот это да, — моему удивлению нет предела, — когда ты успела?

На бедре Эшли такая же татуировка, как и у меня на груди.

— Твоя навеки, — шепчет она мне на ухо.

— Навеки твой, — хрипло шепчу я в ответ, обдавая ее горячим дыханием.

Я падаю на мягкую траву, девушка садится на меня сверху, и игриво прихватывает губами мою нижнюю губу. Она уже не невинная глупышка, но все еще стесняется, словно каждый раз как первый, поэтому я положил свою руку на ее ладошку и опустил ее на свое возбужденное достоинство. Ее пальчики неуверенно обхватили мужскую твердь и стали бережно играть с ней. Внезапно Эшли наклонилась и нежно поцеловала меня в губы, но я сразу же углубил поцелуй, наслаждаясь сплетением наших языков. Не отрываясь от ее губ, я отодвинул тонкую полоску ее трусиков, слегка потеребил клитор, и проник в лоно двумя пальцами, осторожно лаская ее горячую и влажную киску. Девушка вздрогнула и прикрыла глаза от удовольствия.

— Я больше не могу терпеть, — сказал я, но мое сокровище не спешило с меня слезать.

— Можно я буду сверху? — выпалила она и покраснела.

Направляя мой член, Эшли закусила губу, и я ощутил, что почти полностью вошел в тугую киску. Я обхватил ее руками за талию и стал помогать насаживаться на твердую плоть, стараясь войти хоть немного глубже. Я понял, как ошибался. Бабочка? Тигрица! Она скакала все быстрее и сильнее, отдаваясь мне со всей страстью, на которую была способна. Эш прерывисто дышала, и ее ноготки больно впивались в мою грудь, оставляя глубокие царапины. Начался дождь, но дождь теплый, совершенно лишний на фоне ясного неба. Я входил в девушку, прижимая ее к себе и покрывал беспорядочными поцелуями ее тело, по которому стекали дождевые капли. Губами отыскал грудь и стал облизывать ее, очерчивая языком твердые соски, прикусывая их, втягивая их в рот. Эшли прижимает мою голову к своей груди сильнее, продолжая в сумасшедшем ритме насаживаться на мой член. Я нежно сжимаю ее полушария в ладонях, зарываясь лицом в ее мокрые волосы, ощущая жар ее кожи, прикасаюсь носом к ключице. Стоны девушки становятся все громче и громче, и я понимаю, что она близка к концу, но не сбавляю темп, хоть сдерживаться все тяжелее. Воспользовавшись сменой позы, как небольшой передышкой, я перевернул Эш на спину и снова начал вбиваться в тело любимой. Эшли обхватила меня своими великолепными ногами за талию, положив руки мне на плечи. Глядя как девушку колотит от сильного оргазма, я с глухим стоном кончил прямо в нее.

Дождь закончился так же внезапно, как и начался. Мы лежали на мокрой траве, наплевав на все, что окружает нас. Были только я и она, а все остальное превратилось в бессмысленные декорации, лишь отвлекающие от действующих лиц этого романа.

— Скажи, я ведь лучше чем... — девушка запнулась.

Она все-таки решилась спросить о том, что в глубине души волновало ее. Я заглянул девушке в глаза.

— Эшли, таких Оливий много, а ты одна. Именно поэтому я навеки твой, — я ткнул пальцем в татуировку у себя на груди, — а остальные мне просто не нужны.

Казалось бы, несколько слов, но в ее карих глазах зажглись озорные огоньки.

Последние теплые деньки августа прошли, уступив холодному и дождливому сентябрю. На днях зашел Джейк, причем он был взволнован.

— Тайлер, почему ты не отвечаешь на телефон уже третий день? — заявил он с порога.

Я даже не знал что ответить. Джейкоб все время звонил мне, слишком хорошо помня мое состояние в те дни.

— Все просто замечательно, проходи.

Парень удивленно отметил изменения в моем внешнем виде, чистоту в квартире и приятный запах выпечки, доносящийся с кухни. Мы сели и в комнату вошла Эшли, предложив гостю кусочек пирога.

— Не потеряй ее, — шепнул Джейк, когда мы пили чай, — тебе очень повезло.

— Я и не собираюсь.

Немного поговорив, он ушел, пригласив нас к ним с Кэтрин в эти выходные. Словом, моему другу очень понравилась Эш.

Всегда эмоциональная, девушка не изменила себе и в этот раз: пока она выбирала наряд на этот вечер, прошла целая вечность. Хотя она прекрасно знала, что для меня даже в мешке из-под картошки будет самой красивой и сексуальной. Когда Эшли все-таки была готова, я еле сдержал ликующий возглас и, не дав ей опомниться, на руках унес ее в машину.

— Как ты думаешь, я ведь им понравлюсь? — спросила Эш, садясь в «Феррари».

— Тебе не о чем беспокоиться. К тому же Джейк уже от тебя без ума, — усмехнулся я.

Дом Кристаллов представлял собой небольшой коттедж с оградой, увитой дикими розами и плющом. Небольшой сад, качели — все достаточно просто и со вкусом и именно эта простота пленила Эшли. В доме нас встретили Джейк и Кэтрин, которой (разумеется, по словам Джейкоба) не терпелось увидеть мою избранницу. Я познакомил их с девушкой, но наш разговор бесцеремонно прервал Крис, игравший в гостиной.

— Крестный, — бросился он мне на шею, не выговаривая половину букв.

— Ух, какой ты стал тяжелый, — констатировал факт я, подхватывая мальчика на руки.

Кристофер довольно улыбнулся, но тут он заметил Эшли.

— Крестный, а что это за красивая тетя с тобой? — хитро спросил он.

Я поставил его на пол, и Эш присела рядом с ним.

— Меня зовут Эшли, а тебя?

— Кристофер, — очаровательно улыбнулся малыш и протянул девушке руку.

— Ты ведь девушка Тая, да? — спросил он чуть тише.

И тут Эш засмеялась теплым смехом.

— У вас такой замечательный сын.

Кэтрин прямо расцвела. А Крис уже уверенно увел «красивую тетю» показывать свою коллекцию машинок, многие из которых подарил я. К ним присоединилась и Кэт.

— Да уж, маленький негодяй отбил наших дам, — улыбнулся я.

— Пойдем, выпьем что-нибудь, — весело предложил друг.

Мы устроились в его кабинете, представлявшем собой комнату со шкафом, полным юридических книг, креслом, диваном и выходом на балкон. Непонятно откуда тут появился еще и небольшой столик с настоящим ямайским ромом, давней причиной нашего спора. Я ценил виски, а Джейкоб больше уважал ром, наизусть зная множество рецептов его употребления. Сейчас он приготовил нам какой-то мудреный коктейль. Было приятно спокойно, на трезвую голову поговорить со старым другом. Во всех подробностях я рассказывал все удивительные события последнего месяца, изредка перебиваемый Джейком, жаждущим узнать все мельчайшие подробности.

— Да уж, еще чуть-чуть и я начну верить в чудеса, — улыбнулся парень, — особенно если выиграю одно крупное дело в суде.

— Какого это, иметь любимое дело?

— Знаешь, странно слышать это от тебя, без обид. Я просто делаю то, что у меня получается. Не сказать, что я в восторге от всего этого, но как по-другому я не знаю.

— Знаешь, я тоже хочу так.

Держу пари, такое удивленное выражение лица никто и никогда не видел.

— Господи, Тай, что с тобой? Ты не заболел?

Примерно такой реакции я и ожидал. Но не того, что Джейк сказал минуту спустя.

— Ты, наследник рода Адерли, сам рубишь сук, на котором сидишь. У тебя хорошее образование, тебя с детства приучали к этикету и манерам. А ты ведешь себя сейчас как ребенок, в самом деле.

— О господи, ты ли это? Ты же человек, который терпеть не может людей голубых кровей!

— Тайлер, если бы это было действительно так, ты бы не был крестным отцом моего сына, — лукаво улыбнулся Джейкоб, — просто надо же иногда тебя подколоть....  Читать дальше →

Показать комментарии (54)
наверх