Никогда не говори никогда

Страница: 1 из 11

Описание:

Молодой аристократ, наследник древнего рода имеет если не все, то многое. Но счастлив ли он на самом деле? Иногда всего пара слов может перечеркнуть все, что было раньше. Бесконечное лето для двоих влюбленных и чистая романтика.

Предупреждение:

В данном произведении во главе угла стоит романтика, поэтому все те, кто не любят этот жанр, не обессудьте, вас предупреждали.

Любовь нежна?! Она груба, порочна, Остра как шип, и, словно тень, притворна.

Уильям Шекспир.

Знаете, не смотря на то, что я называю Адерли-мэнор своим домом, я всегда чувствовал себя здесь чужим. Все тут пропитано богатством, лоском, манерами и честью рода, о которой отец печется всю свою жизнь. Словом, всем тем, что во мне развито слишком слабо. Но если я покажу себя настоящего, меня навсегда вычеркнут из фамильного древа, лишат всего, что у меня есть, и чудо, если не убьют, ведь Рональд Адерли, титулы которого я, пожалуй, опущу, никогда никому не позволит опозорить такой древний и почтенный род. Такой образ жизни накладывает отпечаток на человека, не говоря уже о его круге общения, амурных делах и отношениях с родственниками. Заводить нормальных друзей — табу, поэтому я вынужден проводить свободное время с сыновьями друзей отца, слушать их бесконечные рассказы о политике, искусстве и лошадях, делая умный вид. Они раздражали меня точно так же, как и их родители — самодовольные, напыщенные индюки, которым было абсолютно наплевать на все, кроме их «древних и почтенных семей» и фамильной чести. Я считал за счастье каждую минуту, когда я мог спрятаться в Адерли-мэноре, сославшись на проблемы со здоровьем, но когда родители устраивали свои вечеринки, приходилось превращаться в «истинного юного Адерли» и натягивать на лицо маску аристократа, очаровывая гостей. Скажи мне кто, что в один прекрасный миг я найду в себе силы переступить черту, я бы лишь рассмеялся ему в лицо.

Ближе концу июля, семнадцатого числа, в Адерли-мэнор намечался один из таких приемов, организованных по случаю моего девятнадцатого дня рождения. Оркестр, вымуштрованные официанты, декораторы, которых моя мать, Виктория, вводила в состояние шока своими требованиями, самые изысканные блюда и коллекционные вина — все это заранее мне не нравилось. Впрочем, были и приятные моменты — наконец-то Рональд Адерли помирился с Невиллом Левингтоном, еще одним представителем высшего света. С чего началась эта вражда, никто уже и не помнил, но оба лорда так ненавидели друг друга, что ради того чтоб сжить врага со свету использовали самые грязные способы. Отец всегда поражался моему равнодушию ко всем этим конфликтам, ставя в пример моего младшего брата Джеральда, который уж точно внимал каждому совету отца, раз превратился в его копию. Но пусть не мечтает, я обставил его на год, значит по праву я — наследник титула. Поодиночке они особой опасности не представляли, но вот стоило им собраться вдвоем, и они начинали меня пилить по любому удобному поводу: начиная от моего отношения к Левингтонам, заканчивая готовностью защищать фамильную честь. С трудом сдерживаясь, чтобы не послать обоих куда подальше, я честно играл в аристократа. Вот и сейчас я сидел в комнате, где находились охотничьи трофеи, которыми отец любил хвастаться, у камина с отцом и Джеральдом, где в очередной раз началась эпопея «Каждый Левингтон должен знать свое место».

— Меня, несомненно, радует, что Невилл решил сделать первый шаг к примирению, — важно сказал отец.

— Но отец, Левингтоны наверняка что-то задумали и это лишь уловка! — бушевал Джеральд, ходя по комнате взад-вперед, будто загнанный лев.

Я задумался о дочери мистера Левингтона, Оливии. Ее смуглая кожа, темные глаза, черные как смоль волосы... увидев ее один раз, совершенно случайно, я страстно пожелал ее заполучить. Мы тайно встречались, зная, что родители будут против любых наших отношений, но сам дьявол не мог помешать мне, так сильно я ее хотел.

— Тайлер. Тайлер! — обратился ко мне отец. — Ты что, меня не слышишь? Я хотел услышать твое мнение по поводу сложившейся ситуации.

Джеральд насмешливо смотрел на меня из-за спины отца, мол, «что он толкового может сказать». Честное слово, у меня даже кулаки зачесались, до такой степени хотелось ему врезать, но я сделал по-другому.

— Отец, я думаю это хороший шанс прекратить бессмысленную вражду, — братец чуть не лопнул от злости, — может быть, мы сможем извлечь из этого выгоду.

Лорд Адерли увидел в этом какой-то смысл.

— Ты радуешь меня, мой мальчик, это действительно хорошее решение.

— Но отец! — запротестовал Джеральд.

— Никаких но! Мы пригласим их на наш прием, — жестко оборвал он брата.

Отец с Джеральдом, который тайком бросал на меня злобные взгляды, ушли на конную прогулку, оставив меня любоваться огнем. Значит, завтра я увижу Оливию. Только это помогло отвлечься от мыслей о приеме, и в голове услужливо появился образ девушки.

Спустя несколько дней родители лучезарно улыбались всем прибывшим гостям, представляя меня каждому из них и расхваливая, как только могли. Причем они так присматривались к некоторым девушкам, словно хотели, чтобы я тотчас повел какую-нибудь манерную аристократку под венец. Наконец прибыли и Левингтоны. Отец безо всяких эмоций пожал руку мистеру Невиллу, а моя мать точно так же поприветствовала его жену Урсулу, в то время как я как можно незаметнее смотрел на Оливию, так восхитительно выглядевшую в этом платье, подчеркивающем идеальную фигуру. В этот момент я завидовал сам себе, но на людях сделать ничего не мог, просто вежливо поздоровался, но не удержался, чтобы незаметно не подмигнуть. Девушка украдкой улыбнулась, а Левингтоны бросились знакомить меня и ее. Мы изобразили совершенно незнакомых друг другу людей и очень вежливо завели беседу о какой-то светской ерунде. И Адерли и Левингтоны куда-то пропали, дав нам несколько секунд.

— Скоро мы останемся наедине, — одними губами прошептал я.

— Жду с нетерпением.

Мы просто стояли рядом, оградив себя от окружающих. Вместе нам побыть не удалось, меня увлекли за собой якобы «друзья», ее такие же «подруги» и, бросив на девушку последний взгляд, я ушел выслушивать очередные бессмысленные и неприятные мне разговоры. Мужественно вытерпев всю торжественную часть, я незаметно сбежал на балкон, где достал из кармана пачку «Parliament», вытащил сигарету и неспешно закурил, с наслаждением вдыхая табачный дым. На улице начался дождь, поэтому гости переместились в дом. Роскошно одетые дамы в сопровождении чинных господ разгуливали по дому, тихонько обсуждая что-то, некоторые мужчины курили и пили виски, разговаривая об охоте, удобно устроившись в холле, в то время как их жены проводили время с моей матерью в уютных комнатах мэнора. До меня доносились обрывки их разговоров, но я старался не обращать на это внимания.

— Я тебе не помешаю? — раздался рядом грудной голос. Голос Оливии.

— Нет, конечно, нет, — на моем лице появилась первая искренняя улыбка за вечер.

Девушка улыбнулась мне в ответ.

— Когда же ты бросишь?

Я демонстративно сделал затяжку и засмеялся.

— Судя по всему это глупый вопрос.

Теперь мы стояли вместе, облокотившись о перила, и любовались переливающимися гирляндами, в свете которых фонтан выглядел особенно красиво. Все в этот вечер было особенным. Оливия пригубила шампанское из хрустального бокала, я молча отбросил окурок и обнял девушку за талию, прижимая к себе.

— Я тебя хочу.

— От тебя сигаретами пахнет, — рассмеялась она.

Я коснулся ее губ, скользнув языком в ее рот. Девушка страстно ответила, показывая, как сильно она соскучилась. Слегка прикусила мою губу и отстранилась.

— Не здесь, нас могут застать, — она взяла меня за руку и увела с балкона.

Мы пробрались на третий этаж, оставаясь никем не замеченными, и подошли к одной из дверей. Когда мы все-таки вошли в ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (54)
наверх