Унижение горничной Люды

Страница: 2 из 6

голосе что-то крепкое, зычное...»

С мимолетным ощущением «дежа вю» (словно он прибыл не только что, а всегда жил здесь!), Илья вскочил с кровати и двинулся на кухню. Ещё в дороге его плоский живот ворчливо урчал от голода, и он действительно

сейчас был не против какой-либо трапезы.

Как и всё остальное в особняке, кухня оказалась тоже элегантной и красивой. Осененная лучами щедрого июльского солнца, она райски сверкала молочной белизной кафельных стен, белыми полками, светлой раковиной и такою же белоснежной индезитовской газовой плиткой. Вторя её белизне, в ней так же гордым айсбергом возвышался двухметровый шведский холодильник, а главный стол украшала снежная мантия широкой клеенчатой скатерти.

Словно завидуя всему этому светлому кухонному антуражу, за двумя большими, хорошо вымытыми окнами, звонко шумела зеленая листва деревьев — статных деревьев густого леса, добровольною стражей плотно окружавших территорию коттеджа.

— Я приготовила вам пельмени, — проговорила горничная, увидев вошедшего Илью. — Мойте руки и садитесь за стол.

С вытащенной на стол большой дымящейся кастрюлей (из которой так и рвались вкусные запахи мяса!) она поразительно смотрелась на фоне сияющей кухни!

Вновь невольно улавливая в её голосе некие строгие нотки, Илья послушно подошел к раковине, засучил до локтей темные рукава своей фирменной рубашки, и, раскрыв кран холодной воды, подставил под неё

руки.

— Пахнет довольно вкусно, — мило улыбнувшись женщине, сказал он, начав намыливать ладони. — А с чем они — с говядиной или бараниной?

— С бараниной... — откликнулась зрелая блондинка, вываливая из кастрюли целую груду пельменей в фарфор огромной тарелки.

Сваренные пельмени, оказавшись в золотистых снопах лучей, сразу же занялись красивым «дымом» горячего испарения! Вдыхая их обильное веянье тонкостью своего обоняния, Илья, крякнув от предвкушения аппетитного яства, дабы окончательно смести с себя тень усталости, окатил прохладной водою и вытянутое лицо.

Горничная же, положив тарелку пельменей на стол, вновь возвратилась к плите, на которой с бодрым свистом поспевал и кофейник.

Вымыв руки и лицо, Илья выключил воду, тщательно протерся широким желтым полотенцем, и, вскоре уже сидел за столом.

Подавая ему чашечку горячего темного кофе, горничная спросила его:

— Вам сдобрить пельмени сметаной или майонезом?

— Пожалуй, лучше майонезом, — ответил он.

С интересом косясь на неё, он вдруг ощутил вдвойне забавное чувство — от такой её услужливости, и от того, что они оба практически были в одинаковой цветовой гамме одежды. Ведь, помимо его черной рубахи, на нем были так же и широкие темные брюки, опоясанные чернокожим ремнем!

— Подойдет оливковый? — снова спросила его она, уже достав из раскрытого чрева холодильника оранжевый пакетик заправки.

— Да, спасибо.

Горничная подошла с ним к столу, открыла небольшой колпачок и стала медленно выдавливать из него содержимое прямо на горячий ворох приготовленных пельменей.

Видя, как её толстые бледные пальцы давят тонкую плоть пакетика, из коего выплескиваются белые слои майонеза, Илья замер на месте, в одно мгновенье, представив... что она сжимает некий абстрактный член, насильно выдавливая с него потоки жирной спермы!

— Вы сами их всех состряпали? — едва не вздрогнув от такой

неожиданной ассоциации, быстро спросил он горничную, и взял со стола вилку.

— Да, сама, — улыбнувшись ему более изумрудами глаз, нежели устами, ответила блондинка.

Обильно заправив пельмени майонезом, она слизнула с пакетика остаток алым кончиком языка, и, закрыв его крышечкой, снова отнесла его в холодильник.

Не долго думая, Илья принялся за пельмешки, став лихо поедать их горячую плоть облитую холодной «спермой» заправки: они действительно оказались потрясающе вкусными, и будто сами растворялись во рту!

— Вкусно? — спросила его горничная, вновь «улыбаясь» только лишь «лупами».

Воротившись к плите, она что-то мешала уже в иной кастрюле.

— О, да! — ответил Илья, и, отхлебнув кофе добавил. — Да, и кофе у вас тоже хорош!

Горничная ещё более сузила «в улыбке» глаза и отвела их взгляд в новое варево.

Словно удав, жадно глотая один пельмешек за другим, Илья продолжал коситься на неё.

«Её волосы столь же золотисты как у Юлии Владимировны, — подумал он. — Вот если бы на неё надеть светлую одежду, наложить на веки тени, подвести глаза и накрасить губки, то, она даже будет не менее красива...»

От златовласой головы, он медленно прошелся взглядом и по её статной спине, изгибу широких бедер, сочным «капроновым» ножкам.

Из-за столь плавных соблазнительных форм, со спины казалось, что

стоит не зрелая женщина, а молодая фигуристая деваха!

«Странно, что она одета по форме, но не накрашена, — продолжал размышлять он, опустошая пельмени. — Словно стесняется красоты... А выглядела бы как царевна... Да и чувствуется в ней что-то царское, не смотря на сию «плебейскую» одёжку...»

Он также заметил, что она весьма моложава, и констатировал то, что униформа горничной сидит на ней просто очаровательно — легкая теплота, ласково коснувшаяся его небольших яиц, была тому емким подтверждением.

«Да, у тетки песня бы поперек горла встала, если бы она узнала, что не успей я приехать, а уже положил глаз на её горничную! — усмехнулся он, слегка поеживаясь от сей приятной теплоты. — Всё-таки что-то есть в этой блондинке...»

Глядя на белокурую женщину, Илья вдруг почувствовал себя молодым

орлом, хищно рассматривающим дородную зрелую овечку. И сие сравнение его взбудоражило!

— А как вас зовут? — спросил её он, уже с некой возбудимостью поедая пельмени.

— Люда... Людмила... — отозвалась горничная, не отвлекаясь от своей готовки.

«Жаль что я не Руслан, — усмехнулся Илья, лукаво сверкнув глазами. — Но ничего, Илья ведь тоже богатырское имя — у меня есть свой дорогой «богатырь!"»

— Вы давно здесь работаете?

— Около десяти лет...

— А, кстати, сколько вам лет?

Блондинка, с вспыхнувшим удивленьем в зеленых глазах, вмиг повернулась к нему. Однако, видя, что он все-таки ждет ответа на столь бестактный вопрос, проговорила:

— Этой осенью стукнет уже сорок...

— Значит, у вас будет юбилей! Здорово! Но, должен признать, вы выглядите значительно моложе своих лет!

— Правда?

— Да. Даже мне, 25-летнему парню, вы симпатичны.

— Спасибо...

Заглатывая очередной обеленный пельмень, он едва не причмокнул от удовольствия, поняв, что его догадки были верны — горничная действительно оказалась в самом соку притягательной зрелости!

— У вас, наверное, есть семья? — продолжил он свой непринужденный допрос, снова преподнося к губам чашечку кофе. — Муж? Дети?

— Нет, у меня нет семьи... — совсем тихо проговорила Людка.

Илья сразу заметил, как на её глаза вдруг наплыла легкая тень печали, а рука, неспешно мешавшая половником что-то в кастрюле, практически застыла на месте.

«Вот и ещё одна писаная красавица, которая пропадает без мужика, — подумал он, доканчивая с кофе. — Действительно, наш мир — не мир, а сплошной абсурд!»

С каждым поглощаемым пельменем ему всё больше нравилась эта блондинка, но теперь, его симпатия к ней окрасилась ещё и в нежную тональность жалости.

Когда она подошла к нему, дабы налить ещё кофе, он, кивая на свою почти опустошенную тарелку пельменей, спросил:

— А вы не хотите?

— Нет, спасибо. Кушайте...

Налив ему новую порцию темного напитка, она опять удалилась к плите.

«Всё же она царевна, — следя за нею, думал Илья. — Пусть и без марафета на лице, но царевна... А трахателя нет! Эх, жизнь экая ты жестянка!»

Чувствуя, что уже сполна наелся пельменей (покончив с ними больше чем с половину!), он перешел на медленное питье кофе, тоже весьма не дурно сваренное сей блондинкой.

— Извините,...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх