Унижение горничной Люды

Страница: 5 из 6

продолжается. За это лето мы отработали большую часть программы, теперь осталось уже совсем немного...

— То есть, вы хотите сказать, что к сентябрю завершите свой «чёс»?

— Скорее всего, Илюш...

— И сколько же вы за всё это время начесали??

— Какой всё же ты порой бестактный, племянник!

— Нет, ну все-таки сколько?! Хотя бы примерно?!

— Где-то 6—7 миллионов евро. Точно не знаю... Всеми финансами заведует Гиви...

— Ого! Ну вы молодчина, тётя! Видимо вы, своим высоким сопрано, просто околдовали всех немцев! Вы настоящая золотоносная жила России! Думаю, с такими доходами мы можем уже подумывать и о недвижимости в Голливуде!

— Ну ты и скажешь Илюш, ну и скажешь...

— А что, тётя, почему бы и нет?! Пристроимся, например, рядышком с домиком Джоди Фостер!

В этот момент перед его глазами возникла Людка — держа в руках ведро с загрязненной водой, она, лишь мельком скользнув по нему взглядом, быстро направилась в ванную комнату.

— Почему бы нет?! — с ухмылкой смотря ей в след, вновь спросил Илья звездную тетушку. — Или дядя Гиви все ваши гонорары просто захапывает себе?!

— Что ты такое говоришь, Илья! — грозно громыхнула в трубке Анжела Витальевна. — Я прекрасно понимаю, что ты не переносишь дядю Гиви, что давно ревнуешь меня к нему... Однако, это не дает тебе никакого права говорить о нем в таком тоне!

— Хорошо-хорошо, тётя! Давайте не будем ссорится! Вы правы — это действительно ревность говорит во мне... Ладно, опустим... Извините... В каком городе вы сейчас находитесь?

— Ох, бедный мой ревнивец! Мы сейчас в Ганновере. Очень красивый старинный город. Жаль только, что редко приходится осматривать достопримечательности... Ладно, что-то я совсем заболталась! Отдыхай, мой бывший мученик науки! Целую тебя в лобик, носик и губки: чмок, чмок, чмок!

— А как же чуть метром ниже?!

— Хахахаха, каков пошляк! И это мой племянник! Интеллигент! Хахахаха! Лан, Илюш, пока мой милый... Я люблю тебя...

— Пока-пока, тётя, и я люблю вас!

Анжелика Витальевна положила трубку, и, Илья, вместо её шикарного «золотоносного» голоса (подозрительно ставшего в последние месяцы необычайно ласковым) теперь услышал лишь монотонное звучанье обрывчатых гудков.

«Мне кажется, что она от меня что-то скрывает... — озадаченно подумал он, тоже кладя аппарат. — Да, к тому же уже давно... Э-эх!»

Размышляя о тёте, он почти машинально двинулся вслед за горничной в ванную, и, застал её там за «кружением» у всё того же ведра!

— Люда, зачем вы это делаете? — не без иронии спросил блондинку Илья, сразу «вспомнив» на своих губах приятную гладкость её колготок. — Я же сказал вам, что готов помогать по дому.

— Нет, не надо Илья, — глухо отозвалась она, сверкнув изумрудным взглядом. — Я уже окончила мытье окон.

Всполоснув ведро, она действительно убрала его в сторону, и хотела покинуть ванную, но Илья резко преградил ей путь собою. Тогда, не зная, что делать, горничная, не решаясь смотреть на него, и вправду, словно какая-то школьница, смущенно замялась на месте.

— Скажите, вас смутили мои прикосновения? — уже откровенно смотря на женщину взглядом хищника, спросил Илья, едва сдерживая в себе очередную ухмылку. — Мои поцелуи ваших прелестных ног?

— Илья... — продолжая отводить глаза, тут же, с некой сдавленностью произнесла блондинка. — Как там... Анжелика Витальевна? Надеюсь всё хорошо?

Он улыбнулся — её попытка перевести разговор показалась довольно наивной.

— Вы сами прекрасно знаете, Люда, что всё у неё отлично. Поет, гастролирует... Но вы не ответили на мой вопрос...

— Илья, извините, но я не привыкла к такому вниманию к себе...

— Понимаю, вы говорили, что никогда не были замужем... Но, скажите мне, как давно у вас не было просто мужчины?

— Илья, это же личный вопрос!

Изумленно вскинув крылья бровей на гладь просторного лба, она все-таки вытаращила на него большущие озера травянистых глаз.

— А кого вы стесняетесь? Мы тут одни, но я, как ваш хозяин хочу знать всё о своей подчиненной. Даже личное... Так как у вас с мужчинами? Или скажите, что вы ещё девственница?!

Он хитро подмигнул ей, ощущая поплывший по телу приятный холодок, ибо впервые, так своевольно разговаривал не с какой-то там студенткой-ровесницей, а с настоящей взрослой женщиной!

— Нет, нет... — быстро отлепетала Людка, снова стыдливо опуская свои «озера». — Но поймите, мне неловко... Я смущенна...

«Да-а-а-а, всё же блондинки, есть блондинки! — подумал Илья. — Если бы я такие вопросы задал какой-нибудь чернявой грузинской женщине, та бы мигом мне яйца оторвала! А здесь, только тихое бурчанье: «Мне неловко... Я смущенна... «! Э-эх!»

Видя, как почти сорокалетняя горничная беззащитно пошатывается от волнения, он, с необыкновенным наплывом нежности, резко обнял её и крепко поцеловал в щеку!

— Ах, Людочка! — ласково произнес он, чувствуя как небольшие, но довольно упругие горки её груди мягко вдавились в его тело. — Какая вы все-таки необычная женщина!

— Илья... — совсем тяжело выдохнула опешившая Людка. — Что... что вы делаете?! Я же вам в матери гожусь! Прошу вас... Не надо...

«Вот именно!" — только распаляясь, мысленно подтвердил он, и, продолжая касаться губами плотного лица горничной, прижал её к белой кафельной стене.

Она же, в свою очередь, почувствовав низом живота прильнувшую твердь его приличного достоинства, вконец лишилась дара речи, и лишь отрывисто засопела вздувающимися ноздрями круглого носа!

— Вы одинокая красивая женщина, — продолжая расцеловывать её лицо, тихо зашептал Илья. — А я одинокий симпатичный юноша... Мы в полном вправе дарить друг другу радость любви... Сама природа толкает нас на это...

Он попытался поцеловать её толстые губы, но она, с тихим грудным стоном отвернула своё лицо в сторону. Тогда он, ничуть не сбавляя натиска, впился губами в её шею — бархатную подрагивающую шею, втыкаясь лицом в мягкие волны пушистой гривы волос.

— Не н-н-надо! — уже в настоящем отчаянии взревела Людка и... с силой отпихнула его от себя.

Пораженный как её неожиданным мощным воплем, так и дерзким сопротивлением, Илья изумленно уставился на неё!

— Простите меня, но мне надо в туалет... — снова еле слышно произнесла она, сама испугавшись собственной дерзости.

— Но мы и так в туалете! — впервые, чуть ли не с агрессией, процедил он, и не думая уходить.

— Пожалуйста, Илья, выйдите...

Она стояла пред ним с потупленным взглядом и только сопела. Её грудь взволнованно трепетала под темной мантией униформы.

«Мало того, что холодна на эмоции, так ещё и упряма как ослица! — со злостью подумал Илья, подмешивая к грогу страстного возбуждения, пряные добавки жесткости. — Ну, берегись, Людка, теперь я тебе точно вдую по самые гланды!»

Внезапно его осенила одна изощренная идея.

— Нет, Людочка, я никуда не выйду отсюда! — заявил он вслух. — Туалет — это самое интимное место в любом доме. Конечно, после всех спален... Так вот, это интимное место, а как я уже говорил вам, что хочу вас знать гораздо ближе. Однако, за искреннею симпатию к вам и невинные ласки, вы только что ответили грубой дерзостью... Поэтому, как ваш временный хозяин, я невольно вынужден наказать вас за сей нелестный проступок... И, моё наказание таково — вы будете облегчаться прямо при мне!

Не веря услышанному, Людка мгновенно подняла на него свой изумленный взгляд.

— Чего уставились?! — лишь ухмыльнулся он, и тут же зло гаркнул. — Давайте, принимайтесь за дело! К унитазу!

Ещё более расширив глаза, она, будто в приступе задрожала всем телом, но не двинулась с места. Тогда он, видя сиё замешательство, грубо схватил её за покатые плечи и, сам подтолкнул к белому чреву отходника!

— Илья! — с новым отчаяньем вскрикнула зрелая блондинка, уже слезным взором умоляюще глядя на него.

— Давайте, давайте! — бесстрастно произнес ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх