Унижение горничной Люды

Страница: 3 из 6

что спрашиваю... — нерешительно начал он. — Но в чем причина вашего безбрачия? Вам не удалось найти себе достойного мужчину?

— Илья, а вы очень любознательны... — бросив на него свойский смеющийся взгляд, проговорила горничная. — Дело не в этом... Не только в этом... Я сирота, и всё моё детство и юность прошли в интернате. А интернат, как вы, наверное, знаете, место далекое от любовной романтики... Когда пришло время совершеннолетия, мне, конечно, выделили отдельную комнату в одной коммуналке. Но за неё надо было платить, и я стала буквально напрашиваться на любую работу. Кем только мне не приходилось работать, и уборщицей, и продавщицей, и кассиром... Даже няней одно время работала. Мне хватало на пропитание и оплату комнаты, но сама спертая атмосфера коммунальной жизни для меня с каждым годом становилась всё более гнетущей. Постоянные ссоры

горластых соседей, взаимные кражи еды в холодильниках, очереди в туалет — всё это казалось нескончаемым кошмаром, сплошным дурным сном! К тому же, ко мне без конца приставали всякие подвыпившие мужланы, только и желавшие зажать меня в каком-либо углу... Я мечтала вырваться из этой окаянной жизни! И, поэтому, когда мне посчастливилось стать прислугой у самой Анжелики Витальевны, я,

естественно покончила с той жизнью! Я осталась здесь, и, с тех пор счастлива на этой работе! Моей жизнью стало качественно вести хозяйство по дому...

— Спасибо вам, за откровение, Люда. Теперь я понимаю, почему вам было не до замужества. Но сейчас, когда ваша жизнь вполне устроилась,

вы по-прежнему не хотите этого?

— В свои сорок лет?? Илья, вы, наверное, шутите...

— Почему? Вот, например, Джулия Робертс только к сорока годам вышла замуж и даже родила ребенка.

— Так это же Джулия, она звезда. Красотка...

— Вы тоже ещё очень даже красивы... Аппетитны...

— Спасибо, Илья...

От его комплимента, она смущенно потупила глаза.

«Ах, Люда, Людочка! — только раззадориваясь от её смущения, с улыбкой подумал Илья. — Сирота вы наша казанская! Теперь мне понятна, откуда у вас такая внешняя холодность! Ну, ничего, растопим мы вас, вкуснятину, приголубим, и вы оттаете...»

— Милая Людмила, а я, на ваш взгляд красивый? — хитро глядя на неё, спросил её он.

— Да... — на мгновенье, вскинув свои веки, тихо произнесла она, и, ещё более смущаясь, добавила. — Вы симпатичный молодой человек.

«Стесняется словно девчонка! — весело подумал он. — Естественно, я симпатичный, ибо целые когорты общаговских девиц, одно время только и делали, что стелились под меня!»

— Спасибо и вам за комплимент! Также, я благодарю вас за сии превосходные пельмешки и хороший кофе! Спасибо!

— Вы накушались?

— Да-да, спасибо.

— Позвольте, я уберу со стола.

Блондинка приблизилась к Илье, и, взяв в одну руку тарелку с недоеденными пельменями, а в другую выпитую чашечку, хотела было ретироваться, но тот вдруг придержал её за запястье!

— Люда... — неожиданно иным, таинственным тоном обратился к ней он, смотря ей прямо в глаза. — Как я понимаю, что, пока тут нет тёти Анжелики, то именно я являюсь временным хозяином этого особняка. Ведь так?

— Да, Илья, так... — ответила она не без мелькнувшего испуга в зеленых очах.

— А это значит, что и вы находитесь в полном моём подчинении?

— Да...

— В таком случае не сочтите за дерзость, но, во-первых, отныне я буду вас называть Людой, так как в кротком варианте ваше имя звучит более ласково и нежно. А во-вторых, с завтрашнего дня, я хочу видеть на вас хоть немного косметики... Затушьте реснички, попудрите носик, накрасьте губы... Ведь, как я уже говорил, вы очень красивы, однако, эту красоту мне будет гораздо приятнее созерцать, если вы начнете ещё хорошо и за собою ухаживать. Вы меня поняли?

— Да, поняла...

— Чудесно.

Он высвободил её руку и сразу поднялся из-за стола. Она же, уже опасливо косясь на него, засунула тарелку с недоеденным в холодильник, а после, поставила под кран умывальника испитую кофейную чашечку.

— И ещё, — снова обратился к ней Илья, быстро вовлекаясь в сию внезапную роль «коттеджного босса». — Эта униформа, конечно, вам очень идет, но я бы хотел видеть вас и в каких-либо иных одеждах. Особенно, например, в платьях светлых тонов...

— Я поняла... — покорно склоняя крупную белокурую голову, глухо ответила горничная. — Я всё поняла, Илья...

— Хорошо, Люда! — довольно произнес он. — Тогда я наверно отлучусь в свою комнату и немного отдохну. После столь сытных пельменей, не грех на часок-другой и вздремнуть!

Слегка растопырив руками подол рабочей юбки, зрелая женщина ещё раз учтиво поклонилась ему, и, он, весело насвистывая какую-то абстрактную мелодию, покинул уютную кухню.

«Э-э-эх! Теперь я, кажется, начинаю понимать тетку! — обратно направляясь к себе, в полном удовлетворении размышлял он. — Ибо, обладая известностью и богатством, обладаешь и властью над людьми! Вот эта Старшеклассница видит меня только впервые, а уже как угождает, как пресмыкается передо мной, словно я отпрыск плешивого

монакского князя! Женщина ведь в самом смаке лет, а будто зачиханная девица! Э-эх! Деньги, власть! Тлён временного превосходства!

Интересно, если бы я повелел ей показать свои сиськи, а в придачу ещё и пизду — не ужели она и это бы выполнила с рабским смирением?!»

Действительно, уже представляя себя некой монаршей особой, Илья от души смеялся собственным мыслям. Однако, вновь оказавшись в своей спальной комнате, он, на сей раз, спокойно плюхнулся в кровать, и, буквально через пару минут был абсолютно гол как сокол.

— Ну что, мой верный дружок?! — продолжая скалить зубы в улыбке, проговорил он, весело поглядывая на свой половой член, ниспадающий чуть ли не до самых коленок. — Похоже, и здесь тебя ожидает работа! Да ещё какая работа! С самой «старшеклассницей» Людочкой! Э-эх, ма!

С очередным взрывом смеха, да приятным ощущением сытости в собственном чреве, он, поглаживая рукою, венозный ствол дорогого достоинства, завалился на кровать и... не заметно для себя, канул в невесомую негу сна.

(Пять часов спустя...)

Лохматые космы ветвей деревьев о чем-то тихо перешептывались между собою, едва не касаясь стеклянной поверхности большого коттеджного окна. Уже хорошо окрашенные в пурпурные краски вечера, они, лениво играя с невидимыми ветерками, беззаботно метали в млеющий воздух контрастные бисера светотени. Где-то высоко-высоко неслись звенящие журчания птичьего пения.

Слыша робко шелестящее шушуканье листвы, Илья медленно раскрыл глаза и, в первую минуту даже не понял где находится — лишь увидев над собою белый потолок, а вокруг себя просторные янтарные стены, он осознал, что прибывает в отведенной ему спальной комнате тётушкиного особняка.

«Кажись, я соснул... — подумал он, чувствуя нагим телом приятно налипшую прохладу. — Неужели уже вечер?»

С небольшим удивлением взирая на пурпур деревьев, он сам видел, что очередной летний день медленно погружался в бархатную дымку вечерних сумерек.

«Да, проспал до вечера... — констатировал Илья и, вспомнив зрелую горничную, не без усмешки подумал. — Интересно, что же сейчас делает наша Людочка...»

Поднявшись с кровати, он напялил на своё худое жилистое тело белую майку, а снизу (предусмотрительно не надевая никаких трусов!) натянул на ноги темно-синюю плоть широкого спортивного трико. Однако, одевшись, он так и не знал, чем себя занять в сем огромном доме — слушать музыку или смотреть ТВ ему совершенно не хотелось, а что-либо читать и подавно. Сейчас, в его медленно пробуждающиеся ото сна мысли непроизвольно вливалась только она — безропотная горничная Людка. Он вновь и вновь чётко видел перед собою её «тихо» смеющиеся зеленые глаза, осматривал строгую униформу «советской старшеклассницы», ловил на ходу золотой блеск пышных волос, и слышал мягко тающую в воздухе глухую «вату» её голоса. Он быстро прокрутил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх