Дневник Ильи Михайловича Тарского. Часть вторая: На грани сна и яви

  1. Дневник Ильи Михайловича Тарского, или Заметки на полях
  2. Дневник Ильи Михайловича Тарского. Часть вторая: На грани сна и яви

Страница: 1 из 3

Предисловие

Когда у нас что-то болит, мы бежим к доктору. Глотаем таблетки горстями и удивляемся, почему болезнь не отступает? Когда у нас что-то болит, доктор лечит следствие, но не причину. Причину найти и устранить можем только мы сами. Причина в нас самих, в наших поступках, в наших делах, словах и даже мыслях. Мы годами копим обиды. Мы годами становимся причиной обид других людей. Мы не думаем об этом, мы не замечаем этого. Обижаем, походя, не задумываясь. И обижаемся сами, когда вдруг приспичит. Обида — основная причина любой болезни. И не важно — обидели вы или обидели вас, и вы повелись на эту обиду. Рано или поздно эта пружина выстрелит в самое уязвимое ваше место.

Мы проживаем жизнь в двух параллелях, а может, больше. Одна — дом, работа, дом. Вторая, а то и третья, восьмая, сотая, — во сне. Какая из них реальнее, у каждого своя, какая значимей, у каждого по-своему. Вновь листая записи г-на Тарского, я натыкался на описания снов, видений, предчувствий. Иногда моих, чаще — женских. Женская душа сложнее и чувственнее, она видит то, что не замечает мужчина.

«Прежде чем начать, хочу обратиться к тем, кто захочет это прочитать. Это местами нудно, а порой скучно, а иногда непонятно, как препарирование лягушки, например. Зачем ее резать? Вот так и с отношениями. Зачем их разбирать? Но мы люди, и нам важна суть, мы всё хотим пощупать и во всём убедиться, но лучше на чужом опыте. Мы ведь умные!» (От автора).

***

Начну я со сказки, красивой, с несчастливым концом. А может именно в такой развязке и заключается счастье?

Жила-была девочка. И в 19 лет, считая себя взрослой и мудрой, девочка решила выйти замуж за мальчика, который был старшее ее всего на год. Они были студентами, свадьба случилась на исходе лета, а через две недели оба уехали на практику — девочка в одну сторону, мальчик — в другую. И вот там у девочки приключилась самая настоящая Любовь. Не те банальные чувства, которые мы привыкли считать за нее и называть этим словом любое новое из сотни увлечений. А именно настоящая. И муж тут был совсем не причем.

Там она встретила Его. Он был старше ее. В 19 лет это важно. Он был мудрее. А настоящая любовь не знает границ. Это была любовь с первого взгляда и, казалось, навсегда. Он был женат, она замужем. Стояло чудесное бабье лето. Было тепло, и ночью млечный путь соприкасался с дорогой на горизонте. Казалось, что до его начала можно дойти за какие-нибудь полчаса. Звезды гроздьями падали прямо в руки. Желаний не хватало, чтобы загадать на каждую упавшую звезду. Но у них желание было одно — взяться за руки и никогда-никогда не отпускать друг друга. Они мало говорили вслух, чаще разговаривали глазами, понимая друг друга с полу-взгляда. Все было как в кино. Такое в жизни случается лишь раз... А потом было расставание. Даже не попрощались толком, он вынужден был уехать, пока она была на работе. Позже они встретились, но девочка была уже беременна, от мужа, конечно. И тогда он принял решение за двоих — уйти уже навсегда, чтобы не мешать, не смущать, не быть преградой... ничему! Сердце девочки рвалось на части, но долг был превыше всего.

Красивый неоконченный роман. Зато любовь та живет в сердце этой теперь уже женщины той чистой, нетронутой сказкой, падающими звездами и говорящими глазами. Ее героя уже нет на свете, потом — через много лет — она узнала, что он погиб. Но это неважно, потому что в ее сердце живет его чистый образ, как недописанная строка, как прерванный сон, как недопетая песня. И чище этого нет ничего на свете, и больнее этого нет ничего на свете.

***

Сон первый. В постели с дьяволом

«Я уснула днем в обед. И вдруг просыпаюсь от того, что рядом со мной в кровати кто-то есть, будто с правой стороны лежит кто-то, я почувствовала мужскую энергию, я пыталась открыть глаза, чтобы посмотреть, но вокруг была полная темнота, как самой глухой ночью, я ничего не могла увидеть, а ведь должен был быть день... Вдруг мужчина (или кто-то...) рядом обнял меня рукой, и я сразу будто успокоилась, я почувствовала желание, поняла, что хочу его. Он поднялся надо мной, но по-прежнему я не могла его рассмотреть, будто черная масса и всё, а вместо лица — маска, помню фиолетовые и желтые полосы. Он ничего не говорил, но я знала, чего он хочет, будто он общался со мной мысленно, я нащупала его член рукой и немного подрочила, он стал подниматься, там все было как у обычного мужчины. И я уже понимала, что очень его хочу, уже была готова отдаться... Но в этот момент мне удалось открыть глаза — вокруг было светло, я была в своей кровати одна. И когда я это поняла, первым желанием было — вернуться и продолжить то, что началось там. Но я окончательно проснулась и убедилась, что это был лишь сон, к счастью или к сожалению».

***

Девочка рыдала, свернувшись калачиком на диване, душа выворачивалась наизнанку, слезы застилали глаза, но каждая слезинка приносила утешение. Рыдать полезно, когда ничего не остается. Одиночество давило и сжимало в комок, становилось холодно от мыслей. Каких? Их нет, есть пустота, пустота в сознании, в душе, в жизни. Что дальше? Опять пустота. Действия не давали результата, потуги и напряги... ни к чему не приводили и напрягали. Сознание меркло... Темнота или слепящий свет... Что это? А разве важно? Куда ты идешь? Зачем живешь? Что ты ищешь? Вопросы без ответов... радость без отдачи, горе не цепляло, проходило стороной. Это у них горе, пусть страдают. Девочка рыдала, сознание меркло...

«Смех зазвенел королевской монеткой,

Маленький шут в позолоченной клетке.

Пьяные сны, карусели и черти,

Маленький шут, самый грустный на свете».

(Ляпис Трубецкой)

Девочка вытерла слезы и сползла с дивана. Завтра будет новый день или не будет... какая разница, когда нет жизни. Она шмыгнула носом, скинула халатик и натянула короткую маечку, что едва прикрывала грудь. Плечи, они зябли почему-то, несмотря на тепло в комнате. Сегодня уходило лето, а вместе с ним и надежды. Ее надежды. Отсюда и слезы, душившие ее. Но слезы кончились, так же как лето за окном. Там застучал дождь. Раз, два, три, четыре, пять... отстукивали капли по подоконнику. Раз, два, три, четыре, пять... Барабанил дождь по ее промокшей от слез душе. Она нырнула под одеяло и натянула его до подбородка. Душа была пуста и вымыта слезами, а тело просило ласки. Она напряженно вытянулась во весь рост под одеялом. Одной рукой подняла маечку и сжала грудь, снизу и с боков, пальцами слегка придавив сосок. Та откликнулась нежной истомой. Внизу живота и между ног она ощутила знакомое тепло. Раздвинув ноги и согнув их в коленях, второй рукой девочка тронула нежную плоть между ног. Пока только чуть касаясь. Перед глазами, как обычно, увидела цветок. Цветок орхидеи... Вы видели это удивительное чудо природы? Как он распускается, видели? Сначала разворачиваются внешние, мясистые лепестки, раскрывая нежную суть второй пары тоненьких лепестков. Которые, в свою очередь, расходятся в стороны, открывая сердцевину цветка.

Так и ее суть открылась навстречу пальчикам, как бутон орхидеи. Она нащупала заветный бугорок и прижала его пальцами, продолжая ласкать грудь. Цветок раскрылся еще больше. Теперь ей хотелось большего — силы, воздействия, напора. Она чувствовала, как между ног появляется влага и становится горячо. Привычным движением она выдернула из-под соседней подушки резиновый самотык. Это была ее первая игрушка, подаренная ей когда-то любимым мужчиной. Мужчина давно остался в прошлом, а самотык жил до сих пор, он потемнел от времени, он был жестким и неудобным, но она никогда не предавала его, только он мог доставить ей наслаждение в ее играх с собой. Придавив его огромную головку к клитору, она сначала нежно провела вниз, вверх, смазывая резиновую плоть своими соками. Потом, ускоряя темп, начала водить им по губам с нажимом на клитор. Еще, да еще... Тело кричало и выгибалось. Устала рука, а внизу живота собрался огненный шар, который никак не мог взорваться....

 Читать дальше →
Показать комментарии (40)

Последние рассказы автора

наверх