Дневник Ильи Михайловича Тарского. Часть вторая: На грани сна и яви

  1. Дневник Ильи Михайловича Тарского, или Заметки на полях
  2. Дневник Ильи Михайловича Тарского. Часть вторая: На грани сна и яви

Страница: 2 из 3

Поменяла руку, сдвинула ноги вместе и продолжала, продолжала неистовую пляску нажима. Сильнее, еще сильнее. Кончай, сучка, кончай — билась мысль в голове. И вот она — боль, да именно боль, внизу живота, что заставляет сжимать ноги и выгибаться дугой, влага, что течет по ногам, жар, что приносит облегчение. Она кончила. Судорожно, двумя ногами сжала самотык, еще раз вздрогнув от боли в клиторе, и затихла. Руки вдоль тела, ноги сжаты, глаза закрылись. Девочка провалилась в сладкий, глубокий сон, без сновидений. Часа на три...

***

Сон второй. Разговор с Богом

Девочка стояла на парапете балкона шестого этажа, в футболке и босиком... И мир вокруг рушился... нет, она не собиралась прыгать... зачем? Что этим можно изменить? Ничего! Ей было холодно, но внутри горел адский огонь! Жить не хотелось, но сильно хотелось выжить! Что это? Порыв ветра сорвал клок снега с веток, и осыпал вниз мелким дождиком. И тогда она услышала голос Бога... Он говорил с ней. Нет, не словами, не фразами. Что есть слова? Тени, жалкое подобие чувств, ощущений. ОН говорил образами! Она видела их, ощущала, ловила всем сердцем. Слабое существо без защиты, без покровительства.

Но образы заполняли ее изнутри. Вокруг была лишь зима, с ее темнотой и порывами ветра. Ветер заползал под футболку, ласкал обнаженное тело, но это были колючие, злые ласки, они не давали успокоения, они возбуждали. Пожалуйста, не надо, — шептала она, но это не помогало. Спасти могло только одно — спуститься вниз, зайти в теплую комнату и залезть под одеяло. А что это изменит? Душа останется там — на парапете, рядом с Богом. И она стояла... из последних сил, замерзая и чувствуя ласковые, но колючие прикосновения ветра. В какой-то момент ей стало просто хорошо, уже не чувствовался холод зимы. Его не было. Тело стало податливым, мягким. «Почему люди не летают, как птицы... « И она отпустила руки. Равновесие, и без того шаткое, было потеряно. Нет, она не взлетела, как Маргарита, нет, она не сорвалась в пропасть. Она осталась стоять! На ногах! Раскинув руки, замерзая, чувствуя ласковые прикосновения ветра... и приближение земли.

Бог тогда говорил с ней, но она не поняла, о чем.

***

Знаешь, в чем главная проблема первой, бурной, стадии развития отношений? Это как пить солёную воду — чем больше пьёшь, тем сильнее жажда. Вот так и здесь. Каждая встреча вместо удовлетворения, приносит новое желание. Ещё и ещё, и, кажется, что насыщение не наступит никогда. Это проходит со временем, но время движется медленно, очень медленно, почти бесконечно. Пережить расставание сложно, хочется заорать: «Остановись мгновение!»

«Ты говоришь, у мужчины две головы. Это так. У женщины тоже. Только у нас вторая голова — это сердце. Знаешь, когда душа разрывается от желания вцепиться клещами и не отпускать никуда, свернуться калачиком на коленях и уснуть в ласковых и добрых объятьях, очень сложно прислушиваться к голосу разума. Но я прекрасно понимаю, что есть одно такое гадкое, мерзкое, но абсолютно железное слово — Долг. Я его ненавижу, вот только мимо него всё равно не пройдёшь. Это всё равно, что преодолеть изгородь из колючей проволоки. Пока переберёшься на ту сторону, в кровь обдерёшь и руки, и ноги, и все остальные части тела, в клочья раздерёшь одежду, а на той стороне лишь пустое, безжизненное и бесконечное пространство. Зачем эти бесплодные усилия? Долг держит нас на этой стороне. Долг возвращает с небес на землю.

Сегодня именно это и произошло. Я боролась в душе сама с собой. Просто в голове билась мысль: «Уходи сейчас, чтобы вернуться, или останься навсегда!» И как всегда долг победил. Я не имею на тебя прав, я не могу быть рядом, я могу только ждать! Это трудно. Я не должна была тебе всего этого говорить, не имела права, если бы не твой телефонный звонок вчера вечером.

Всякий раз в этой жизни мы пытаемся найти вневременное и внепространственное обиталище. Лужайку, где пляшут скворечники. Но всякий раз на нашем пути возникают препятствия, которые мы не можем преодолеть. Это то, что я хотела рассказать тебе вчера, о тех самых вневременных пространствах. Это то, о чём ты не захотел послушать».

***

Сон третий. Прогулка по воде

Это было море. Сначала на нем были огромные волны с человеческий рост. Вокруг светило ослепительно яркое и теплое-теплое солнце. Волны были темно-синего цвета с белым гребнем наверху. Но в них не было угрозы, а наоборот — они тянули к себе, хотелось прокатиться на волне, как на горке. Но в какой момент картинка сменилась — и море стало абсолютно спокойным и ровным, глубоко синее с бирюзовым отливом... И тогда она вошла в воду. Вода держала ее на самой поверхности. Было так спокойно на душе. Но вдруг возникло желание встать на эту зыбкую поверхность. Она поднялась на ноги И пошла... по воде. В полный рост, нисколько не сомневаясь, что это все реально!

***

Вчера я обидел тебя. Обидеть человека легко, когда он сам настроен на обиду. Сегодня пытался исправить. Я сидел рядом и виновато гладил твою коленку. Такую знакомую, нежную кожу, такое податливое всегда тело. Но ты была холодна, как мраморная статуя. Ты смотрела в одну точку, не замечая меня. Я сполз вниз, к твоим ногам, раздвинул колени и приник к твоей потаенной, такой доступной всегда и такой неживой сегодня сущности. Ты не шелохнулась. Была мягкой как воск и холодной, как мрамор.

На столе горела свеча, оплывая воском художественными мазками. Ты видела сгоревшую до основания свечу в луже расплавленного воска? Она величественна! Упавшая, растаявшая, но живая. Свечи не умирают, они лишь перевоплощаются. Жизнь похожа на огонь горящей свечи. Она также скоротечна, хрупка и расплывчата. Сегодня мы просыпаемся и еще живем, а завтра лишь растекаемся невообразимыми формами расплавленного воска. Гадание на кофейной гуще ничто по сравнению с формами расплавленной свечи. А свечи загораются снова и снова. И ничто не может уничтожить новую свечу, кроме нового огня. Они неразделимы, они связаны воедино, и нет ничего, что могло бы разрушить этот союз. Лишь только расплавленный воск. Но и его можно слепить заново, вставить фитиль и свеча обретёт новую жизнь.

«Каждый шаг ставит точку, каждый шаг ставит точку, предоставьте мне отсрочку, я шагну... « Женская душа проста. Но мужчины упорно не хотят этого понять. Там, где нет ничего, кроме прямой линии, они ищут что-то сложное, натыкаются на пустоту — и теряются. Иногда умение читать между строк гораздо полезнее, чем умение слышать. Очередь имеет начало, но часто не имеет конца. И длиной она, как правило, на всю жизнь. Женщины тоже редко могут пережить демонстративное пренебрежение, но лишь женщины умеют ждать. Не надо искать сложностей там, где лишь прямая линия.

Твой тихий голос прозвучал как гром среди ясного неба: «Страх! Страх перед смертью, вот что заставляет нас жить! Ты благополучен, женат, устроен, окружён заботой, но ты не позволяешь свободно вздохнуть не только тем, кто рядом, но и тем, кто случайно оказался на твоём пути. Ты пытаешься подчинить себе целый мир? А выдержишь? Не сломаешься? Мы ловим каждое мгновение, потому что оно может быть последним. А потом возникает еще одно, и еще, момент отдаляется... А вдруг сегодня, завтра, послезавтра, через неделю? Игра — с жизнью или смертью?»

Я замерз от твоей холодности, встал и ушел. Совсем. Но ты не поднялась меня проводить. Обида — расплавленный воск сгоревшей свечи, сгоревшей дотла.

***

Сон четвертый. Эротический

Раз, два, три, четыре, пять... Отбивает барабанную дробь дождик по подоконнику. Раз, два, три, четыре, пять... На небе ни одной звёздочки, за окном темно и хмуро. Вдруг накатила волна, она пробежала от макушки до кончиков пальцев и исчезла где-то в конце кровати. Сон, это лишь сон. Я ухожу с головой под воду. Тону? Нет. Почему-то могу дышать. Под водой. Там нельзя дышать... Но я же дышу. Сон... Говорят, эротические сны снятся к разочарованию....  Читать дальше →

Показать комментарии (40)

Последние рассказы автора

наверх