Лодки, музыка и секс. Часть 1

Страница: 1 из 6

Я всегда просыпаюсь рано.

За те два года, которые я живу на побережье, я так привыкла каждое утро бродить по этому пустынному берегу, что не представляю, как смогу когда-нибудь оставить эти места. Летом, когда даже самый сильный ветер с моря всегда тёплый, я открываю глаза, вскакиваю с постели и, не обуваясь, а накинув лишь лёгкий сарафанчик, иду гулять.

Шесть утра. В этот ранний час на берегу никого не встретишь. Наш дом стоит в отдалении от остальных жилых построек; единственный наш близкий сосед, старый Фред, просыпается очень поздно и его ставни всегда закрыты, когда я прохожу мимо его окон. На море видны лодки рыбаков, которые выходят в море, но все они живут далеко от нас и я никого из них не встречаю. Я совсем одна...

Мои босые ноги грузнут в песке, волосы треплет ветер, а я шагаю вперёд. Я миную домик Фреда, миную какие-то старые полуразвалившиеся деревянные постройки, перевёрнутые лодки, миную всё, что напоминает о присутствии здесь человека и наконец попадаю в свою любимую часть побережья, пустынную и необитаемую. Сколько я помню свои утренние прогулки, людей я здесь видела всего один раз; даже рыбацкие лодки сюда не заплывают. Слева от меня гряда скал, справа — синее-синее море. Моя длинная тень движется впереди меня и уводит меня всё дальше и дальше от дома...

Гряда скал поворачивает вправо и подходит почти вплотную к линни воды. Босые ноги шлёпают по отмели, и я иду дальше. Дорогу перекрывает большой и высокий камень, одним краем плотно прилегающий к скалам, а вторым заходящий далеко в воду. С этой стороны на него не вскарабкаться — слишком отвесный склон, поэтому я захожу в воду и обплываю его по морю. Холодная вода бодрит, заставляя окончательно проснуться.

По другую сторону от камня продолжается тот же ландшафт — скалы тянутся вдоль берега насколько может видеть глаз. Я никогда не ходила дальше.

С этой стороны склон у камня не такой отвесный, и я легко взбираюсь наверх. Верхушка у него плоская, как-будто специально сделанная для того, чтобы там можно было прилечь. Я сбрасываю с себя мокрый сарафан, и остаюсь совсем нагишом. Вокруг ни души, никого, кто бы мог меня увидеть.

Мне нравится это ощущение, чувство единения с природой. Морской ветер ласкает моё молодое тело, от этого по коже бегут мурашки, а мокрые волосы развиваются на ветру. Я стою на самом краю, сзади меня скалы, а слева, справа, спереди — бескрайнее море. И ни души.

Я зажмуриваюсь, расправляю руки и падаю вниз в холодную воду. Сердце замирает от ужаса, пока я лечу. Когда я оказываюсь в воде, я не тороплюсь выныривать, а жду, пока вода сама вытолкнет моё тело на поверхность. Поплавав на спине, я снова взбираюсь на камень и снова прыгаю. Проделав это раз десять, я опять вылажу наверх, усаживаюсь на самый край, свесив ноги вниз, и приступаю к занятию, без которого не обходится практически ни одно моё утро.

Моя рука плавно опускается между слегка раздвинутых в стороны ног и нащупывает киску. Грудь мгновенно реагирует: покрывается гусиной кожей, а соски твердеют. Я закрываю глаза, средний палец ложится на клитор, а указательный и безымянный — на половые губки. Я начинаю делать плавные движения вверх-вниз и чувствую, как волосики на киске постпенно покрываются густой влагой. Запрокидываю голову назад и, закусив нижнюю губу, продолжаю движения.

Когда киска становится совсем мокрой, я неглубоко засовываю пальчик внутрь, и мои движения становятся ещё более ритмичными. Палец двигается внутри влагалища, вызывая ни с чем не сравнимые ощущения. Из груди вырываются стоны, а дыхание учащается. На время я улетаю из этого мира.

Кончив один раз, я обычно не успокаиваюсь. Я откидываюсь назад, укладываюсь на спину и развожу в сторону ноги. Одна рука инстинктивно ложится на грудь, начиная ласкать её, вторая — на лобок, и я принимаюсь его массировать. Я постанываю, выгибаю спину, сжимаю свою грудь. Пальцы опускаются ниже... Вторая рука скользит по животу и тоже спускается вниз, пальцы разводят половые губки в стороны, открывая мою дырочку так широко, как только можно.

Впереди меня море. Оно — свидетель всего. Только ему я доверяю свой секрет, только оно знает, чем я занимаюсь каждое утро на этом безлюдном необитаемом берегу.

Я ввожу в киску два пальца, неглубуко, чтобы не повредить девственную плеву. Места там мало, пальчикам тесно, но киска с удовольствием принимает их. Я начинаю двигать рукой, трахая себя и постепенно ускоряясь. Я вожу пальцами вверх-вниз, а время от времени кладу всю ладонь к себе между ног, сжимаю киску и массирую её, двигая рукой из стороны в сторону.

Через двадцать минут таких утренних упражнений, я получаю второй оргазм, гораздо более сильный, чем первый. Моё тело сводит сладкой судорогой, стоны разносятся эхом по округе, и я ещё минут десять лежу, приходя в себя. Отдышавшись, я вскакиваю, одеваю сарафан и прыгаю в воду. Помывшись и поплескавшись, я выхожу на скалистый берег и бреду домой.

Так начинается мой день.

*

Меня зовут Сьюзи. Вот уже два года, как я с родителями переехала на побережье. Мне восемнадцать, в этом году я заканчиваю школу, правда я в неё не хожу. Ближайшая от нас школа находится в небольшом городке в нескольких милях от нас, а транспорт туда от нас никакой не ходит. Папа каждое утро ездит туда на свою работу на машине, он мог бы возить меня по утрам, но привозить меня обратно после занятий некому. Короче, родители решили, что лучше всего мне обучаться дома, самой. В начале семестра я еду в школу, беру список всего, что нужно за эти полгода выучить, получаю в библиотеке нужные книги, а в конце семеста еду сдавать экзамены.

До того, как мы сюда переехали, мы жили в городе, большом, грязном и шумном. Я ходила в школу, у меня были друзья, подруги, у родителей была работа. Потом заболела мама. Папа долго бился, пытаясь найти хорошего врача, но маме становилось только хуже. Наконец нам посоветовали сменить климат, и мы укатили сюда, к морю.

Первое время я ужасно тосковала. Умоляла родителей забрать меня назад, в город. Непривычная для меня тишина давила на меня, особенно по ночам, когда я оставалась одна в тёмной комнате. Но прошло два месяца, и я настолько влилась в здешнюю атмосферу, что когда мы с отцом поехали в город забирать какие-то документы, я не смогла там прожить и двух дней — на второй день с головной болью я просила отца скорее вернуться. Мама тогда сказала, что я «окончательно исцелилась».

Я полюбила этот берег, и полюбила одиночество. Ещё в первый месяц своего пребыванию тут я пристрастилась к утренним прогулкам, правда тогда они заканчивались более скромно. Бродя по этому безлюдному песчаному берегу, простирающемуся в обе стороны, я чувствовала, что рождена для этого места. Я всю жизнь ждала встречи с ним, сама о том не подозревая. Я влюбилась в это море и песок.

Я не тосковала, хоть и большую часть времени была совсем одна. Я мало общалась с родителями, но отношения у нас были хорошие. У отца была большая библиотека, которую он собирал на протяжении всей жизни, и я пристрастилась к чтению. Диккенс, Гюго и Достоевский были моими любимыми писателями. Я частенько вылазила на чердак, садилась перед слуховым окном, через которое было видно море, и могла просидеть там целый день с книгой в руках.

Однажды утром в первый год нашей жизни тут я по своему обыкновению забрела в пустынную часть берега и увидела двух людей — мужчину и женщину. Они были абсолютно голые и занимались любовью прямо на песке. Мужчина был лет тридцати пяти, крепкого телосложения, с чёрными с проседью волосами, мускулистыми руками и грудью, женщина — лет двадцати, маленькая и хрупкая, тоже черноволосая. Она стояла на коленях на песке, упершись руками об землю, а он проникал в неё сзади, обхватив руками её талию. Женщина стонала, закрыв глаза, то опуская голову, то запрокидывая её назад. Иногда она поворачивала лицо к своему партнёру, и он долго целовал её в губы, не прекращая своих движений.

Парочка была так поглощена ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх