Лодки, музыка и секс. Часть 1

Страница: 3 из 6

же, приходится жертвовать своей прогулкой. И вот как раз в один из таких дней со мной случилось одно важное событие.

Врач, который лечил маму, посоветовал ей съездить в один санаторий с минеральными водами и лечебными грязями, и мама на две недели уехала. На второй день её отсутствия папа рано утром уехал в город по срочному делу.

— Сьюзи, тебе уже восемнадцать, так что ты справишься, — он снабдил меня подробными инструкциями по аренде лодок и укатил на своём старом «Форде».

Было шесть утра — время, в которое я обычно начинаю прогулку. Я побродила по двору нашего домика, но это быстро мне наскучило. Я решила посмотреть, насколько я волевой человек и смогу ли сегодня обойтись без мастурбации. Поначалу это казалось проще простого, но время шло, и я чувствовала, что моя маленькая похотливая киска хочет ласки. Я твёрдо решила выстоять до конца и поэтому поспешила себя чем-то занять.

Я редко остаюсь дома одна, и мне было непривычно чувствовать себя хозяйкой в доме. Я медленно прошла по всем комнатам, посидела на кухне — выпила кофе, повалялась на кровати в спальне родителей. Перед тем, как уйти из спальни, я решила поправить кровать, которую помяла, и обнаружила под подушкой порнографический журнал в глянцевой обложке. Я сразу догадалась, что журнал этот — папин, и что держит он его обычно в другом более надёжном месте, но сейчас, пока мамы нет, папа решил, что под подушкой тоже сойдёт.

Искушение было слишком велико. Слишком велико, чтобы я могла ему противостоять. Поэтому я даже не пыталась. Усевшись на кровать, я принялась листать страницы журнала. На обложке красовалась большегрудая девица, голая по пояс, но дальше меня ждали более серьёзные потрясения. Фотографии мужчин и женщин, парами, тройками, группами из большего количества людей, все они предавались любовным утехам в таких разнообразных позах и комбинациях, что я не уставала удивляться с каждой новой страницей. Вот мужчина и женщина в позе «по-собачьи», снятые с такого удачного ракурса, что все самые интимные подробности видно как на ладони; вот парень, лежащий на кушетке, а на нём восседают две барышни, одна на его члене, а вторая — на лице; вот две девушки, блондинка и брюнетка, страстно целующиеся, а их пышные груди прижаты друг к дружке; вот мужчина языком лижущий женский клитор; вот женщина, заглытвающяя огромный мужской член; вот два мужчины занимаются любовью с одной женщиной, причём член одного у неё в киске, а член другого — в попке. С каждой картинкой, с каждой новой страницей у меня сильнее захватывало дыхание, внизу живота начало щекотать, а рука непроизвольно потянулась к трусикам. Особенно меня впечатлила последняя картинка, где двое мужчин трахают девушку. Сколько желания было на её лице! Я спросила себя, что должна чувствовать женщина, чтобы разрешить мужчинам такое с ней делать! Господи, как у неё в попке помещается этот толстенный член?! Рациональная часть меня отказывалась это понимать и принимать, но иррациональная постепенно брала верх: никаких объяснений не нужно, это просто дикая страсть, похоть, развратное желание, которому нет и не может быть никаких объяснений. И чем больше я смотрела на этих людей, тем больше чувствовала, как эта иррациональная дикая животная страсть захлёстывает меня с головой. Я хотела одного — испытать то же, что эти люди, попробовать всё то же, что попробовали они. Пускай это бессмысленно и глупо с любой разумной точки зрения, ну и чёрт с ним! К чёрту разум! К чёрту рациональность!

Шортики, в которых я ходила по дому, а за ними и трусики, мигом слетели на пол. Я осталась в одной маечке. Соски у меня набухли и торчали через ткань, киска текла. Я встала на колени, опёршись руками о поверхность кровати, и представила, что сзади меня сейчас мужчина, медленно вставляющий в меня свой член. Я положила руку между ног и вставила пальчик во киску. Медленными движениями я стала себя трахать, представляя, как мужской член скользит внутри меня. Стоны вырывались из груди, усиливаясь по мере того, как движения ускорялись.

— М-м-м, — стонала я, — да, милый, да. Давай! Продолжай!

Воображаемый «милый» продолжал. Мощными руками он перевернул меня на спину лицом к себе. Я закрыла глаза и представила, как он целует меня в губы, долго, страстно, как он целует мою шею, грудь. Я засунула в щёлку два пальчика и принялась снова ритмично трахать её.

— У-у-е-е! — вырывалось у меня. — Давай, трахай меня, вот так, да, да!

Я почувствовала, что вот-вот кончу. Но кончить мне не дали. За окном послышалось гудение мотора, и к нам во двор вкатил автомобиль, звук которого вывел меня из любовных грёз и вернул в этот мир. Как ошпаренная вскочила я с кровати, сунула журнал обратно под подушку, надела шортики. В дверь постучали, и я побежала открывать.

На пороге стоял мужчина лет двадцати восьми, стройный, красивый, смуглокожий. Он как-будто вышел из моих девичьих грёз, я даже сначала не поверила своим глазам — так он был похож на моего воображаемого «возлюбленного». Глаза его были большими и зелёными, такого яркого цвета я ни у кого не видела. Еле заметные морщинки возле глаз делали его взгляд если не умным, то каким-то добрым и оптимистичным. Совсем коротенькая щетина придавала лицу мужественности, а тонкие правильной формы губы говорили, что этот человек способен быть нежным.

Он, видимо, не ожидал меня увидеть ещё больше чем я его, поэтому мы с минуту простояли на пороге, смотря друг на друга. Я чувствовала, что моя возбуждённая киска намокает всё больше, и начала бояться, как бы влага не проступила сквозь шортики. Наконец он закашлялся и нарушил молчание:

— Доброе утро, мисс...

— Доброе утро, — моё сердце забилось, когда я услышала его голос. — Вы... Вам... Вы за лодкой?

— Да, я хотел арендовать у вас моторку. Но я вижу, хозяина нету дома?

— Я его дочка. Я могу дать вам лодку, — я улыбнулась ему, и тут же вспомнила, в каком я виде — растрёпанные волосы, мокрое лицо, возбуждённые соски торчат через ткань футболки.

— Это было бы замечательно! — обрадовался он, оглядывая меня с ног до головы. — Понимаете, в летний сезон я арендую коттедж здесь, на побережье, в нескольких милях отсюда. У меня там есть свой катер, но вчера он перестал заводиться, а времени посмотреть, что с ним такое, у меня не было. Сегодня ко мне приезжают несколько друзей, а я обещал им выйти в море порыбачить.

Мысли перепутались, и я потеряла способность соображать.

— Мисс, ну что, вы дадите мне лодку? — спросил мой гость, видя, что я ему не отвечаю.

— Да, сейчас... — опомнилась я. — Сейчас... Погодите одну минуту, я возьму ключи от гаража.

Он с удивлением разглядывал меня.

— Да, конечно. Не торопитесь так, — добавил он, увидев, как я чуть не упала с лестницы.

Я побежала наверх в свою комнату, привела в порядок причёску, насухо вытерла киску, переодела шортики. Я совсем не представляла, что буду делать и говорить, когда спущусь вниз.

В прихожей у нас на стене мама развесила несколько моих акварелей, которые я нарисовала за те два года, что мы тут жили. В основном, морские пейзажи. Сбежав по ступенькам, я увидела, что посетитель их рассматривает.

— Красиво, — сказал он, повернувшись ко мне. — Это вы рисовали?

— Да, я. Мы переехали сюда два года назад, и я просто влюбилась в эту местность. Одно время часто выходила с коробкой красок и мольбертом на природу. Маме очень нравится...

— Мне тоже, — улыбнулся посетитель.

— Мама цепляет мои работы по всему дому. Правда, я последнее время забросила живопись, — вздохнула я.

— Почему забросили?

— Не знаю, я как-будто перестала чувствовать что-то важное, понимаете? Раньше, бывало, выйду из дома, гляну на море и небо, на рыбацкие лодки, на чаек, летающих над водой, и рука сама тянется к краскам. А сейчас такого уже не бывает.

— Может вы засиделись тут? Я имею в виду, может вам для вдохновения нужна смена обстановки? Попросите отца, пусть он свозит вас куда-нибудь. Здесь ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх