Одиссея 2300-х. Глава девятая

  1. Одиссея 2300-х. Как всё началось
  2. Одиссея 2300-х. Глава первая
  3. Одиссея 2300-х. Глава вторая
  4. Одиссея 2300-х. Глава третья
  5. Одиссея 2300-х. Глава четвёртая
  6. Одиссея 2300-х. Глава пятая
  7. Одиссея 2300-х. Глава шестая
  8. Одиссея 2300-х. Глава седьмая
  9. Одиссея 2300-х. Глава восьмая
  10. Одиссея 2300-х. Глава девятая
  11. Одиссея 2300-х. Глава десятая

Страница: 1 из 2

Дорога по земле, словно линия сквозь ткань времени, через которую и по которой ты движешься. Если дорога короткая, то ты летишь по ней, наполняясь весельем, наслаждаясь скоростью, быстротечностью. Если же дорога длинная, то по ней ты едешь, прокручивая через себя пространства, летящие вокруг тебя, людей с которыми ты встречаешься или взглядом, или говорящих с тобой, погружаясь, время от время, в созерцание самой дороги — с её бугорками, трещинами на полотне, растительности, строениями по обеим сторонам дороги, неясных очертаний вдали. Трейлер нёсся именно по такой дороге — длинной, не петляющей среди неровностей местности, а разрезающей местность прямой линией полотна.

Сначала слабый ручеёк машин, появившийся после проезда нами участка возле базы, стал наполняться машинами, строениями, какими-то сооружениями, расплывающимися в дрожащём мареве. И к вечеру, когда настало время выбирать место для ночёвки, мы столкнулись с проблемой — все места на стоянке были заняты, полиция, появившаяся уже перед самой стоянкой, требовала двигаться дальше. Барт, хмыкнув, выпрыгнул из кабины, а через десять минут наш трейлер втиснулся в груду разномастных трейлеров и замер, остывая после дороги. Полицейские, закрыв стоянку, стали выставлять ограждение на самом съезде к стоянке, другие машины неслись мимо стоянки, возмущённо мигая фарами. Ведь до следующей стоянки как минимум минут сорок, если не больше. К тому же, не известно будет ли там свободное место?

Здесь уже чувствовалась близость большого города. Маленькие городки, пролетавшие мимо нас по обочинам этой магистрали, в той или иной степени, были сами по себе. Стояли вышки, какие-то патрули появлялись при приближении нашего трейлера. Тут же, практически на каждом перекрёстке стоял пост полиции, в небе неспешно проплывали дирижабли — горы служащие на время недельного патрулирования и местом службы, и местом проживания полицейских. Барт, принесший большой пакет с едой из бара, подмигнул нам с Софией, положил сверху на пакет газету. На развороте была крупная фотография Валерии, моя фотография, а внизу мелким почерком писано-переписано! Особо выделялась на фоне текста сумма вознаграждения за информацию о беглецах. Если я помню точно сумму прежнего вознаграждения, то прирост составил сорок процентов. Мда. Игра на нас шла по-крупному. София, с которой мы спали в одной постели уже как неделю, покрутила газету, прочла несколько заметок, пожала плечами. Ничего нового. За исключением того, что сумма вознаграждения возросла. Ставки растут!

***

Остановка у водоёмов всегда приятная остановка. Даже просто постоять на берегу, посмотреть на широкое, а иногда и не широкое зеркальное отражение неба, природы. Да и сами остановки были замечательные! Мы купались, загорали на берегу небольших озерков, которых было множество, если свернуть с дороги и проехать с километр, не больше. Мелкие, широкие, они прогревались до самого дна, ласково обмывая уставшие тела и давая не только нам, но и своим обитателям тепло. В такие моменты мы не думали ни об охоте на нас, ни о том, что нас могут проверить спустившиеся с небес полицейские. Только вчера вечером, укладываясь спать, мы услышали резкие хлопки, громкие крики на самом краю этой крупной стоянки.

— Полиция берёт перевозчиков наркотиков. — Барт нырнул в кабину, щёлкнул замками дверей, иллюминаторов. — А вы давайте наверх и сидеть там тише воды.

— Понятно. Но нас это не касается. Хотя. — София стянула с полки какую-то коробку, зеркало. — Вы давайте, дуйте наверх.

На следующий день мы свернули с дороги, откатились к одному из озерков.

— Купаться! — Барт выскочил из кабины, скинул одежду, ухнул с разбега в воду.

— Купаться! — Марта последовала его примеру.

— А вам это уже вредно! — София ткнула пальцем в небо. — Вон видите такие маленькие точки? Автоматы слежения. Сканируют каждого человека, сличают с данными из базы. А потом... Кому как повезёт.

— Так что же делать? — Валерия уже стянувшая лямки майки, натягивала её обратно на упругую грудь.

— Настало время вас немного изменить. — Хмыкнула София.

— Изменить? — Валерия удивлённо подняла брови.

— Все пояснения потом! — Марта, мокрая, в капельках воды на теле, полезла под диван, завозилась с чем-то. — Вы мне тут мешаете!

— До выхода на большую трассу, — София говорила спокойно, словно обсуждала меню на следующий день, — вы должны быть уже в новом виде и с новыми документами.

— Новом виде? — Валерия натянула на себя майку, залезла с ногами на кровать. — А?

— А этим мы сейчас и займёмся. — София щёлкнула замками, открыла коробку.

***

К проституткам в «нашем милом уголке», что от нашей школы совсем недалеко, я пошёл во втором увольнении. Управление общественного спокойствия, по-другому управление публичного спокойствия, вообще никак не смотрела на посещение контролируемых ею публичных домов курсантами Школы пилотов и десантуры, как и прочих учебных заведений. К тому же, девочки и женщины заведений могли спокойно вытащить нужную информацию у расслабленных клиентов. Многие потом с тоской вспоминали эти моменты, а УПС крутила из них нитки, выводя порой замысловатые кружева заговоров, преступлений, требующих, конечно же, строгих наказаний. Невозможность бороться с реальными преступниками, так как они порой были с ними в доле, выливалась в такие показательные порки, аресты, раскрытие заговоров. Но в тот момент меня это мало волновало. Мне нужна была женщина. Причём уже вчера и как можно больше. После пяти месяцев воздержания меня распирало от давившей изнутри спермы. Не смейтесь! Если не считать пару девочек с платформы, на которой я просидел, ожидая попутного рейса до Школы, то у меня не было секса уже давно. Очень давно. Стоп! Вру. Едва я вступил на эту планетку, чтобы подать документы в Школу, мне подвернулась та официантка из кафе, что напротив городского совета.

Облака пыли протащили меня вдоль улицы, которая в дальнейшем была изучена до последней подворотни, последнего камешка в мостовой, и прижала к дверям кафе. Куда и я нырнул, стараясь отдышаться. И сразу наткнулся на неё, нёсшую поднос с пустыми тарелками. Заведение тогда ещё пыталось сделать приличное лицо, обслуживая клиентов с керамическими тарелками и, вообще, пускала пыль в глаза. Это потом пошли пластиковая посуда, консервированные продукты и так далее. Но тогда всё было прилично.

Её я, конечно, уронил вместе с подносом. А так как в кармане у меня было столько денег, что я мог себе позволить помечтать обо всём, то первым вопросом, после извинений, подъёма с пола её, меня и битой посуды, был простым и ясным «Чем платить будешь?»

Мытье посуды не самое страшное. Самое страшное это уже помытая посуда. Неси осторожно, не лапай грязными руками и не дай бог уронить! А они сволочи тяжёлые, чуть мокрые, так и норовят выскользнуть! К вечеру, уставший, я присел в коридоре, стараясь понять сколько мне на этой галере ещё пыхтеть, намывая посуду. К такому вот, вспотевшему, уставшему и голодному подошла она — такая красавица-принцесса в передничке, красивой причёской, ласковым взглядом.

— Кушать хочешь? — Она присела, невольно подставив вырез платья и всё то, что дальше просматривалось. — Мясо будешь?

— Буду. — А чего дурить? Может пожрать удастся.

— Пошли. — Она взяла меня за руку, собираясь вести меня за собой. И тут я понял, каким-то не десятым, а сотым чувством, что у меня будет не только обед, ужин, но и тёплый дом, тёплая кровать и женщина. Эта женщина, ведущая за собой по коридору.

До дома, как и до кровати, мы не дошли. Я подхватил её, прижал к стенке и стал целовать. Мне было наплевать, что за стенкой о чём-то спорили повара, гремела сетка, принимавшая продукты. Руки словно давно бывали тут, нырнули вниз, нащупали замочек, открывавший её комбинезон. Пыхнувшее тепло, притянуло руки к низу её коротенькой курточки.

— Тут неудобно. — Она отстранилась, забегала пальцами по пуговицам куртки.

— А мы сделаем, ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх