Вопреки судьбе. Часть 3

  1. Вопреки судьбе. Часть 1
  2. Вопреки судьбе. Часть 2
  3. Вопреки судьбе. Часть 3

Страница: 26 из 32

— Эй, никаких разборок в помещении! — бесновался трактирщик, не решаясь, впрочем, особо сильно повышать голос. — Кто-нибудь, позовите стражу!

Никто, впрочем, и с места не сдвинулся. Один из парней стоял уж слишком близко к выходу.

Александр вздохнул, встал из-за стола и убрал меч в ножны.

— Идите-ка домой, ребятишки, — с легкой улыбкой на лице сказал он.

На изрядно опьяневших аристократов эти слова оказали прямо противоположенный эффект. Они кинулись на Александра.

Это было все равно, что пытаться поранить стену. Едва только глянув на бастарда, я тут же поняла, что могу спокойно допить свое вино, наслаждаясь зрелищем.

Александр перехватил руку с кинжалом, ударил ногой парня, пытавшегося зайти сзади. Метнул выпавший кинжал прямо перед носом у другого, попытавшегося обойти фигуру бастарда и схватить меня.

Драка закончилась едва ли за минуту. Все пятеро парней были раскиданы по полу, поскуливая от боли. У кого наливался фингал под глазом, кто обхватил руками свой живот.

Бастард достал из кошеля ближайшего парня золотую монету и бросил через зал трактирщику.

— Уходим, — шепнул мне Александр, ухватив за руку и вытащив из заведения.

Мы прошли едва ли сотню шагов, прежде чем бастард, оглянувшись через плечо, заявил с изрядным весельем в голосе:

— Слышала, моя принцесса? За тебя предложили шесть сотен золотых!

— Вообще то, пять, — с улыбкой на лице ответила я, чувствуя, что соски по-прежнему натягивают платье, что не укрывалось от взглядов встречных мужчин.

— Его друг накинул бы и две сотни сверху, — пожал плечами бастард. — А подумав как следует, так, может, расщедрился бы на все три.

— А сколько обычно стоят рабыни? — задала вопрос я.

— Красивая и покорная рабыня-ублажительница уходит на торгах где-то за три сотни. От силы — четыре, если она действительно красавица, а среди толпы найдется щедрый толстосум, — не задумываясь ответил бастард. — Так что, как видишь, Катерина, у тебя есть потенциал!

Я лишь рассмеялась, чувствуя, как Александр крепко сжимает мою ладонь своей.

«Не увлекайся», — сказала я сама себе, запоздало вспомнив, что собираюсь убить этого человека. Однако, мысль ушла так же, как и пришла. Уж слишком хорош был этот день, чтобы думать о таких вещах.

Александр же повел меня дальше осматривать город. Следующим «злачным» местом, в которое отец бы меня не пустил даже под конвоем из десяти телохранителей, оказался бойцовский ринг.

Бастард полчаса ходил по каким-то малолюдным улицам, прежде чем нашел это место. Людная толпа, человек сто с небольшим, обступила круглую арену едва ли тридцати шагов в поперечнике. Крики и ор властвовали тут.

На ринг выходило двое мужчин в одних лишь набедренных повязках (а иногда и вовсе без них) и, едва только раздавался звук трубы, начинали бить друг друга. Сильно. Вышибая дух из противника. Руками, ногами, головой.

Здесь было лишь одно правило. Заключил пари и проиграл — отдай деньги по-хорошему. Драки вокруг огороженной арены вспыхивали после каждого боя, вне зависимости от того, кто победил. Всегда находились те, кто был недоволен результатом.

Едва мы только зашли в это место, как Александр тут же обнял меня и положил руку мое тело, прямо на голое бедро, абсолютно не обратив внимания на мою робкую попытку отстраниться. Вторую руку он постоянно держал рядом с рукоятью меча и, как я подозревала, это создало вокруг бастарда более-менее спокойную зону. Никто не хотел наступить на ногу гладиатору.

Александр легко проложил нам дорогу сквозь толпу, замерев на самом краю ринга, чтобы я могла посмотреть на бои во всей красе. Бастард даже пару раз заключил пари на одну золотую монету со стоящим по соседству мужичком. Один раз — выиграл, а второй проиграл, без колебаний отдав золотой обратно.

Я же во все глаза смотрела на бои. Некоторые были короткими — едва ли с минуту, в то время как другие затягивались. Бойцы точно так же попадались совершенно разные. Некоторые — крепкие мужики с рабскими ошейниками. Но большинство были свободными людьми.

Конечно, на Арене я видела зрелища намного более кровавые, однако, было и существенное отличие. На Играх я всегда сидела неподалеку от отца, на лучших местах. Однако бой все равно был достаточно далеко от меня, чтобы я не могла разглядеть лиц.

А тут — сражение шло едва ли в десяти шагах, а то и вовсе на расстоянии вытянутой руки, что заставляло меня испуганно прижиматься к торсу Александра. Я видела каждый свежий синяк на телах, видела их яростные глаза, чувствовала запах их пота.

Была и другая сторона у этого места. Каждые несколько боев над рингом раздавался голос зазывалы, который искал желающих попробовать свои силы. И таких находилось в избытке. Обычные люди, желающие заработать своими кулаками пару монет. А пока их готовили к бою, на ринг выпускали рабыню и одного из недавно победивших бойцов.

Девочки отдавались с неистовым пылом прямо на ринге под взорами окруживших его плотным кольцом людей. Быстро, эмоционально, оглашая зал громкими стонами. Доводя своего партнера до экстаза за считанные минуты.

Рабыни делали все. Брали в рот, подставляли зад, просили, умоляли, раззадоривали. Все что угодно, лишь бы заставить своего партнера кончить на их тело. И, с легкой улыбкой на лице, покидали ринг, уступая место очередной паре бойцов.

Даже и не знаю, сколько мы провели там времени. Я смотрела во все глаза и на бойцов и на рабынь, даже не зная, что из этого мне нравится больше. Однако, сердце в моей груди билось от волнения, а царивший тут азарт наполнял меня до краев, пробуждая желание учудить что-нибудь. Просто потерять голову на мгновение. Отдаться на волю чувств, пойти на поводу у эмоций.

Зазывала уже раз в пятый остановился около Александра и, в то время как я во все глаза смотрела на стоящую на четвереньках рабыню, во влажную дырку которой с силой вгоняли здоровенный член, каждый раз бросая девушку вперед сантиметров на пятнадцать, предложил бастарду выйти на ринг.

Однако, гладиатор в очередной раз отрицательно покачал головой, а едва начался следующий бой, развернулся и пошел прочь от ринга.

— Идем, Катерина, — шепнул он мне на ухо, — а то тут скоро станет уж слишком жарко.

Я хотела было упереться, остаться еще ненадолго, однако поймала пару похотливых взглядов на своем теле, мгновенно отбивших у меня всякое желание противиться.

Александр увел меня из этого места, но я еще долго чувствовала его цепкую атмосферу. Смесь из восторга, волнения, азарта и разнузданности, дикого сексуального желания.

Солнце уже прошло половину пути к горизонту, однако, возвращаться во Дворец я не хотела. Хоть Александр и не сказал ни слова, но я чувствовала, что мое отсутствие в замке уже давно заметили и не торопилась домой, получать головомойку от отца. Да и внутри у меня горел яркий огонь интереса.

То, что показывал мне Александр, не было тем, о чем мне рассказывали во Дворце. Бастард показывал мне жизнь обычных горожан такой, как она есть, без прикрас. Дикая, волнительная и опасная картина. И я хотела увидеть больше, отчетливо понимая, что по возвращению отец удвоит бдительность и ни за что не позволит мне снова улизнуть. Может быть, приставит ко мне еще одного «плаща», а то и двух.

Александр тоже не шибко то стремился во Дворец, потому что направился прямо в противоположенную сторону. И вскоре мы оказались на городском рынке.

Я во все глаза смотрела по сторонам. Людей здесь было как сельдей в бочке. Мы буквально проталкивались сквозь них! Я постоянно чувствовала чьи-то прикосновения к своему телу, но, едва только поворачивала голову в их сторону, как они уже скрывались из виду, сменяясь другими.

Мое «платье», если этот наряд можно так назвать, то и дело цеплялось за что-то, отчего подол все время задирался, открывая случайным взглядом мою попку, а то и пух между ножек, заставляя меня то и дело краснеть.

Первые ...  Читать дальше →

Показать комментарии (48)

Последние рассказы автора

наверх