Вопреки судьбе. Часть 3

  1. Вопреки судьбе. Часть 1
  2. Вопреки судьбе. Часть 2
  3. Вопреки судьбе. Часть 3

Страница: 29 из 32

толком не успели отойти от рынка. Александр говорил, что в домах вокруг немало постоялых дворов для приезжих торговцев, а также мелких лавочек. Впрочем, сейчас я об этом даже и не вспоминала.

Бастард прошел по улочке едва ли тридцать шагов, после чего опустил меня на какую-то твердую поверхность. Мне на лицо упало несколько капель. От прохлады я открыла глаза.

Александр протягивал мне сложенную лодочкой ладонь, доверху наполненную водой. Я жадно присосалась к ней, даже не думая, откуда она взялась. И еще меньше меня заботило то, что я, по сути, целую ладонь бастарда.

Едва только пить стало нечего, как парень тут же зачерпнул еще одну горсть из небольшого водоема, на краю которого я полулежала. Я снова выпила все до дна, чувствуя как по телу разливается приятная прохлада, развеивающая блаженное бессилие.

Однако я все еще ощущала ноющее блаженство каждой мышцей своего тела.

Я перевернулась на живот, чтобы плеснуть несколько горстей воды себе на лицо. И, едва я немного «освежилась», как почувствовала сильные руки на своей талии.

Александр легко приподнял меня, поставив на четвереньки прямо перед водоемом. И, закинув подол платья мне на спину, тут же вошел в мое лоно.

Я блаженно застонала, чувствуя, что моя щелка по-прежнему полна влаги. Бастард никуда не спешил, все так же следуя одному ему ведомому ритму. То неспешно входя в мое истерзанное лоно, то ускоряясь, заставляя меня выгибаться дугой от очередного оргазма.

Неподалеку послышался скрип. Я повернула голову на звук.

Едва ли шагах в пяти от меня стояла молодая девчонка. Хорошо если ей было лет шестнадцать. Кареглазая, с раскосыми глазами и каштановыми волосами, собранными в два коротких хвостика. В обычном коричневом платье с грубо разрезанным до самого живота подолом. И с черным ошейником на шее.

Девушка замерла, глядя на меня. В глазах — легкий испуг и восхищение. В руках — деревянное ведро. Наверняка рабыню послали за водой. Однако она никак не ожидала, что тут такое твориться!

Бастард, судя по всему, не слишком довольный тем, что мои стоны стали тише, несколько раз всадил свой член на всю длину, мгновенно заставив меня забыть о рабыне. Я снова громко закричала от наслаждения, а вскоре и вовсе провалилась в очередной оргазм.

Плеск воды совсем рядом. Я открыла глаза. Девушка, похоже, чуть осмелела и подошла, чтобы зачерпнуть воды из водоема. Однако, ее глаза были намертво прикованы ко мне. Смотрела она уже с явным восхищением, откровенно завидуя. Наверное, доставлять мужчинам наслаждение ей представлялось гораздо более легкой работой, чем таскать воду.

Рабыня присела на корточки, пытаясь заглянуть мне в глаза, скрытые от нее челкой.

— Воды... — простонала я, чувствуя, что горло просто разрывается от непрерывных стонов. — Пожалуйста, воды...

Александр чуть замедлился, входя в меня медленно и глубоко, под конец даже толкая меня на добрую ладонь вперед, вжимая свой член до самого упора. Я стонала, то и дело роняя голову от наслаждения, стараясь хоть немного унять собственную похоть, чтобы напиться.

Рабыня обеими руками набрала полную горсть и поднесла к моему рту. Бастард, сволочь, даже и не думал прерываться, заставляя меня стонать во весь голос, в перерывах делая мелкие глотки.

В итоге девчонке пришлось минут пять поить меня с ладоней, прежде чем она вспомнила о том, что ее Хозяин ждет не дождется ведро воды, и убежала, оглянувшись в дверях напоследок.

Бастард же, едва только дверь закрылась, тут же перевернул меня на спину. Закинул мою ногу себе на талию и вошел в меня, продолжая гонку.

Я билась в экстазе. Александр даже подложил свою ладонь мне под голову, чтобы я не ударилась о камень, но меня это прикосновение к своим волосам лишь еще сильнее заводило.

Взгляд то и дело падал на улицу, с которой все началось. Всего лишь не вовремя попавшийся навстречу патруль. А чем все обернулось?

Однако мои мысли были совершенно о другом. Если, конечно, можно назвать мыслями то похотливое состояние, в котором я витала.

Я думала о том, до чего же Александр вынослив! Он то и дело менял ритм, постоянно выбрасывая меня из привычной колеи, не давая моему телу как-то приспособиться. Едва только наслаждение становилось терпимым, прекращало мешать способности думать, как бастард то ускорялся, то замедлялся, то намеренно сбивал ритм, прекращая на секунду всякие движения, заставляя все мои мысли вертеться лишь вокруг того, что же будет дальше. Предвкушая каждое движение и наслаждаясь тем, что уже произошло.

Была и другая мысль, более отстраненная.

Я по-прежнему дико стонала, не в силах, да и не желая, сдерживать свой голос. И люди, проходящие по улице, с интересом поглядывали в мою сторону. Мимо нас с Александром тоже проходили люди, но, в основном, я видела лишь их спины. Солнце клонилось к закату и люди шли от рынка, а не к нему.

Мне было дико стыдно от одной мысли о том, сколь же много людей видели меня за время этого бесконечного наслаждения! Одна мысль о том, что все эти люди смотрят как их будущая Императрица уже даже не трахается, а по-настоящему ебется, неистово заводила. Хотя, лично у меня было четко осознание, что меня просто берут! И я только и рада отдаваться этому нахальному бастарду, которого мой отец безмерно ценил и уважал, а я — откровенно недолюбливала.

Это был запретный плод. Показать себя. Всю, без остатка. Совершенно не скрывая ни своего тела, ни голоса, ни наслаждения. Позволить другим людям увидеть это. Увидеть, что именно приносит Императрице дикое наслаждение. Разрушить все их представления о том, какой должна быть правительница.

Я наслаждалась этой мыслью. От нее мое наслаждение становилось еще ярче. И, несмотря на все, я понимала, что этот раз, этот день — единственный, когда я могу так поступить. Потому что сегодня я весь день нарушала один запрет за другим.

— Смотри, моя принцесса! — еле слышно прошептал Александр, нажав рукой на мой затылок, вынуждая меня прижаться подбородком к груди и безотрывно смотреть, как член бастарда снова и снова устремляется в меня.

Я кончала, глядя на эту картину, отчетливо понимая, что произойдет совсем скоро. Вермирра показывала мне этот момент и я знала. Знала наперед. Предчувствовала момент всем своим телом и всей душой желала его. Момента первозданного счастья, чистого наслаждения.

Александр резко вышел из меня, пока мое тело билось в оргазме и излился на мой лобок, полностью залив кучерявые волосики и внутреннюю сторону бедер пахучим семенем.

И я запоздало поняла, что момент еще не настал. Не сейчас. Глаза мои закатились и я отключилась.

***

Это было странное чувство.

С одной стороны, Александр сделал достаточно, чтобы я смотрела на него влюбленными глазами. Мое тело желало его до того сильно, что я почти каждый день убегала в залы Вермирры, лишь бы не пойти на поводу у своих эмоций.

Но, с другой стороны, я понимала, что бастарду нельзя позволять взойти на трон. Это грозило крахом всей стране, чтобы я там не думала о нем. Достаточно было представить себе взбешенную аристократию, как я тут же понимала — Александра нужно устранить.

Так что я как могла избегала его, старалась даже не попадаться ему на глаза. К тому же, стоило только вспомнить о той выволочке, что устроил мне отец, как сексуальное желание сразу же ощутимо спадало.

В тот раз я попросту потеряла сознание от наслаждения. Очнулась уже на полпути ко Дворцу. Александр нес меня на руках. И, не таясь, вошел прямо через парадный вход. А через пять минут я уже стояла перед отцом, который высказал все, что он думает. И о неподобающем наряде, и о моей выходке, и обо всем остальном.

Александр сразу же взял вину на себя, но Император лишь отмахнулся, справедливо заметив, что бастард не уволок меня силой. Гвардейцы четко доложили, что я ушла сама и без всякого принуждения. Да еще и поучаствовала в обмане.

К тому же, мой проницательный отец ...  Читать дальше →

Показать комментарии (48)

Последние рассказы автора

наверх