Хайборийская эра: Белит. Глава 3

  1. Хайборийская эра: Белит. Глава 1
  2. Хайборийская эра: Белит. Глава 2
  3. Хайборийская эра: Белит. Глава 3
  4. Хайборийская эра: Белит. Глава 4
  5. Хайборийская эра: Белит. Глава 5

Страница: 2 из 5

начал покрывать груди Белит страстными поцелуями. Поймал губами её правый сосок. Стиснул. Отпустил. Затем ухватил левый. Его язык быстро-быстро заскользил по темно-коричневым ореолам. Соски Белит начали твердеть и заостряться. Она громко учащенно дышала, испытывая странную смесь чувств: ненависть, отвращение и возбуждение. Внизу живота появилось просто невыносимое томление. Бедра Белит непроизвольно задвигались. Близость мужского члена сводила с ума, лишала воли.

Да, ей хотелось проникновения! Хотелось! Будь оно всё проклято!

— Нет! — на высокой ноте вдруг взвыл Самсет, резко отшатываясь от пленницы. — Нет! Нет! Я чуть не совершил это! Я едва всё не испортил! Мой разум на мгновение помутился! Моя воля на миг ослабла! Я не должен! Я не имею права! Ты принадлежишь тому, кто сделает меня бессмертным и будет служить мне! Ты принадлежишь МуДору!

Разъяренная, вся в растрепанных чувствах Белит плюнула стигийцу в лицо. Но тот, лишь расхохотался.

— Если бы я не знал, что ты простая девчонка, подумал бы, что колдунья. Так затмить мой разум! Это не каждой дано!

Тут, Самсет заметил Арамту. То что вытворял урод, глядя на обнаженную Белит привело колдуна в ярость.

— Как ты смеешь! Грязная скотина! Выродок! Не смей даже смотреть в сторону избранной!

Удар в челюсть заставил Арамту пошатнуться. Он заскулил и получил ещё один удар по горбатой спине.

— Отойди прочь, свинья! Оденься!

Хныкая, урод начал торопливо завязывать набедренную повязку, а заодно схватил и свою длинную тунику, валявшуюся на полу.

— Позорище! Поганая тварь! Ты жив до сих пор лишь потому, что твоя смерть снимет с меня защитное заклинание!

На Арамту посыпались пинки.

— Давай, давай, пошевеливайся, отойди прочь! Не смей подходить сюда без моего разрешения.

Плача и что-то невнятно бормоча, Арамту забился в дальний, темный угол. Самсет приблизился к Юнь-Ли. Член его по-прежнему грозно вздымался.

— Мне нужно сбросить напряжение. Ты, маленькая шлюшка мне и поможешь.

— Не трогай её! — закричала Белит.

Но с таким же успехом, она могла бы и молчать. Как можно помешать колдуну и не позволить ему осуществить задуманное? Тот, лишь отмахнулся и похотливо сопя, навалился на трясущуюся в ужасе кхитаянку.

У Юнь-Ли было много мужчин. Молодая служанка за свою недолгую жизнь перепробовала их всяких разных и опытных и неумелых, выносливых и быстро терявших силы, чутких, нежных, страстных, грубых и даже жестоких, соединение с которыми больше походило на изнасилование. И одним из таких, как раз и был стигийский колдун. Он вовсе не думал о том, чтобы доставить, хоть какое-то удовольствие девушке, а стремился удовлетворить, лишь свою звериную похоть. Единственным достоинством Самсета, как мужчины был его крупный, крепкий член, изгибавшийся чуть вверх, словно сабля. И хотя стигиец вогнал его во влагалище Юнь-Ли сразу, без всяких предварительных ласк, его движения внутри, все же, через пару минут стали доставлять удовольствие. Кхитаянка закрыла глаза и попыталась отрешиться от всего происходящего. Гнилостно-сладковатый запах, исходящий от колдуна мешал этому. Впервые в жизни Юнь-Ли мечтала о том, чтобы мужчина поскорее уже закончил и оставил её в покое.

Самсет громко сопел и хрипло постанывал, загоняя член глубоко в её лоно. Движения его были быстры, сильны и поначалу однообразны. Но затем, ему, что-то взбрело в голову и колдун принялся покрывать шейку, плечи и груди Юнь-Ли жадными, страстными поцелуями, а членом начал выделывать всякие финты. Кхитаянка ощущала, как мужской орган, то изгибается в одну сторону, то в другую, проникает в вагину под разными углами, да и ритм движений стал непредсказуем. Самсет, то бешено пёр её, то сношал девушку медленно, входя в неё почти нежно. Член же его, словно бы двигался и жил сам по себе. Не иначе стигиец прибег к какому-то колдовству.

Юнь-Ли стонала всё громче и громче. Странная, дикая, противоречивая смесь из ужаса, отвращения и удовольствия ошеломила её. Горячий, сплошь покрытый её липкими выделениями член стигийца с чавканьем двигался в её дырочке. Струение вагинального сока кхитаянка чувствовала на своих ляжках, а отвердевшие её соски стали столь чувствительны, что прикосновение к ним, могло бы вызвать оргазм. Так оно, в общем-то и случилось. Самсет начал покусывать соски служанки, да при этом входить в её взмокшее лоно резкими толчками, погружаясь почти по самые яйца.

Юнь-Ли пронзительно вскрикнула, а потом из груди её стали рваться безудержные стоны. Тело, охваченное наслаждением и сейчас не подвластное ей вовсе, извивалось, билось и металось. Самсет издал звериное рычание и его ягодицы судорожно задергались.

— О да! Всё в тебя спущу, маленькая сучка! — взвыл стигиец, опорожняя ноющие яйца во влагалище девушки. Его горячее семя выходило сильными толчками. Колдун весь взмок от пота, глаза его сверкали безумием, из перекошенного рта вниз по подбородку тянулась слюна.

Наконец закончив, он отошёл от пленницы тяжело дыша, весь при этом поник и ссутулился. С его члена остатки спермы капали на пол, оставляя там мутно-белые, жирные пятна. Юнь-Ли тихо хныкала, прижавшись спиной к камню. Плоть её получила удовольствие, но при этом душевно девушка ощущала себя униженной и опозоренной. Ничего подобного, столь противоречивого с ней ещё не случалось.

Самсет отыскал глазами Арамту:

— Эй ты, иди сюда.

Уродец осторожно приблизился к брату, заметно вздрагивая всем телом. Колдун усмехнулся и кивнув на кхитянку, а затем на Белит сказал:

— Слушай меня внимательно, выродок. Помой этих женщин, приведи в порядок, умасти их тела благовониями. И поторопись. Через час я вернусь. И чтобы всё было готово. Будем проводить ритуал.

Арамту засопел, начал переминаться с ноги на ногу:

— А я... а меня... делать — переделать...

— Да, я помню, — раздраженно бросил Самсет. — Когда закончим главное, остаток магической силы я обращу на тебя и ты станешь красивым, стройным мужчиной. Всё, теперь займись делом.

Сказав это, Самсет выпустил из кончиков пальцев плотное облако в котором бесследно исчез.

* * *

Преодолев покрытые джунглями холмы пираты добрался до широкой долины в конце которой возвышалась огромная каменная башня. Её коническая крыша была отчетлива видна над верхушками даже самых высоких деревьев.

— Вот и логово колдуна, — сказал иранистанец Махам. — В прошлый раз мы застали его врасплох, но сейчас это вряд ли повториться.

— Посмотрим, — буркнул Элмар.

Пираты устремились вперёд. Долина полого уходила вниз и местность вокруг с каждой минутой становилась всё более болотистой. Ковер из листвы над головами стал значительно гуще и солнечные лучи едва пробивались сквозь него. Поэтому вокруг царил полумрак, пахло сыростью, из кустов доносились странные, порой зловещие звуки, исходящие из глоток существ, которых пираты, ни то, что ни разу не видели, но даже и представить себе не могли. В вонючей жиже, среди бурых водорослей, камышей и коряг что-то с шумом плескалось, злобно фыркало, пускало пузыри. Несколько раз на пути отряда появлялись похожие на обезьян твари, только с голой зеленоватой кожей и огромными, сияющими глазами. Когда в них пускали стрелы и бросали копья, существа скрывались в зарослях, издавая жуткие, полные злобы вопли.

Вот, наконец и подножье башни. Только приблизившись к ней вплотную, пираты смогли оценить её истинные размеры. Огромное сооружение состояло из плотно пригнанных друг к другу каменных блоков, любой из которых могли бы сдвинуть с места, разве что сотня людей. Кто проделал титаническую работу по сооружению такой башни высотою локтей в триста, на забытой богами острове, можно было только гадать.

Попасть внутрь можно было через огромные двустворчатые ворота. И сейчас они были настежь открыты. Отряд в нерешительности замер. Такого открытого приглашения никто не ждал.

— Что-то мне это не нравится, — пробормотал Элмар, покрепче ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх