Хайборийская эра: Белит. Глава 3

  1. Хайборийская эра: Белит. Глава 1
  2. Хайборийская эра: Белит. Глава 2
  3. Хайборийская эра: Белит. Глава 3
  4. Хайборийская эра: Белит. Глава 4
  5. Хайборийская эра: Белит. Глава 5

Страница: 3 из 5

стискивая топор.

— Когда мы сюда пришли, ворота были закрыты и мы забрались внутрь вон через то окно, — сказал Махам.

Элмар поднял голову и увидел на высоте двадцати локтей овальное отверстие, вполне пригодное, чтобы за раз мог протиснуться один человек.

— И куда мы попадём?

— В коридор, что спиралью обвивает всю башню снизу до верху — объяснил иранистанец. — Колдуна мы схватили внизу в большом зале, когда спустились и миновали внутренний боковой коридор.

— А что бы могли значить эти открытые ворота? — не без волнения спросил главарь пиратов.

— Первое, что приходит на ум — ловушка, — Махам пожал плечами. — Но может я и ошибаюсь.

— Вот что мы сделаем, — произнёс Элмар, оборачиваясь к своим людям, — здесь у ворот останутся десять человек. Их возглавишь ты, Н-Гона. С остальными я иду внутрь.

На том и порешили.

* * *

Для выполнения порученной ему работы Арамту принёс позолоченное ведерко полное чистой теплой воды и губку с деревянной ручкой. Первой, он занялся кхитаянкой. Девушка продолжала всхлипывать и стенать.

— Госпожа, что же с нами будет? Неужели мы погибнем? Кто такие эти Первые? Чьей матерью я должна стать?

— Я не знаю, — удрученно откликнулась Белит. — Вся надежда сейчас только на наших людей.

Юнь-ли это никак не могло успокоить. Она, то бросала взгляды на замерших у стен шестерых истуканов в латах, в которых, судя по всему жизнь уснула, то на горбатого урода, старательно обмывающего её тело губкой. Особенно тщательно он протер лобок и промежность кхитаянки, где всё было заляпано семенем Самсета. Прикасаясь к телу девушки, Арамту, аж открыл рот и высунул язык, при этом по губам его и подбородку потянулась слюна, а в глазах была не скрываемая похоть. Его набедренная повязка спереди неслабо оттопыривалась. Если бы не строгий приказ брата, этот урод наверняка воспользовался бы беспомощным положением девушек.

Наблюдая за братом колдуна, прислушиваясь к его похотливому сопению, Белит поняла, что спастись можно, лишь обманув этого урода. Вот только времени было мало. Нужно торопиться. У Белит созрел план. Он был не особенно хорош, крайне рискованный, но ничего другого не оставалось.

— Эй, ты! — позвала она.

Удивленный Арамту повернулся. Его выпученный глаз, казалось сейчас совсем вылезет из орбиты, а второй, так и вовсе скрылся в тяжелых складках век.

— Иди сюда! — позвала Белит.

Он приблизился, неловко ступая, весьма озадаченный и даже, как будто бы слегка испуганный.

— Не пора ли тебе заняться мною? — спросила Белит.

— Да... а да, — закивал Арамту.

Он опустил губку в ведро, затем начал обтирать груди Белит. Девушка видела, как он волнуется, чувствовала дрожь его рук.

— Скажи, Арамту, я нравлюсь тебе? — с нежной улыбкой спросила Белит.

Стигиец отшатнулся, и отскочил, его выпученный глаз беспорядочно задергался.

— Ну признайся, ведь нравлюсь. — Белит медленно и чувственно облизнула свои губы языком. — Я видела, что ты делал, когда Самсет трогал меня.

— Нет... не... нельзя... Плохо... стыдно, — торопливо забормотал Арамту, тряся головой.

— Да что же тут стыдного? — рассмеялась Белит. — Если мужчине нравится женщина, он не должен это скрывать. Это неправильно. Сбрось свою повязку.

Перекошенная рожа Арамту побагровела, теперь он трясся уже весь, а не только его руки.

— Сбрось же. Я хочу посмотреть. У тебя есть на что полюбоваться.

Уродец издал протяжный стон. Совсем нешуточная борьба кипела в нём. Белит начала подбадривать.

— Ну давай же, смелее! Твой член великолепен! И я ещё раз хочу посмотреть на него и поближе!

— Я страшный, — заскулил Арамту. — Урод! Урод!

— И что с того! — Белит снова рассмеялась так, словно стигиец сказал ей о каком-то забавном пустяке. — Думаешь, женщине так важна внешность мужчины? Мы всё равно красивее любого из вас. Нас интересует только ваши члены. И чем они больше, тем лучше. А у тебя он огромный! И толстый! Больше чем у твоего брата!

— Даааа, — протянул Арамту и впервые на губах полоумного появилась кривая улыбка. — Мой больше. Много больше.

— Так покажи мне его!

И стигиец сдался. Набедренная повязка упала. Чудовищный член: толстый, кривой, волосатый торчал чуть вверх, готовый к действию. Под ним раскачивались мохнатые яйца, каждое размером с хорошее яблоко. При виде всего этого ужаса Белит чуть не стошнило.

— О, как он хорош! — тем не менее воскликнула она, стараясь изобразить восторг. — Сколько в нём силы! И величия! Наверное, немало женщин ты покорил и осчастливил им?

— Нет, нет, — Арамту засмущался. — Я страшный. И глупый. Женщин не было у меня! Я не могу никому нравится.

— Неправда! — с наигранным возмущением вскричала Белит. — Ты мне нравишься! Подойди поближе!

Шлёпая босыми ногами по каменному полу, стигиец приблизился. Он прямо таки пожирал глазами пленницу. Трясся от возбуждения и сильнейшего волнения.

— Выбрось ты эту губку. Прикоснись рукой к моей груди.

Арамту разинул рот, потом закрыл его, дрожь в волосатых коленях урода усилилась. Но вот он отбросил губку и... Рука его замерла в нескольких дюймах от грудей пленницы. Он не решался. Его всего колотило.

— Давай же! Я хочу почувствовать твои пальцы.

И он, зажмурившись, прижал пальцы к запретной и такой вожделенной плоти и тут же отдернул руку обратно, словно обжегся.

Белит, едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть от отвращения. Более того, она нашла в себе силы, чтобы одарить уродливого полудурка очередной обворожительной улыбкой, ибо если затеяла эту игру, следовало идти до конца.

— Возьми в ладони обе мои груди, — прошептала юная шемитка, делая вид, что томно прикрывает глаза. На самом деле она не хотела видеть склоненную над ней рожу со слюнявым ртом.

Арамту выполнил её повеление и издал довольное хрюканье, ощутив своими грубыми шершавыми ладонями нежные, упругие округлости девичьих прелестей.

— Да... Так. Нравится тебе?

— А... да... очень... красивые...

— Теперь, сожми их немного.

Он выполнил, что было велено, учащенно и хрипло дыша.

— Ох! О, да! Видишь, как соски мои напрягаются?

— Вижу!

— Хорошо. Теперь веди руку по моему животу. Да вот так... Ниже... Ещё ниже.

Его ладонь, поначалу довольно решительно отправившаяся вниз, вдруг замерла в районе пупка.

— Смелее, ещё ниже.

Урод тихо взвыл и пальцы его скользнули по гладкому, бархатистому лобку Белит.

— Вот так хорошо, — горячо зашептала девушка, сама вся содрогаясь от омерзения. — Потрогай мой цветочек. Помнишь, как делал твой брат?

— Нельзя... Туда нельзя... , — стонал он.

— Можно. Я хочу.

Он коснулся заветного и запретного местечка, весь сжался при этом и зажмурился, словно сейчас в наказание за это преступление его поразит молния.

— Чувствуешь, какая я там горячая? — спросила Белит, когда два пальца стигийца слегка втиснулись между её девичьих губок.

— Да... тепло...

— Нравится тебе там у меня?

— Очень! — выдохнул он. — Нравится... хорошо...

— Я могу быть вся твоею, — простонала Белит, соблазнительно изгибаясь, насколько это позволяли оковы. — Хочешь меня?

— Я не... Нельзя! — Арамту вдруг снова испуганно отшатнулся. — Нельзя! Грязно! Я грязный! Нехорошо! Самсет накажет! Будет бить! Пинать!

— Как можешь ты терпеть все эти издевательства! — вскричала Белит. — Сколько ещё ты будешь позволять своему брату обращаться с собой, как с собакой?

— Мой старший брат. Я подчиняюсь, подчиняюсь, подчиняюсь, — затараторил Арамту.

— А я думала ты мужчина! Твой член достоин познать самых красивых женщин. Но у тебя никого ещё не было. Брат тебе запрещает? Он не дает тебе соединяться с женщинами?

— Нельзя! Он говорит — я урод! Я должен служить ему и терпеть. Он сделает меня красивым и тогда у меня будет много женщин!

— И ты веришь ему? Он лжёт!...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх