Последний генерал

Страница: 2 из 2

Тонкие пальца, комкающие покрывало...

Я, опускающийся на это дьявольски красивое тело...

Мотаю головой, отгоняя грешные мысли. Прочь, прочь из моего разума. Но все напрасно. Я не знаю, куда деваться от снов, куда деваться от своих желаний, что обуревают мою душу, подобно адским демонам. Все чаще по ночам вместо молитвы у меня с губ срывается ее имя. Словно читая мои мысли, молодая донна смотрит мне прямо в душу, обжигая ее пронзительным взглядом черных глаз. Все сердце мое исколото острыми стрелами ее ресниц.

И отказать я не могу, когда она подходит ко мне в очередной раз.
— Благословите, падре...
Я разворачиваю руку ладонью кверху, чувствую горячие губы, она задерживается поцелуем, я чуть сжимаю пальцы. И ловлю в ладонь ее взволнованный вздох. Резко разворачиваюсь и скрываюсь от искусительницы в оранжерее.

— Франциск...
Тонкая рука касается моего камзола. Я закрываю глаза и понимаю, что это конец. Сопротивляться более у меня нет сил. Господь отвернулся от меня, лишив Своего Слова.
Она разворачивает меня за плечо, руки врываются мне в волосы, наклоняют мою голову. Ее губы пахнут медом и грехом. Запахом греха пропитана она вся, он проникает мне под кожу и оставляет на мне свои метки. Аромат порока заставляет бурлить кровь, я не могу больше сдерживаться. Не умею сдерживаться. Я принял обеты в семнадцать лет и был верен им.

Внутри меня бушует адское пламя, я должен дать ему выход, иначе сойду с ума. Подхватываю Франческу на руки, укладываю ее на кушетку. Поднимаю юбки, слышу, как она стонет. Кому мне молиться сейчас я не знаю. Ее руки теребят шнуровку моих штанов. Прижимаюсь губами к груди в вырезе корсажа. Пахнет грехом, пороком, блудом и сводящим с ума желанием. Итальянским солнцем и черной пропастью ада. Свежим бризом и пламенем чистилища. Я хочу поклоняться ей и... убить ее.

— Франциск...
Она шепчет мое имя так, что у меня звенит в ушах. А может, это умирает моя бессмертная душа? Сжимаю ладонью ее грудь почти до боли, до короткого вскрика и безотчетного страха в глазах. Обезумев от похоти, погружаюсь в ее влажную, манящую темноту. Я знаю, как зовут дьявола. Его зовут Франческа. Вбиваюсь в женскую плоть, хочу, чтобы ей было больно. Вижу, как расширяются зрачки, как зреет в черных глазах животный испуг. Вскрикиваю сам, когда словно разряд молнии проходит по моему телу. Падаю лбом в хрупкие ключицы, слушая в голове звенящую пустоту.
.
— Падре...

Ее ладонь гладит мое лицо. Тонкие нервные пальцы касаются ресниц, ощупывают губы. Вздрагивают, когда я пробую подушечки на вкус языком. Задерживаются, и я беру их в рот. Упоительное чувство плавит сознание. В ответ она покусывает мои пальцы. Я знаю, как зовут дьявола. Своей рукой направляет мою. (Порно истории) Туда, где живет грех, где рождается порок. Ощущаю под ладонью шелк подвязки, нежную кожу над ним. Дьявол может рядиться в любые обличья. Ее глаза заволакивает похотливая пелена, когда моя рука погружается в нее, терзая изнутри этот источник искушения.

Чувствую, как она дергает завязки моей рубашки, снимает с меня камзол. Откидываюсь на спину, слышу шелестящий звук — скидывает верхние юбки, остается в тонком шелке, облегающем ноги. Я не хочу смотреть в лицо демона.
— Падре, взгляните на меня...
Невесомые ладони легли мне на грудь, прошлись по животу, опускаясь ниже. Я обезумел, потерял рассудок, когда руки дьявола сжали мою горячую плоть.
Ласкают сильнее, быстрее, открывают передо мной вход в черную бездну. Откуда на меня смотрят ее пылающие бесовским светом глаза. Перекидывает ногу через меня, опускается сверху. Теряя остатки души, вхожу в это тело.
— Франциск...
Открываю глаза. Мой взгляд — в ее взгляд. Зрачок в зрачок. Огонь в огонь. Я должен взглянуть в лицо греха.
Откидывает голову назад, черные волосы ласкают спину. Шнуровка корсажа развязана и из-под белой блузы выглядывает вишневая точка. Одна моя рука на ее бедре, вторая рвет ткань на смуглой груди. Она убыстряется, вскрикивает коротко и пронзительно, ноготками царапает мне плечи.
— Падре...
Я не слышу собственных криков, когда моя прошлая жизнь по капле уходит в нее.

Собираюсь быстро, ухожу не глядя. В комнате опускаюсь на колени, шепчу молитвы, зная, что меня уже не услышат:
— Pater noster, qui es in caelis, sanctificetur nomen tuum...
Мне закрыт путь к Небесам, этот грех не отмолить никогда.

Через два дня, которые я провел в своей комнате, отказавшись от еды, граф приносит ответ кардиналов. Решение, которое я принял во время своего поста, мне придется отложить до возвращения в Россию. Послание Ватикана необходимо передать брату Павлу.

Опять проезжаем Польшу, останавливаемся под знакомой вывеской. Лебезящий трактирщик хвастается жирным гусем, приготовленным его Мартой. Садимся за знакомый стол. Златка приносит кружки с пивом. Окидываю ее крепкую фигуру, она опускает вниз взгляд. Вижу, что хочет сказать:
— Благословите...
Проси благословления у своего ксендза, детка. Мое тебе не поможет. Обхватываю рукой ее за талию, усаживаю себе на колени. Вижу, как удивленно расширяются серые глаза. Медленно развязываю шнуровку на груди.
— Постель приготовила?
Молодка кивает.
— Кувшин с водой принесешь?

Я чувствую пьянящий терпкий запах пота от ее молодого деревенского тела. Красотка скидывает с себя платье и остается в тонкой льняной рубашке, которая топорщится на налитой груди. К черту, сдираю с нее кусок раздражающей ткани. Под тусклым светом польской луны ее кожа отсвечивает белым золотом. Она вся, как густое парное молоко. Белая кобылица. Прижимается ко мне горячим телом, голову заполняет алый туман. Проворные пальчики освобождают меня от одежды, толкают на кровать: «Ложись».
Крепкими ладошками проводит по телу и последние остатки рассудка тают, когда ее губы смыкаются вокруг моей жаждущей плоти. Нет ни одной мысли, я впиваюсь руками в ее плечи, кажется оставляя синяки. Но как же сладок вкус падения.

Что-то шепчет мне по-польски. Что? С трудом открываю глаза — она сидит на коленях рядом со мной. Чуть выгибается, подает тело ближе. С тихим стоном зарываюсь лицом в белый молочный живот, раздвигаю ее бедра. Стремлюсь туда, где жарко; туда, где клокочет страсть. Окунуться в море греха, постаравшись забыть о том, что я собираюсь сделать.

Резко переворачиваю на спину.
«Ты этого хотела, дочь моя?»
Она лежит, разметав по постели волны золотых волос. Все, я больше не могу. Врываюсь в мягкое, податливое тело, прогоняя из головы все мысли. Стонет то ли от боли, то ли от страсти, я не знаю. И не хочу узнавать, мне просто упоителен стон безумия.
Что-то кричит, вслушиваюсь сквозь марево, заполнившее голову.
— Падре...
Острыми коготками раздирает кожу на спине, оставляя свои дьявольские следы.
— Падре, не так сильно. ПрОшу, пан, мне больно.
Больно? Обезумев от желания, ускоряюсь еще больше, вижу, как слезы текут по ее щекам. Из-под белых зубов, прокусивших губу, показывается струйка крови. Слизываю языком, чувствуя соленый вкус.
Я не слышу своих криков сквозь пелену алого тумана в голове.

Уезжаем ранним утром даже без завтрака. Я не хочу смотреть в лицо ее отца. Стою, завернувшись в плащ — зябко. Не люблю Польшу.

Кучер хитро поглядывает на меня. Не завидуй, я проклят. Отмечен смертью еще в Парагвае, обменявшись ею с индейцем.

— Хороша ли Златка, пан иезуит? — задорно спрашивает меня Ян.

— Седлай коней, — отвечаю сквозь зубы.

Она смотрит на меня из грязного кухонного окна. Ненавидит? Тем лучше. Я уже ступил на тропу, устланную благими намерениями и прошел по ней бОльшую часть. В крепости Динабург осталось поставить последнюю точку.

Российская Империя. Крепость Динабург. Октябрь 1775 г. Р. Х.

Я привез ответ Ватикана. Переговоры с кардиналами не помогли, Орден иезуитов официально запрещен.

Abyssus Abyssum Invocat (Бездна взывает к бездне).

Решаю сделать последний шаг, отделяющий меня от адского пламени. Я не имею права даже на исповедь, ибо первый предал Того, Которому молился.

— Брат Франциск...

Это Павел. Досадливо морщусь, не вовремя ты, брат, зашел ко мне.

Он смотрит на меня, обводит глазами темную комнату, видит веревку, свисающую с потолка.

— Без исповеди решил? Согрешив однажды, хочешь окончательно погубить себя грехом еще большим?

— Не имею права, брат.

Впервые вижу, как он усмехается.

— Франческа ждет ребенка.

Оглушенный ударом этих слов, поворачиваюсь к нему. Чего я хотел? Господь всегда укажет истину. Скрыть грех от Него невозможно.

— Я сказал графу, — продолжает Павел, — что лично освободил тебя от обетов на время выполнения задания. А чете д`Орсинио следовало получше воспитывать свою дочь.

Кусаю губы — как все просто. Шел бы ты отсюда, брат. Это мое решение, и мне судить самого себя, обрекая на вечные муки.

— Я не за тем к тебе пришел, Франциск, чтобы сейчас стоять и утешать. Ордену требуется твоя сила, а не слабость. У меня времени нет, я умираю.

Санкт-Петербург. Зимний Дворец. Декабрь 1775 г. Р. Х.

— Отец Франциск?

Поднимаю взгляд на придворного гофмаршала Екатерины II. Аудиенция у Великой княгини закончилась более трех часов назад. Все это время я ждал в коридоре результата своего визита.

— Высочайшим повелением Ее Величества — Императрицы Екатерины II, — гофмаршал зачитывает решение августейшей особы, — указ Папы Римского Климента о запрете Общества Иисуса приказано считать недействительным на территории Российской Империи. Иезуитам, прибывшим на землю России отдать в полное владение крепость Динабург с условием того, что они продолжат свою просветительскую миссию. Вам, святой отец, присваивается звание генерала Ордена. Подчиняться вы будете только Императрице.

Российская Империя. Полоцк. 1812-й г.

Я диктую эти строки своему писцу, потому что глаза мои уже не видят. Примет ли меня Господь после того, что я сотворил в этой жизни, я не знаю. Но даже если меня ждет бездна ада, ухожу спокойно, зная, что смог сохранить наше Общество.

***

Молодой послушник отложил перо, вслушался в тяжелое дыхание Франциска. Закрыл дневник, переплетенный в буйволиную кожу и вышел из комнаты последнего генерала Ордена.

Per aspera ad astra — через тернии к звездам.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

14 комментариев
  • X-impostor
    4 декабря 2013 1:51

    Это волнует. Такой рваный, страстный текст, как прерывистое, поверхностное дыхание.
    Сердце поколотилось. Спасибо.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Lionella
    4 декабря 2013 8:17

    Благодарю.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Евгений3
    4 декабря 2013 8:44

    Сколько зим, сколько лет! Удивительную историю поведали. Да, были люди... Высокие цели, жесткие мерки, бескомпромиссный дух и... борьба, всегда борьба. С окружающим миром, с самим собой, борьба внутри себя. Если господь и таких не примет в свое лоно, то кого же тогда?... Вижу-нет, «не отсырел порох», как всегда, на высоте!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Lionella
    4 декабря 2013 11:22

    Спасибо. Честно, хотела уже свинтить, но стало страшно за подрастающее поколение, которое, таки, надо воспитывать. Хотя, оно того и не хочет.
    Пару недель почитаю еще что-то вроде «Жестокого страдания» или «Турецкого ада», и получите полноценный скандинавский эпос.
    Надо ж как-то мОлодежь к высокому приобщать.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Гость (гость)
    4 декабря 2013 13:21

    В чем здесь высокое? обесчестил девушку, она же и виновата осталась. Сколько таких в стране.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Евгений3
    4 декабря 2013 15:59

    Ув. Гость, когда возникают подобные непонятки, постарайтесь задать себе (и ответить) вопрос: в чем причина, и кто здесь до чего не дотягивает? Если получится, конечно.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Эрнесто Что-Гевара
    4 декабря 2013 13:40

    Ну исторических неточностей ох натыкали, Лионелла
    Но рассказ годный — и красивый. SUPER OMNIA VERITAS — таков коммент на латыни. Как историк просто — не серчайте — понапутали.
    С точки зрения оценок — 10 безусловно. Порадовали команданте.
    С уважением
    Эрнесто-Что-Гевара

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Lionella
    4 декабря 2013 13:50

    Альтернативная история.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Эрнесто Что-Гевара
    4 декабря 2013 15:57

    тоже интересно получилось)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Кристина Рябинина
    4 декабря 2013 14:23

    Замечательный рассказ!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Lionella
    4 декабря 2013 14:40

    Спасибо, стараемся.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Романтичный пошляк
    4 декабря 2013 19:39

    Отлично. Рад, что Lionella не бросила писать, как говорила раньше.
    P. S. Название напомнило один грустный рассказ, перечитал заодно и его.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Lionella
    5 декабря 2013 14:20

    Писать я не брошу никогда. С этого сайта могу уйти-это да, а писать... Шо делать, когда само лэзэть, как говорил ребе Гриша про свою соседку — тетю Фаю.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    volk(гость) (гость)
    8 декабря 2013 11:35

    такая откровенная белиберда, жаль потраченное время

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх