Корабль страсти (блядский корабль)

Страница: 3 из 10

звучавший зык, нежная, плавно текущая интонация заворожили девушку. Иосиф распахнул свой халат и тут же сбросил его. Он был не только толст, но и кривоног. Все тело иудея, а в особенности грудь и вздутый, отвисший живот, а также руки и ноги покрывали густые черные волосы. Торчащий, готовый к соитию член оказался на удивление длинным, да ещё и толстым. Темно-коричневый ствол оплетали выпуклые вены, а обнаженная головка блестела. Большие мохнатые яйца тяжело и внушительно отвисали снизу.

При виде голого иудея Эмилия испытала странные и противоречивые чувства. С одной стороны он был не просто не некрасив, а даже отталкивающе уродлив, но с другой, в нем была какая-то животная притягательность. Юная римлянка не знала, как это объяснить. Но почему-то от мысли, что ею, такой нежной красавицей будет овладевать этот волосатый толстяк с кривым, как у ястреба носом и выпученными глазами, её охватило невероятной силы возбуждение.

Иосиф обхватил девичьи ягодицы руками и начал осыпать её груди жаркими страстными поцелуями. Он кусал её набрякшие соски, облизывал их толстым шершавым языком, его щетина колола ей кожу, но Эмилия была уже так возбуждена, что не особо обращала на это внимание.

— Давай, пососи! — воскликнул иудей, пригибая голову девушки вниз. — Мне пососи!

Она опустилась перед ним на колени. Ухватила член ладонью. И тут увидела нечто странное. Головка и ствол члена пониже её были полностью оголены. Крайняя плоть, прикрывающая у всякого мужчины верхнюю часть члена у Иосифа полностью отсутствовала. Тут, Эмилия вспомнила про обычай обрезания, широко распространенный у восточных народов. Вот значит, как это выглядит. Лишать себя крайней плоти римлянам всегда казалось не только странным, но и гнусным делом, сродни религиозно-изуверскому оскоплению. Но заинтригованная необычным видом члена, его странной и притягательной оголенностью, Эмилия вобрала его в рот и начала сосать. Ее подогревали стоны и вскрикивания, что раздавались отовсюду, но особенно из соседней клетушки, где легионер улегся на Миртис сверху и теперь ублажал её.

Эмилия не умела отсасывать так, как это умеют опытные шлюхи, но Иосиф, вроде как был доволен. Придерживая ей голову, перебирая пальцами ее светлые локоны, он что-то бормотал, постанывал и улыбаясь смотрел сверху вниз на Эмилию. Она вбирала член в рот насколько могла, сосала, облизывала оголенную головку языком. Ухватив собственные яйца, иудей приподнял их и дал ей полизать. Яйца ужасно кололись из-за обилия волос, но от промежности и члена толстяка исходил густой, животный, терпкий и возбуждающий запах. В самой юной римлянке всколыхнулось, что-то животное, страстная и ненасытная самка пробуждалась в ней.

— Хогошо, да, хогошо, умница, — прерывисто дыша, произнёс торговец. — Тепхей встань задом. Да, да повегнись.

Эмилия выполнила. Повернулась задом, наклонилась и руками уперлась в топчан. Её круглые и выпуклые ягодицы разошлись в стороны. Иудей приблизился, прижался к девушке, обхватил ее руками за бедра. Его горячий член коснулся попы, потом скользнул вниз и начал втискиваться во влагалище. Эмилия застонала, ощутив в себе этот толстый, горячий фаллос. Раздвинув плотные, упругие складочки её picse он втискивался, вползал всё дальше и дальше в мокрую липко-обволакивающую глубину женского лона. Сердце Эмилии громко билось, щеки горели от стыда. Какой позор! Римская матрона в лапах грязного перегрина! Но вместе с тем из груди её начали вырываться стоны, влагалище запульсировало от удовольствия и начало обильно истекать соком. Иудей овладевал ею умело, сразу понятно — опытный мужчина. Он двигался, то медленно, то быстро, иногда проникал едва ли не по самые яйца, а порой его член совершал быстрые и неглубокие толчки. Вагина юной римлянки так обильно источала сок, что вскоре член иудея задвигался туда-сюда с громким чавканьем. Темный ствол фаллоса и раскачивающиеся в такт движений яйца блестели от вагинальной течки. Эмилия и представить не могла, что так возбудиться. С каждой минутой она стонала всё громче, а порой из её груди вырывались и страстные возгласы, когда член Иосифа особенно сладко проникал в неё. Тело девушки покрылось лёгкой испариной. В свете настенных факелов казалось, что кожа Эмилии сверкает от блестящей позолоты.

Иудей продолжал овладевать девушкой, уже долгие-долгие минуты. Видя и чувствуя, как юная римская матрона возбуждается, как вместе с наслаждением её охватывает и неистовая страсть, он и сам впал в какой-то бешеный раж и теперь движения его были только быстрые, а толчки сильные и глубокие. Толстый волосатый зад Иосифа размашисто двигался, из глотки рвалось: «Ух! Ууух!»

Через некоторое время Эмилия поставила одну ногу на край топчана и ещё сильнее при этом наклонилась. Блестящий, липкий член торговца продолжал сладко терзать мокрую дырочку юной матроны. Голова её от выпитого вина кружилась, и словно кружился теперь весь мир. Рядом кричала и билась в оргазме Миртис. (А может изображала таковой?) Легионер, лежавший на ней зажмурился, лицо его было искажено, из глотки рвалось: «Ааах! Аааа!» Зад его бешено подпрыгивал, то верх, то вниз, а потом, по ягодицам солдата побежала короткая судорога. Он начал кончать в Миртис, наполняя ее лоно спермой.

Иудей оказался на удивление более выносливым. Он продолжал двигаться и вскоре довел Эмилию до оргазма. Девушка коротко, хрипло вскрикнула, а затем разразилась целой серией громких и продолжительных стонов. Её влагалище пульсировало и сжимало снующее туда-обратно мужское орудие, в ногах и бедрах началась безудержная и неконтролируемая дрожь, которая передалась всему телу, от промежности вверх прошла горячая и сладостная волна плотского наслаждения.

— Моя хогошая, моя девотчка, — с восторгом бормотал Иосиф, в не меньшей степени, чем девушка переполненный горячими чувствами и эмоциями. — Понхгавилось тебе? Дядя Йося умеет, згнает... Згнает, как сделать хогошо девушке.

Он развернул обалдевшую, ещё прибывающую в плену наслаждения Эмилию лицом к себе и припал к её рту своими губами. Поцелуй был диким, неистовым и долгим. Девушка едва не задохнулась и когда иудей отпустил её, начала жадно хватать воздух.

— Тепей так... давай ложись.

Неугомонный Иосиф помог Эмилии устроиться на топчане, в положении полулежа. После, дрожа от страсти, он поставил туда же левую ногу, высоко задрав её, а правой ступней упирался в пол. Член иудея оказался над самым лицом римлянки.

— Пососи! Ещё пососи!

Эмилия втянула губами толстую, мокрую головку фаллоса и ощутила вполне приятный привкус собственной вагины. Она начала сосать и облизывать член, ухватив при этом обеими руками Иосифа за волосатые ягодицы. Он же начал двигать низом живота так, словно рот Эмилии был её picse. Такая развратная ассоциация, вдруг возникшая у девушки, невероятно сильно возбудила её. Издавая стоны, страстное тягучее мычание, она сосала и сосала член иудея с каким-то диким остервенением, терлась об обрезанный фаллос и вздутые мешки яиц лицом.

— Да! О да! Хамуда! — хрипло стонал мужчина. — Хотчу тебя!

Убрав ногу с топчана, Иосиф ухватил юную римлянку за ноги и подтянул её к себе так, чтобы бёдра её были ближе к краю ложа. Теперь, девушка сидела, или же полулежала, откинувшись назад, а ноги её были широко раздвинуты.

Иудей приблизился и немного согнув свои ноги в коленях втиснул член в мокрую, призывно открытую вагинальную дырочку Эмилии. Властно раздвигая складочки толстый ствол вошёл в сладко зудящую, мокрую глубину лона. После, придерживая девушку за бёдра торговец начал размашисто двигаться. Его волосатое пузо колыхалось и подпрыгивало, как большой мяч. Глаза были выпучены, тело и лицо блестело от обильного пота. Член иудея вонзался во влагалище юной матроны почти по самые яйца, порой низ его живота прижимался к её лобку. Там где соединялись две возбужденные до крайности плоти громко и смачно чавкало. Поначалу, Иосиф придерживал задранные вверх ноги Эмили под коленки, потом ухватил за щиколотки и вытянул ее ...  Читать дальше →

Показать комментарии (32)

Последние рассказы автора

наверх