Корабль страсти (блядский корабль)

Страница: 6 из 10

— спросила Эмилия, неловко переминаясь с ноги на ногу. Ей было стыдно перед Постумием не только за сам факт пребывания здесь, но и за свой вид: распущенные волосы, до неприличия коротенькая туника, а ноги обуты в солеи (13), которые обычно носят рабы.

— Да, я слышал, что так, — кивнул Постумий, пристально разглядывая жену своего друга.

— Я надеялась, что отец и муж вытащат меня отсюда.

— Боюсь, это будет непросто, — Постумий покачал головой. — Многие отцы, братья и мужья не первый день стоят в очереди к цезарю на прием с такой же просьбой. Кто-то повторно или в третий раз. Но их женщины по-прежнему здесь и это значит, что Калигула не внемлет прошениям.

— Он чудовище! — вскричала Эмилия.

— Тише! Нельзя так об императоре! — испугано оглядываясь, воскликнул Постумий.

— А разве можно все это? — девушка обвела неопределенным жестом все вокруг. Отовсюду доносились стоны, смех, крики.

— Но большинство женщин и мужчин здесь счастливы, — заметил её собеседник. — Я прихожу сюда не первый раз и видел, лишь нескольких женщин плачущих, выглядевших несчастными.

— Здесь легко поддаться соблазнам эроса и о всём остальном забыть, — кивнула Эмилия. — А многие, как я смирились от безысходности и принимаем всё, как часть своей судьбы. Но кто знает из смертных, как повернётся судьба? И что будет потом? Не до конца ведь жизни нам тут оставаться. Центурион, привезший меня сюда сказал, что пробыть здесь нужно год. А жизнь продолжиться ведь дальше. И большинству женщин будет стыдно и горько, когда они покинут это проклятое место, а их мужья на всю жизнь будут опозорены.

— Ты слишком сложно ко всему относишься, — сказал Постумий. — Оставь эти мысли. Право, не стоит такой юной и красивой женщине, как ты забивать свою прелестную головку всякими лишними рассуждениями.

— Почему же? — удивилась Эмилия. — Меня волнует моя дальнейшая жизнь, волнуют отношения с супругом. Не отразиться ли моё пребывание здесь на его карьере и положении в обществе? И мой отец... Как он перенесёт весь этот позор?

Постумий Альбин ничего на это не ответил. Он пристально и как-то странно смотрел на нее.

— Какой взгляд у тебя, Постумий... Не пугай меня.

— Ты такая красивая, — прошептал он. — Венера во плоти.

Масляный взгляд собеседника Эмилии все больше и больше не нравился.

— Не собираешься же ты...

— Я заплатил лено.

— И что?! — вскинулась она. — Собираешься воспользоваться тем, за что отдал деньги?

— Я давно этого хотел, — тихо произнёс он. — Ты мне всегда нравилась. Конечно же, я не решался раньше сказать.

— А теперь, значит решился?

— Теперь мы здесь. Ты — продажная женщина и твоё нынешнее ремесло...

— Я не продажная! — в ярости закричала Эмилия. — Меня принудили к этому! Где твоя честь, Постумий? Неужели ты воспользуешься моим отчаянным положением и ради удовлетворения своей похоти предашь дружбу, что столько лет связывала тебя и моего мужа?

— Эмилия, я понимаю... Это наверное подло, — Постумий густо покраснел. — Прости меня. Но я не могу устоять. Я заплатил за тебя.

— Разве лено не может выбрать для тебя другую женщину? — в отчаянии воскликнула юная матрона. — Эй Миртис, ты свободна сейчас?

— Да я с радостью, — заулыбалась Миртис. На ее губах все ещё была сперма, только что покинувшего ее очередного удовлетворенного клиента.

— Нет, я хочу только тебя, — Постумий взволновался, руки его заметно дрожали.

— Я заплатил, — повторил он капризны тоном, и с каким-то надрывом, словно дитя, которого, вот-вот могли лишить вожделенной игрушки.

Тут появился Квинт.

— В чем дело?

— Она не желает принять меня! — скривив от обиды губы, выпалил Постумий. — У тебя тут все девки такие своенравные?

— Что такое? — сдвинув брови, Квинт гневно посмотрел на Эмилию. — Почему гость жалуется?

— Он хорошо знает меня, моего мужа и отца, — едва сдерживая слезы, произнесла юная матрона.

— И что с того?! — взревел сводник.

— Как это что? — возмутилась Эмилия. Непонимание таких вещей Квинтом её потрясло. — А моя репутация?! Репутация всей семьи? Как потом дальше жить? Ладно, когда со мной незнакомые мужчины. Но когда...

— Меня это не волнует! — рявкнул лено. — Какое мне дело до вашей там репутации? Клиент заплатил, изволь обслужить его.

— Но я...

— Я готов заплатить аурей! (14) — воскликнул Постумий так, словно сейчас тонул и хватался за первую попавшуюся соломинку. — И пусть она выполнит все, что я захочу!

— Ты слышала? — Квинт начал жадно потирать руки. — За тебя дают золотой!

— Да мне плевать! — крикнула она. — Пусть отдаст тебе, хоть всё своё состояние!

Лено зарычал, в глазах его вспыхнули злобные, бешеные огоньки, он грубо схватил девушку за подбородок и прижал несчастную к стенке.

— Слушай меня, сука! Я говорю — ты выполняешь. Только ещё раз откроешь рот и что-нибудь вякнешь, я отправлю тебя вниз к самым ничтожным, грязным и больным шлюхам! Будешь ложиться под калек, прокаженных и всяких выродков! И в день у тебя будет не пятнадцать, а с полсотни таких клиентов! Ты поняла меня?

Он ухватил её за горло, стиснул пальцы.

— Поняла?

— Поняла, — прохрипела Эмилия.

— Вот и хорошо.

Лено отпустил девушку и кивнул Постумию.

— Приятно провести время, господин.

После того, как он ушёл Эмилия и Постумий некоторое время стояли друг перед другом, при этом она отвернулась, он же пожирал её глазами. Наконец, гость робко коснулся плеча девушки.

— Иди ко мне.

Она повернулась и с ненавистью посмотрела на него. Но Постумий, уже ничего не замечал, охваченный страстью и желанием. Что-то бормоча, он схватил ее за плечи и рывком привлек к себе. Жадно впился в ее губы ртом. Его руки начали ощупывать её тело, быстро, нервно скользить по бёдрам, ягодицам.

— Хочу тебя, — зашептал Постумий. — Всегда хотел. — Да славен будет наш принцепс! (15) Как хорошо он придумал с этим кораблём.

Он заставил ее взобраться на топчан и встать там на четвереньки. Сам в это время поспешно разделся. Постумий был худощав и нескладен, у женщин он никогда не пользовался успехом, даже несмотря на свою обеспеченность и высокое общественное положение. Болезненный, не пригодный к военной службе, он сильно проигрывал другим молодым мужчинам из своего окружения. Молодые женщины из высших кругов римского общества, ищущие не материальных выгод, а интересных любовников, почти не замечали его. Он мог довольствоваться, лишь шлюхами из лупанар или своими рабынями.

Постумий, тоже взобрался на топчан и пристроился позади девушки. Он задрал подол ее туники и направил свой налитый желанием член в почти сжавшееся отверстие picse. Эмилия, охваченная злостью, отчаянием и ненавистью не испытывала сейчас ни малейшего возбуждения. Фаллос Постумия смог протиснуться внутрь, лишь благодаря тому, что во влагалище ещё немного осталось смазки. Но, когда он начал двигаться, внутри появились неприятные ощущения. Мужское орудие Постумия было невелико, но при отсутствии желания, оно достаточно ощутимо раздражало. Придерживая руками Эмилию за ягодицы, он размашисто двигался, но при этом как-то нервно и неумело. Минута шла за минутой, мужчина пыхтел, сопел, покрылся испариной, но как ни старался, доставить девушке удовольствие у него не получалось. Он видел и чувствовал это. Его начали охватывать злость и раздражение.

— Разве тебе неприятно? — тоном обидчивого ребенка спрашивал он. — Я стараюсь. Тебе не может быть неприятно. Проклятие, неужели я зря заплатил? Ты оказывается такая холодная! Кто бы мог подумать! Бедный Марк! И зачем он только женился на тебе? Ну ничего... Целый аурей за тебя! Теперь, я просто обязан разбудить в тебе женщину!

Его слова встревожили Эмилию. Сколько же ещё он намерен истязать её? Как же поскорее избавиться от этого мерзавца?

Юная матрона решила сладострастно стонать и всем своим видом изображать страсть. Может ...  Читать дальше →

Показать комментарии (32)

Последние рассказы автора

наверх