Дождь

Страница: 3 из 3

я убрал из твоей памяти некое событие, которое стало источником этого страха. Ты пошла одна в горы и сорвалась в пропасть. Хорошо это? — я невольно посмотрел на нее.

Она не боится высоты. Она боится потерять доверие сына. Ее страшит смерть от ран и болезней. Ее пугают звуки, доносящиеся по ночам с улицы. Ее самый страшный кошмар — когда ее родной сын вонзает ей нож в спину. Я снова отвернулся.

— А то, чего боишься ты, я и вовсе не стал бы убирать. Это естественный страх для любой женщины, которая растит ребенка одна. Но бояться тебе нечего — твой сын не станет делать ничего такого. Ты хорошая мать, и он об этом знает...

— Ты... ты успокоил меня... Спасибо тебе, — она поцеловала меня в плечо, и ее ручки обвились вокруг моей талии. — Спокойной ночи.

Я провел кончиками пальцев по ее волосам:

— Спокойной ночи...

Я сидел в маленьком полуподвальном кафе у окна, которое выходило на тротуар центральной улицы. На уровне моего лица пробегали, проходили, проносились сотни ног — мужских и женских, стройных и обрюзгших, с жуткими язвами и воспаленными венами, молодые и старые, в брюках и юбках, в ботинках, туфлях, сапогах. Вот мимо протарахтели мелкие колесики детской коляски, за ними прямо по лужам прошли маленькие ножки в цветастых резиновых сапожках, следом важно прошагали полные женские ноги в элегантных, но не новых туфельках на небольшом каблучке. Навстречу им прошаркали мужские ноги в мешковатых брюках и стоптанных ботинках. Рядом с ногами мерно постукивала деревянная клюка, безбожно не попадая в ритм падавших с неба капель. Потом напротив окна остановились молодые сильные ноги в грязных кроссовках и темно-синих джинсах с обтрепанными штанинами. Ноги прошли вперед, назад, затем вернулись на прежнее место, немного потоптались, видимо, ожидая какие-нибудь красивые ножки в сапожках и мини-юбке. Скоро такие ножки, только в полуботинках на невысокой танкетке, подбежали к ногам в джинсах, встали на носочки, а затем обе пары ног неспешно удалились вверх по улице.

Я, не торопясь, потягивал свой кофе и ждал. Он должен был явиться с минуты на минуту.

Вдруг большая крепкая рука легла на мое плечо. Я отставил чашечку на блюдце и с отсутствующим видом посмотрел в окно.

— Я не боюсь тебя, — тихо проговорил низкий с хрипотцой мужской голос над самым моим ухом.

Я не ответил.

Он отпустил мое плечо и сел на стул напротив меня.

— Я не боюсь тебя, Дем, — проговорил он, а я ухмыльнулся, все еще глядя в окно.

А затем медленно перевел взгляд на него.

Не надо меня бояться. Бойся чего-нибудь другого. Я найду, как к этому подобраться.

И тут его память предстала передо мной, как карта полушарий. Разноцветные пятна, яркие и радостные — воспоминания последних дней. Чуть поблекшие, размытые — образы последнего года. А под ними — черно-серые воспоминания детства.

Я извлек самое черное пятно — нечто, о чем он пытался забыть — расправил его, разложил перед своим мысленным взором и углубился в чтение. Это было отличное воспоминание — в возрасте трех лет он утопил в ванне своего младшего брата. Все тогда решили, что это была случайность, но на самом деле он сделал это специально — он ревновал и не хотел делить любовь матери больше ни с кем, и уж тем более не с этим гадким кричащим беспомощным комочком розовой плоти. Это воспоминание преследует его по сей день — о маленьком тельце, которое плавает лицом вниз в наполненной водой ванне. Ему часто снится, как крошечный трупик поднимает свою покрытую темными мокрыми волосиками головку, улыбается беззубым ртом и тянет к нему свои ручки, будто зовет с собой. Он просыпается в холодном поту, когда вода вокруг мертвого младенца становится кроваво-красной и начинает бурлить и дымиться.

Я выдохнул и заставил образы в его памяти ожить, зашевелиться, заговорить.

В его глазах вспыхнул неподдельный ужас, губы задрожали, щеки побледнели и посерели.

Я медленно поднялся со своего места, похлопал его по плечу и вышел на улицу.

Дождь усилился. Капли тарабанили по асфальту, почти не переставая.

Я перешел через дорогу, сел на бордюр и достал из кармана сигареты.

— Я знал, что на тебя можно положиться, — рядом со мной сел Шаул.

— Не стоит благодарности, — ответил я, безуспешно пытаясь раскурить сигарету.

— Ты все сделал правильно, — похлопал меня по плечу Гаэр и поднес указательный палец к кончику моей сигареты. Он тут же вспыхнул. Я затянулся.

— Теперь я свободен? — спросил я.

— Разумеется, — улыбнулся Шаул.

Я поднялся на ноги.

— Еще раз извинитесь за меня перед Леди Анастасией, — сказал я, развернувшись к остановке автобуса.

— Ты не хочешь попрощаться с ней? — посмотрел на меня Гаэр.

Я мотнул головой.

— И не хочешь знать, как она? — поинтересовался Шаул.

Я снова мотнул головой.

— Надеюсь, я не сильно поранил ее, — тихо проговорил я.

— Все в норме, — со смехом ответили близнецы. — Не ты первый.

Я вздрогнул, и мои кулаки сжались сами собой.

— Не смейте так отзываться о ней, слышите? — вдруг со злостью воскликнул я и развернулся к ним. — Она мать вашего брата! Вы должны относиться к ней с уважением, каким бы ни было ее прошлое! Это вообще не ваше дело! Сейчас она мать, она дала жизнь человеку. За одно это она достойна уважения и почтения!

Они переглянулись и уставились на меня в недоумении.

— И она отличная мать, — добавил я тихо и отвел глаза в сторону. — Многим о такой только мечтать...

— Ты прав... — они тоже опустили головы после молчания, затем развернулись и растворились в толпе.

А я двинулся в противоположную сторону...

Ночью мне в который раз приснилась мама. Она протягивала ко мне руки, спускаясь по какой-то светящейся лестнице, улыбалась, и с каждым шагом ее лицо все больше напоминало лицо Анастасии...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

7 комментариев
  • Евгений3
    21 февраля 2014 21:18

    Второй сюжет о «засланцах» из другого мира, и я снова в ступоре, как это оценить? Снова встаёт вопрос: не заблудились ли Вы? Или, всё же, намерены здесь обосноваться? Если так, извольте, выскажусь. Вначале вопрос: почему не стоит категория «фантастика», разве это-не она и есть? Очень многие фантасты на «засланцах» делают себе имя. Вы создали вполне приличных героев — романтических неприкаянных скитальцев, не нашедших место в своём мире. Мне понравились Ваши герои, и сюжет-вполне себе, достойный. Не вижу смысла, к чему-то придираться. Моя оценка +8.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Не-комментатор
    24 февраля 2014 17:15

    Благодарю за столь неоднозначную оценку))) Я снова ввожу Вас в ступор, и это не может не радовать.
    Категорию «фантастика» не ставлю нарочно, так как в сознании читателей это слово прежде всего ассоциируется с жанром «научная фантастика», а я имею наглость причислять свои этюды скорее к жанру «фэнтези». Что же касается имени в писательских кругах, я не строю по этому поводу никаких иллюзий, но мне приятно, что мои опусы заставляют людей задуматься над моим ли психическим здоровьем или над проблемами, о которых я говорю.
    Спасибо за то, что читаете и высказываете свое мнение)))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Капочка
    21 февраля 2014 23:30

    Ужасно... Но радует, что я еще не дошла до такой грани в теме страха

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Aelita (гость)
    22 февраля 2014 4:31

    Интересный сюжет.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Не-комментатор
    24 февраля 2014 17:17

    Благодарю)))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Tefida
    6 июля 2015 18:06

    Эхх... Как прекрасно, в избранное, +10. Теперь один из моих любимых рассказов на сайте. Моя благодарность автору)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Не-комментатор
    7 июля 2015 22:27

    Спасибо))))

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх