Неудачная попытка

Страница: 1 из 3

Я лежал на потолке.

Подо мной — передо мной — ходили, бегали, суетились, искали меня люди.

Вот быстрым шагом пронеслась Флора. Ей навстречу огненным шаром пролетела Ранита. Они почти столкнулись, обменялись парой фраз и разошлись в разных направлениях.

Потом гуськом пробежали близнецы.

За ними, бряцая доспехами, прошагал строевым шагом Бенедикт.

Затем в противоположную сторону прошел Трент, громко скрипя резиновыми подошвами.

А я лежал, скрыв свою ауру и слившись с узором потолка.

В столовую вошел Шейн, скользнул взглядом по мне и вышел в ту же дверь.

По коридору прошаркал Паркер...

Как же я устал... всем от меня что-то нужно — Иеремия то, Иеремия это... Надоело... задрало... задолбало... даже слова такого не могу подобрать, чтобы выразить всю глубину своего отвращения.

Я закрыл глаза. Может, устроить себе отпуск? Лет на двести где-нибудь подальше отсюда? В какой-нибудь захолустной Тени, где никто не догадается меня искать?

«Пап, ты где?»

Я вздохнул и медленно спланировал на пол. Приземлился на ноги и ответил:

«В столовой. Что-то срочное?»

«Не то чтобы...»

«Говори...»

«Света рожает...»

Замечательно — король-акушер! Спорим, дед о таком и мечтать не смел!

Я подошел к двери столовой, распахнул ее и вошел в комнату Шейна.

Света лежала на постели.

Как нет более сексуального и привлекательного зрелища, чем беременная женщина, так нет более асексуального и отталкивающего, чем женщина рожающая.

Лоб и щеки покрыты крупными каплями пота, волосы слиплись, под глазами синяки, рот судорожно хватает воздух, руки крепко сжимают простыни, тяжелое дыхание и испражнения...

Нет, есть более отталкивающее зрелище — это когда что-то идет не так...

Я склонился над ней и пощупал лоб — у нее жар. Плохо...

— Воду, полотенца, чистые пеленки, — быстро скомандовал и опустился на пол у ее ног.

Хотелось бы сейчас погладить ее по животу, сказать, что все будет нормально, но язык не поворачивался. Нормально не получится...

— Тужься, — приказал, подложив ей под бедра пеленку. — Трент, помоги ей.

Он помог Свете полусесть. Девушка закричала.

Я засунул пальцы ей во влагалище. Плохо. Шейка еще не полностью раскрылась, а воды уже отошли...

— Надо резать, — сказал, вытерев кровь о пеленку.

Трент кивнул, уложил ее на спину и приложил ладонь к ее лбу. Она обмякла и задышала ровнее.

Я вынул из Тени скальпель и перчатки. Трент разорвал ее ночную рубашку.

Плохо, крови слишком много... как бы не было поздно...

Один разрез примерно на три пальца ниже пупка десять сантиметров в длину полукругом. Сдвинул кожу и мышцы... Свернувшийся калачиком плод, опутанный пуповиной, как веревкой... Осторожно вынул... Сердечко бьется... Хорошо...

Отдал Тренту, он бережно взял его за ножки — ее, это девочка — и слегка шлепнул по крошечным ягодичкам. Она сначала тихо заворчала, а потом начала плакать — громко и протяжно. И с каждым вдохом все громче. Трент аккуратно опустил ее в теплую воду, потом завернул в пеленку...

Я тем временем заживил разрез на животе Светы, попутно останавливая кровотечение и удаляя гематомы... Пощупал лоб — горячка спала...

Выдохнул и упал в ногах ее кровати, обхватив голову руками.

Трент уложил ребенка ей на грудь и сел рядом со мной, предварительно сменив пеленку под бедрами молодой мамочки и накрыв ее одеялом.

— Устал?

В его глазах нет сочувствия, нет участия, нет заботы или любви. Он просто констатирует факт. Но при этом я знаю — ему не все равно, он действительно волнуется, переживает, заботится и сочувствует.

Я кивнул и убрал руки от лица.

— Ну, теперь они в безопасности...

— Угу... Шейна предупреди, чтоб он Свету хотя бы пару дней не трогал...

— Предупрежу, — он осторожно похлопал меня по плечу и поднялся на ноги. — Тебе бы отдохнуть.

Я снова вздохнул — отдохнешь тут, как же...

* * *

Зеленый луг, шелковистая трава, темное полуночное небо и яркое полуденное солнце. По берегу небольшого круглого озера бегают наперегонки дети Трэббла и Фрейи, на плоском камне по-кошачьи жмурятся на солнце близняшки. Я сижу на траве и курю трубку...

— Неужто и тебе корона тяжела? — отец хлопнул меня по плечу и сел рядом.

— Не смешно, — ответил мрачно и выпустил дым, попутно придав ему форму моего черного дракона.

— В отпуск тебе надо, — сказал он, наблюдая, как дымовая фигурка понеслась в сторону озера и растаяла в футе от кромки воды.

— И что я там делать буду? — я вздохнул.

А ведь, правда, чем мне заниматься в отпуске?

У всех есть хобби — Трент развлекается убийствами и игрой на гитаре, отец периодически уходит в другие миры и работает там врачом (изучает анатомию и физиологию разных существ, населяющих Тень), Мерлин на досуге мастерит компьютеры, близнецы играют в карты и в домино, Шейн... это вообще отдельная история. А что делать мне?

Убивать я не люблю, на музыкальных инструментах не играю, медицина мне неинтересна. Играть? Я помню, как когда-то участвовал в турнире по шахматам — спасибо, повторения мне не хочется... А если я окажусь в публичном доме, Ранита мне голову свинтит...

Можно, конечно, просто впасть в спячку — пускай пока Эдди порулит, а я посплю лет двести к ряду...

— Сынок, ну, не все же на тебе одном держится...

— Надо было тогда согласиться... — прошептал я.

— Что? — отец посмотрел на меня с недоверием.

— Ничего... — по слогам ответил я. — Просто мысли вслух...

И улегся на спину, подложив руки под голову...

* * *

Я сидел на краю постели, обхватив голову руками. Ранита сидела на кровати с ногами, обнимала мои плечи и прижималась щекой к моей спине.

— Это не страшно, милый. Ты не переживай... В другой раз получится...

Я вздохнул и отнял руки от лица.

— Это ты кого сейчас успокаиваешь?

Она отстранилась от меня и всхлипнула:

— Просто... ты еще так молод... и тут — такое...

Я усмехнулся и отвернулся к окну:

— Просто я смертельно устал, милая...

— Тогда ложись и спи, а утром мы с тобой поедем на охоту, хочешь? Только ты и я. Забудем обо всем хотя бы на пару дней... — она снова вцепилась в мои плечи.

— Прости, не могу... Я так устал, что даже сон не приносит облегчения...

— Иеремия, — она уткнулась лицом мне в спину и разрыдалась.

Я похлопал ее по руке:

— Пойду, подышу свежим воздухом...

Она отпустила мои плечи. Я встал и натянул штаны.

Ранита еще пару раз всхлипнула:

— Тебя ждать?

— Не стоит, — я наклонился к ней и нежно поцеловал в щеку. — Спи, любимая...

Она глубоко вздохнула и перевернулась на бочок, закутавшись в одеяло. Я отошел к двери нашей спальни, толкнул ее и вышел прямиком в сад.

Двое стражников, о чем-то весело переговаривавшихся у беседки, вытянулись по струнке при моем появлении.

— Вольно, — сказал я и пошел по дорожке в глубину сада.

Смещаться начну за поворотом.

Ускорил шаг, потом перешел на медленный бег, потом начал ускоряться... двадцать шагов, десять, пять...

И сместился наугад...

В лес. Ночной.

Дорожки под моими ногами не было, я бежал по палой листве, лишь слегка приминая ее босыми ступнями. Луна была невыносимо яркой, незнакомые звезды пылали, как белые костры... Но я не стал больше смещаться — в таком состоянии я могу забежать так далеко, что потом оттуда не выберусь. Поэтому я просто бежал прямо, ни о чем не думая, не рассуждая, не разбирая дороги.

Деревья постепенно становились выше и гуще, их ветви переплетались над головой, даря такой желанный мрак...

А потом в воздухе поползли тонкие нитки тумана. Они разбивались о мою грудь, вихрями крутились под руками и за спиной, собирались в более толстые жгуты, скручивались и сворачивались. Воздух был напоен влагой и ароматами ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (34)

Последние рассказы автора

наверх