Трофей. Часть 3

  1. Трофей. Часть 1
  2. Трофей. Часть 2
  3. Трофей. Часть 3
  4. Трофей. Часть 4

Страница: 1 из 2

Заснуть она смогла не скоро. Ноющие ягодицы, разгоряченное тело, не понимающее, почему его в последний момент вдруг лишили разрядки. Однако, в конце концов, ей удалось уснуть, но только затем, чтобы вскоре быть разбуженной:

— Вставай, ты теперь будешь работать с нами.

Роксана разлепила глаза. Рядом стояла всё та же женщина. На девушку накатила волна раздражения:

— Я никуда не пойду. Пусть присылает, кого хочет...

Она уткнулась лицом в сгиб руки, собираясь спать дальше.

— Если хочешь получить сегодня свою порцию еды, придется работать.

— Мне давно хотелось похудеть, — соврала Роксана. Живот сводило от голода, настроение было отвратительным.

— Держи, — женщина положила рядом с девушкой кусок хлеба с сыром, и поставила кружку с водой, — не рассказывай об этом. И всё-таки выходи отсюда, ты не сможешь сидеть здесь долго.

Она выбралась из повозки. Роксана полежала неподвижно, но запах хлеба сводил с ума. Она съела хлеб и сыр, запила водой, и выбралась на воздух. Всё равно никуда не деться, надо вымыться, отдать кому-то стирать платье.

При попытке сесть сразу напомнила о себе вчерашняя порка, и вместе с несильной, ноющей болью, Роксана вспомнила свое возбуждение. Это тоже не прибавило хорошего настроения, как и распутывание пояса.

Только светало. Женщины — в том числе девушки с ошейниками — собрались вокруг костров, готовя еду. Роксане вручили мешок с картошкой и нож, и она растерянно проводила взглядом свою надсмотрщицу. Та заметила недоумение принцессы, и отправила одну из девушек помочь разобраться с непонятными предметами.

Под предлогом «я не умею, покажи» Роксана скинула на неё картошку, и принялась осматриваться. Несмотря на ранний час, в лагере чувствовалось оживление. Мимо совсем молодой паренек провел оседланных коней, девушка невольно проследила взглядом, и увидела, что он остановил их у шатра Дагора. «Уезжает», подумала девушка. В отсутствие командира вполне может быть ослабление дисциплины, может представиться случай сбежать. Пусть побегает потом, поищет...

Вышел Дагор, с ним ещё несколько человек, которым он объяснял что-то на ходу. Когда он взялся за седло, подбежала одна из девушек. Роксана узнала — та самая, которую она обрызгала вином. Девушка полезла к нему, чуть ли не вешаясь на шею, что-то сказала. Дагор усмехнулся, потрепал ей волосы, и вскочил в седло. Его взгляд скользнул по Роксане, но ничего не выразил. Она проводила уезжающий отряд сердитым взглядом, с раздражением глянула на улыбающуюся рабыню. Эту-то, наверное, пороть не за что, и так ласковая, послушная.

А вдруг? Роксана представила, как эта девушка голая лежит перед ним, а он стегает её... Наверное, не сильно, а так... А она глухо вскрикивает, стонет, извивается по постели... А потом он переворачивает её, и ложится сверху, его тяжелая ладонь накрывает её грудь с торчащим соском, и её ноги с готовностью расходятся в стороны...

Роксана тряхнула головой. Ну и пусть трахает, кого хочет, лишь бы её не трогал. Её цель — сбежать. Однако раздражение не исчезало.

— Чего все бегают? — спросила Роксана у помощницы.

— Разведчики донесли, что армия Ландрии не полностью разбита, и нас преследует большой отряд, — охотно поделилась рабыня, ловко очищая картофелину от кожуры, — говорят, Дагор хочет подождать их, и дать бой.

Только многолетняя привычка к контролю не позволила Роксане вскочить и забегать, хотя глаза у неё загорелись. За ней идут! Её освободят! Один раз Дагор уже был в плену, и теперь она лично проследит, чтобы он был казнен.

Эта новость окрылила девушку, и она без особого сопротивления участвовала в работе женщин. Без Дагора и его личного отряда остальные воины устраивали шуточные бои, кто-то отправился на охоту, или купаться на реку. Несколько рабынь сбежали к ним, и Роксана в удивлении смотрела, как девушки плещутся среди парней, смеются, их щекочут. Двое молодых парней, стоя по плечи в воде, посадили девушек на плечи, и те брызгались, стараясь уронить противницу. В результате обе упали в воду.

Роксана сделала лицо кирпичом, и отправилась искать женщину, присматривающую за рабынями, чье имя она так и не удосужилась узнать.

Женщина нашлась у кучи одежды, требующей починки.

— Мне нужно вымыться, и постирать платье, — сказала ей Роксана. Женщина внимательно посмотрела на неё:

— Река вот, пользуйся.

— Мне нужна охрана, чтобы на меня не пялились, пока я моюсь, — сердито сказала девушка. Не думает же эта деревенщина, что принцесса будет раздеваться под взглядами мужчин!

— Тебя не тронут, Дагор запретил.

Роксана сдержала улыбку. Он всё-таки о ней помнит, и позаботился о её безопасности, хоть и не смотрит в её сторону.

— Взгляды оскорбительны не меньше.

— Ну хорошо, позови девочек сходить вверх по реке, — сдалась женщина, видимо, устав спорить по каждому поводу.

Девушки в тонких ошейниках были удивлены приглашением, но согласились легко. Прихватив вещи для стирки, они направились вверх по течению.

Продравшись сквозь кусты, и укрывшись за излучиной, Роксана огляделась. Поворот реки, огибающей холм, закрыл её от взглядов со стороны лагеря. Разведчики унеслись далеко, часовые тоже стояли дальше, и девушек не выпустили бы за их периметр.

Девушки скинули платья, и принялись мыться, и стираться. Их звонкие голоса и смех далеко разносились по воде, брызги непрерывно летели во все стороны. Роксана решила отойти ещё немного. Её кожа уже чесалась и желания вымыться.

Найдя подходящее чистое место, девушка уже развязала пояс, и подобрала подол, когда услышала голос, с плачем просящий: «отпустите меня». Голос был девчоночий. Одернув платье, Роксана посомневалась немного — а её ли это дело? Не плевать ли ей, что они делают? Её саму тут лишили невинности и выпороли, с чего она должна интересоваться чьими-то ещё проблемами?

Послышался звонкий звук пощечины, и всхлип. Принцесса сердито пнула камень — дадут ей побыть одной, или нет?! — и пошла на звук.

Искать пришлось недолго. За пригорком, в кустах, спиной к реке стояли двое мужчин, один держал девочку лет двенадцати за косу. На щеке девочки горело красное пятно в форме крупной ладони, а в глазах стояли слезы.

— Сейчас же отпустите её.

Мужчины обернулись. Они увидели перед собой не рабыню в мятом платье, а гордую, надменную принцессу с абсолютно уверенным видом и льдом в голосе. Опыт всех лет дворцовой жизни сосредоточился сейчас в её взгляде. Девочка перестала всхлипывать, мужчины повернулись к Роксане, отпустив девочку.

— Ты ещё кто такая?

Роксана не была уверена, что их впечатлит её здешний статус. Что их точно впечатлит — имя их предводителя. Как ни унизительно пользоваться его покровительством, ей просто не остается ничего другого.

— Спросите у Дагора, прежде чем делать что-то, что мне не понравится.

Наглость — второе счастье. Принцесса была настолько уверена в том, что они подчинятся, что они невольно почувствовали это. А уж додумать себе причину, почему они должны сделать, как им внушают, люди всегда могут.

Девочка скользнула ей за спину, и это каким-то образом придало Роксане сил.

— Ты её знаешь? — спросил один из них второго.

— Не, не видел раньше... Если она — одна из баб Дагора, то я их всех не знаю. Но он за них убьет голыми руками.

Роксана заскрипела зубами; от ярости, казалось, воздух вокруг неё заискрился. «Одна из баб Дагора»! Да она оторвет Дагору хозяйство, если посмеет прикоснуться! Но сейчас они должны поверить, что её нельзя трогать, иначе разложат здесь и её, и девочку.

— Хотите проверить, убьет ли он за меня?

— А я слышал, Дагор запретил трогать какую-то девку из дворца, — вспомнил один из них. Роксана сама уже была готова убить его.

— Ладно, ну их, — второй махнул рукой, и развернулся к лагерю, — потом поймаем эту малявку.

Первый бросил на девочку угрожающий взгляд, и ушел вслед за приятелем.

Роксана ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх