Туманы страны Лосс. Часть первая: Беглая невеста. Глава первая

Страница: 1 из 4

От автора:
Я вообще не уверена, что место этому рассказу на данном сайте, но я так разошлась, придумывая новый сюжет, что очнулась только на третьей части. А писать в стол для меня как играть на скрипке, подложив под струны тряпку. Так что, если сочтете, что сюда не надо выкладывать такие вещи, пишите в комментариях, и тогда следующих частей здесь не будет. Спасибо за внимание.

На храм Воды напали на рассвете, как и на Храмы Огня, Земли и Воздуха. Нападение было не совсем уж неожиданным, и воинам с имперским Огненным Львом на флагах было даже оказано сопротивление.

Женщины его владеют магией воды, и острые ледяные осколки засыпали нападающих, ноги скользили по льду, вода в теле смерзалась, убивая весьма некрасивой смертью. Но все же жрицы воды оставались женщинами, и у них не было шансов.

Так думал молодой полководец, младший сын императора, шагая по залитым водой и кровью коридорам Храма. Высокие потолки терялись в полумраке без магических светильников, прекрасные, волшебные узоры на окнах растаяли и превратились в мутные лужицы на подоконниках. Фонтаны в залах разбиты, и больше не дают силу своим жрицам.

Самих жриц осталось мало. Многие убиты, остальные взяты в плен, в рабство. Девочки и женщины самых разных возрастов и типов, кого заперли, кого насиловали до потери сознания и бросили умирать. Воины были в ярости, когда ворвались сюда, и младший принц не мог их судить. Правда, у него самого не нашлось времени на месть и забавы. Он сюда пришел не просто за кровью.

Поисковые отряды обыскивали внешние и внутренние территории замка в поисках одной женщины, за которой он и охотился.

Король магической страны Лосс хорошо спрятал свою дочь. Её начали искать, когда девочке было лет тринадцать. Император вел завоевательную войну против Лосса, и собирался взять дочь врага в заложницы, выдав её за младшего сына для уверенности, что маги не станут мстить, и покорятся. И вот, Ингвар получил приказ найти девочку, привезти домой, и жениться.

С тех прошло несколько лет. Кассиль прятали слишком хорошо, маскируя чарами, выдавая то одну, то другую девушку за неё, чтобы заставить Ингвара ловить фантомы один за другим. Уже не было точной информации, как выглядит выросшая принцесса-ведьма, и Ингвар ужесточил наказание за ошибочную информацию о ней.

Он отправился в поход двадцатилетним юношей, но к моменту разрушения Храма успел стать рослым и крепким мужчиной, оброс мышцами, и отточил дворцовое фехтование для применения в реальном бою. Отца и брата Ингвар видел нечасто, и те уже предлагали бросить поиски, стереть Лосс с лица земли, и забыть о магии. Ингвар и сам знал, что в колдовстве нет ничего хорошего, но в его памяти твердо засело пророчество о том, что, если уничтожить магию, рухнет завеса, защищающая мир от внешних чудовищ. И именно Кассиль — средоточие этой магии, последняя в роду, где удачно слились ветви магов разных рас. Поэтому Ингвар продолжал искать.

Слишком хорошо он помнил старые книги, в которых описывались демоны, только и ждущие, когда треснет стена магии, защищающая их мир. Магов в последнее время стало меньше, туманная долина Лосс приходила в запустение, но покоряться не желала. В королевском роду остался последний молодой человек, и та — женщина, которая может оставить всего нескольких детей.

Сейчас король Лосса стал стар, но Кассиль, видимо, и сама научилась скрываться. Последним донесением было, что она учится магии.

С тех пор прошло больше года, и Ингвар успел взять осадой все четыре главных храма Стихий — безрезультатно. Его пытались обмануть, выдавая других пойманных девушек за принцессу страны Лосс, пытались убедить бросить всё и вернуться. Ингвар настоял на своем, и привел свое войско в ещё один Храм магии. И здесь тоже не было Кассили.

— Ваше высочество! — окликнули его, торопливо хлюпая сапогами по лужам. Ингвар обернулся.

Три воина, одна из поисковых групп, тащили за шиворот мальчишку и старуху. Ну от этих-то что надо?

— Он пытался шпионить, — разведчик вытянулся перед своим принцем, бросая пацана под ноги Ингвару, — а её мы сами нашли.

— Хороши вы были бы, не найдя старуху в лесу, — пробурчал Ингвар, рассматривая поднимающегося парнишку. Лет не больше пятнадцати, а мордочка такая хорошенькая, что ему повезло не попасться раньше, когда разгоряченные солдаты могли не разобрать, кто перед ними.

Мальчишка, казалось, не боялся. Выпрямился, смотрел в глаза Ингвара, даром что ростом едва по плечо. Пепельные волосы стянуты в короткий хвост на затылке, одежда замызгана, глаза зеленые, как море на мелководье, подведенные ресницами. Не надо парню быть таким смазливым, это плохо заканчивается. Скорей бы бороду отпустил, что ли.

— Ты кто такой?

— Мой внучок это, — влезла старуха, стряхивая держащие её руки, и приближаясь, — при Храме воспитывался. Лисом кличут.

Лис так Лис, Ингвару было безразлично.

— Мстить шел, что ли?

— Вызнать, кто да как напал, а потом донести своим, — парнишка прищурился.

— Я его отправила глянуть, — снова сказала старуха. Она, видимо, куда лучше понимала, кто перед ней, и какая о нем идет слава. Ингвар обратил на неё внимание: высохшая карга с внимательными, умными глазами, в синих одеждах Храма, в руке клюка.

— Ты жрица?

— Жрица, — с некоторой долей кокетства кивнула старуха, — было время, плясала я в струях здешних фонтанов.

— Нет больше твоих фонтанов. А разве в Храмы принимают мальчиков? Да и жрицам запрещено выходить замуж, откуда у тебя внук?

— Так дети-то не всегда от мужа берутся, тебе ль не знать. Много, небось, девок попортил, да в тягости оставил?

Ингвар поморщился. Несколько лет в походе, почти не показываясь дома — всякое бывало, хотя он старался не зверствовать.

— Мой это мальчик. Попросила оставить, куда его девать было. Он нам дичь носил.

— Оружие при нем было? — Ингвар повернулся к своим.

— Лук вот был, — ему подали длинный сборный лук, — не успел стрельнуть.

— Дурак я, в толпу стрелять? — пробормотал парень, словно опасаясь, что его заподозрят в неловкости или трусости.

— Сунь их к девкам, — решил Ингвар, — мало ли народу вокруг ходит. Как рабынь продавать будем, и этих отдадим.

Он отвернулся, выбросив парочку из головы.

Храм обыскивали двое суток. Двое суток голодное войско опустошало погреба, сожрали всю скотину, птицу, муку, даже освободили некоторых жриц, чтобы те работали на кухне и обслуживали в пиршественном зале. Их нагибали тут же над столом, самые умные да симпатичные сами подсаживались к воеводам на колени. Лучше обслуживать одного в мягкой постели, чем десяток на конюшне.

Поисковые отряды перерыли весь Храм от подвалов до чердаков. Нашли комнату с мужской одеждой, мотками запасной тетивы, и тому подобным — по крайней мере, Лис действительно здесь жил.

Однажды, проходя мимо комнат с пленниками, Ингвар услышал больший, чем обычно, шум и крики, и заглянул.

Лис с разбитой губой стоял на коленях, один из воинов — Шарх, рослый, крутой нравом топорщик — держал его за волосы, задирая голову, и прижимал нож к горлу паренька. У стены пытался подняться Турик, друг Шарха. Глаза у Турика были мутные, из сломанного носа хлестала кровь.

— Что происходит? — как чувствовал, что из-за мальчишки будут проблемы. А тот смотрит зло, но без страха перед ножом у горла. Молодость ещё не верит в смерть.

— Он Турику нос сломал, — прорычал Шарх, от прижатого ножа по шее Лиса потекла струйка крови.

Ингвар ещё раз оценил состояние Турика. Хорошо его пацан приложил. На правой руке Лиса он сразу увидел сбитые костяшки с ободранной кожей.

— Вам что, девок мало?

— Он тоже как девка, — Шарх был в бешенстве. Изуродует и убьет парня. И вроде бы Ингвару дела особого нет — столько народу тут перебили, одним больше, одним меньше...

— Так и скажите, что вам мальчики нравятся, — просипел Лис. Шарх зарычал и замахнулся ножом,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх