Случилось страшное

Страница: 2 из 6

движениями полностью стянула с меня спортивки с трусами и отбросила их в сторону.

Я стоял абсолютно голый с, практически, прижатым к ромбикам пресса, эрегированным членом. Ира хищно улыбнулась и взяла мою двадцатку в руку, немного подтянув ее вниз. Можете догадаться, что взгляд ее был устремлен совсем не на меня и не на мои прелести. Она смотрела на Авдея, улыбаясь и поглаживая острым язычком свою верхнюю губку. Наш приятель реально плыл. Он уже, никого не стесняясь, поглаживал свою промежность под штанами.

Ира второй рукой начала гладить мои яйца, лизнула их языком. Положила мой член себе на лицо, шумно втянула воздух носом, просунула ладошку между ног и начала гладить мою попку, едва касаясь сфинктера.

— Ирочка, возьми его, — прошептал я.

Жена подняла глаза на меня и, слегка вытянув губки, заглотила мой набухший член. Активно выделяя слюну, она уже во рту оттянула кожу с головки и начала обрабатывать ее круговыми движениями языка. «Мне тут прекрасно, тепло и сыро» мурлыкал мой змей во рту супруги, а горьковский ужик нервно курил и матерился в своем отстойном ущелье.

Далее Ира начала совершать своим очаровательным ртом поступательные поршнеобразные движения, позволяя заглатывать «меня» на половину длины. Темп был не слишком высоким. Жена регулярно прерывалась на то, чтобы дать отдохнуть рту, подрачивая в это время член одной рукой и, поглаживая свои сосочки второй.

— Авдюшка, — промурлыкала Ирина. Ну покажи уже свое мужское начало! Я с двумя мужиками или с одним, а второй только в роли созерцателя?

Авдей неуклюже чертыхаясь, снял с себя штаны и нашему взору открылся вполне себе нормальный член сантиметров на пятнадцать. Единственное, стоял он не в полную силу. Но, учитывая Авдеины проблемы, достижением было уже то, что он вообще кровью наполнялся. Не до жиру. Мог ведь зациклиться на какой-нибудь мелочи и вообще не встать.

Мысленно мы с женой отметили, что пока наш план полностью удавался. Ира улыбнулась Авдею и привстала с колен. Теперь она стояла буквой Г, слегка согнув колени, продолжая у меня посасывать. Мы немного повернулись таким образом, что Иркина попка теперь смотрела прямиком в его сторону. Я увидел, что жена моя устала сосать и начал сам, тупо, трахать ее в рот, давая ее губам и языку передышку. Ира прикрыла губами зубы и открыла рот пошире, чтобы ненароком не царапнуть меня ими. Скосив глаза в сторону Авдея, она кивком головы призвала меня к активным действиям.

— Авдей! Ну не стесняйся, спусти с нее штанишки. Совсем не снимай, а приспусти до колен. Есть в этом нечто трогательное, да? — спросил я его, когда приятель бережно сдвинул с Иркиных бедер трикушки, и его взору открылась кругленькая аккуратная попка, затянутая в обыкновенные хэбэшные трусики белого цвета.

Меня всегда заводил подобный микст противоположностей — белый цвет, символизирующий невинность и на его фоне распутство, торчащее вздыбленными членами.

— Боже, как же хорошо она сосет, — прорычал я и совершил несколько глубоких проникновений в рот своей жены. Ира дернулась, но стерпела, так как я снова вернулся в привычный ритм и на прежнюю глубину.

— А теперь сними с нее трусики, братан! Посмотри на ее тайну. Смелее!

Руки Авдея ходили ходуном, но он очень бережно приспустил белые трусики со смуглой попки жены и опустился на колени от увиденного. А киска у моей жены была необыкновенная. Когда я сам увидел ее в первый раз, то сразу же спросил — это пластика? Дело в том, что обрамленная негустой темной растительностью на вас смотрела идеально ровная щель. Края ее будто бы выровнял искусный пластический хирург. Настолько идеально плотно они соприкасались друг с другом. Не было никаких лишних складок и шкурок. Увиденное реально могло впечатлить самого изысканного ценителя женских писек.

Не успели мы с Ирой сообразить, как Авдей, без всякого ожидаемого для такой ситуации стеснения, принялся жарко целовать ее промежность, издавая странные звуки. Ирка замерла с членом во рту, призывая вылупленными глазами выяснить — что там происходит с нашим опьяневшим товарищем. Через мгновенье мы поняли, что Авдей плачет навзрыд, вылизывая промежность моей жены.

«Ну на минет мы его уже раскрутили», — сказало мое циничное начало. А вслух я произнес:

— Милая, смочи Авдею член и дай ему.

Ира осторожно освободилась от его неистовых лобзаний и, встав перед другом на колени, полностью взяла его пенис в рот. Я видел, как Ирка боится совершать привычные размашистые фрикции, чтобы не получить полный рот спермы раньше времени.

— Авдей! Возьми меня! — шепнула жена, вернувшись к моему члену, эротично двигая смуглой попой вправо-влево перед восставшей плотью друга.

Мой друг склонил голову набок, как бы прицеливаясь, и быстро вогнал свой скользкий член в ее щель. Она застонала. Что-то царапнуло мое сердце. Это ревность пробивалась наружу через посты и дозоры захватившей меня водочной армии. Не пробилась. Я опять несколько раз воткнул своего парня в горло жены-распутницы, отгоняя неприятные мысли, и опять Ирка стерпела.

Авдей совершал медленные движения в моей жене, плотно вдавливая себя в нее, то и дело расплющивая своим огромным белым телом родную смуглую попку. Слезы продолжали течь по его раскаленному лицу. Дерьмо во мне начинало закипать, несмотря на все условности и договоренности. Ирка, понимая всю опасность ситуации, решила предупредить надвигающийся тайфун страстей и быстро сменила своим дырочкам-прелестницам партнеров.

Мгновенно развернувшись, она умудрилась, не выпуская мой член из руки, вставить его себе уже в промежность и тут же заглотить пенис товарища. Тот вообще, по-моему, от страсти и слез ничего толком не понял. Но моя сексуальная бестия уже взвинтила темп своих рото-фрикций до беспредельного и наш друг сдулся, как воздушный шарик. «М-м-м», — громко мычала моя жена, сглатывая сперму и честно отрабатывая свою часть договора. По телу Авдея, казалось, прошла снежная лавина.

— Давайте выпьем? — предложил я, поглаживая своего младшего брата. Почки и яйца начинали гудеть от напряжения. Чувствовалась налившаяся в них тяжесть спермы. «Ох, и повезет кому-то сглотнуть», — хохотнул я про себя, разливая водку по рюмкам. Ира убежала в ванную, а Авдей все стоял со сдувающимся на глазах членом. «Хорошо она ему вылизала, — ревностно подумал я. Сухенький такой писун. Хоть на выставку, мля!» — почесал я затылок и позвал Авдея к столу.

Глава 2

Мы молча выпили, не глядя друг на друга. Едва закусив, Авдей налил еще. Не дождавшись меня, выпил и налил третью. Я тоже выпил еще и водка, горячей волной эйфории, отогнала приступы ревности. Вернулась обнаженная Ирка. Худенькая, смуглая без всяких соляриев, она разбавила милым щебетаньем наше свинцовое молчание.

Авдей набыченным взглядом смотрел на ровный треугольник ее волос и на часть виднеющейся щели. Ничтоже сумняшись, Ира повернулась ко мне спиной и, нарочито широко расставив ноги, вставила в себя мой слегка опавший член. В таком положении мы выпили еще по рюмке. Широко раздвинув ноги, мы лениво совершали половой акт, сидя на стуле перед Авдеем. И тут Ира прикрикнула в его адрес — Хорош рефлексировать! Давай, вставай на коленки и вылизывай мне киску!

Надо ли говорить, что мой басист начал работу языком и губами в опасной близости от моей уже восставшей двадцатки и пару раз успел своей щетиной царапнуть мои яйца.

— Погладь мои бедра! — не унималась Ирка. И Антошины тоже!

Я почувствовал, как горячие и сухие руки басиста лихорадочно гладят меня по внутренней стороне ляжек.

— Ну что, Авдей, пора? — спросила моя проказница, взяв двумя руками его за голову.

— Погладь ему яички! Та-а-ак, а теперь полижи их. Ты же лучше меня знаешь, как сделать мужчине приятно. Давай, мой хороший, дай мне мастер-класс! Не стесняйся!

Я почувствовал язык товарища на своих яйцах и удивился. Дело в том, что разница была — скажем так — в покрываемой площади. Авдей двумя движениями обрабатывал,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх