Случилось страшное

Страница: 5 из 6

единственным в мире цветком, а это была самая обыкновенная роза...», — скорбно процитировал я Экзюпери и выпил еще.

Ира кончила, как и со мной, мелко задрожав промежностью и приговаривая нетленные «Ой-ой-ой... «. Авдей опустился на колени и с полминуты вылизывал клитор и попку моей благоверной. Потом снова вставил свои шесть дюймов в мою белочку и продолжил исполнять арию из брачных игр бегемотов.

В общем, слухи о не полном сексуальном соответствии моего друга оказались сильно преувеличенными. Он спокойно качал мою девочку уже более 5 минут и пока на финиш не торопился. «Ну я бы в таком темпе откровенно заскучал», — успокаивал я себя, отрывая задницу от стула.

— Пора и власть употребить — сказал я твердым голосом и придвинул голову жены к краю стола.

Она с трудом подняла на меня нетрезвые глаза и послушно запустила в рот моего мягкого змея.

— Сам-сам-сам — передразнивая киногероя Михалкова, протараторила Ира с членом во рту и закрыла глаза.

«Закрой глаза — открой рот», — почему-то всплыло из детства в моей голове и я, поглаживая яблочки грудей, начал трахать жену в открытую дверку очаровательной хлеборезки.

Через пару минут спина моя начала затекать в неудобном положении и я решил подключить к оральным ласкам Авдея. Встав на край стола, я широко расставил ноги, и мой красавец закачался как раз напротив головы товарища. Я замер в десяти сантиметрах от его рта и с нарастающим возбуждением смотрел, как он, не отпуская ног жены, одними губами поймал мой непослушный, чуть восставший писун. И пока член мой не набрал максимальной длины, я с азартом загонял его во всю длину авдеевского рта.

Передо мной вставала дилемма, чем занять себя дальше. А если конкретнее — кого и во что трахать. Решив еще раз насладиться своим триумфом, я повернулся к другу задницей, и чуть наклонившись, раздвинул свои ягодицы. Авдей немедленно припал к моему сфинктеру языком.

— Яйца! Очко! Яйца! Не молчи! Постанывай и причмокивай, — раздавал я короткие команды.

Раздувшийся от новых ощущений член, надо было срочно куда-то девать.

— Давай, меня стоя, — вдруг услышал я дрожащий от волнения голос Авдея.

— В смысле? — не понял я.

— Ну прям вот так. Подходи сзади и вставляй, как в Эммануэль, помнишь?

Справедливости ради, в культовом кинофильме герои тоже сделали бисексуальный бутерброд из трех тел в позе «женщина снизу на спине». Но там два мужика все-таки лежали на ней. Только, глядя на этот белый айсберг, представить себе такое было достаточно сложно. Я надел презерватив и подошел к Авдею сзади.

— А тебе не будет больно? — поинтересовался я. Женщины не очень любят в этой позе в попочку.

— Нормально. Давай! Я же не женщина — резонно заметил он.

— Только ты стони хотя бы. А то я себя каким-то фашистом ощущаю.

— А кем бы ты хотел себя ощущать? — поморщился Авдей, когда почувствовал мою головку в своем анусе.

— Ну а сам-то ты как думаешь? Я себя только в одной сексуальной ипостаси могу представить.

Авдей понимающе кивнул.

— Я твоя женщина, ты мой мужчина, да? Почти по Кормильцеву, — кряхтел мой друг, вновь привыкая к моей раздувшейся колбасе в своей заднице.

— Приятно иметь дело с умной женщиной, — засмеялся я и с силой вошел до конца.

Иришкино тело покачнулось, она открыла глаза и от удивления привстала на локтях:

— Похоже, я дремануть успела, — откашлялась она. Да я смотрю, вы тут спелись, голубки. Займитесь-ка моим оргазмом, господа, — важно произнесла она и откинулась на спину.

Она сняла свои ноги с плеч Авдея и уперлась босыми ступнями ему в грудь. Руки ее опять стали блуждать по своим сосочкам и промежности. Я посоветовал Авдею войти в жену как можно дальше и замереть. А сам начал совершать мощные фрикции, загоняя свой член как можно дальше в кишку товарища. К стонам жены добавились громкие вздохи Авдея, которыми он сопровождал мои глубокие проникновения.

— Стони, сука! — Я хлопнул товарища по белой заднице. Только не басом!

Авдей послушно застонал в высоком регистре.

— Говори «еще»!

— Еще! — вторил моим командам Авдей.

— Любишь подставлять мне свое очко?

— Да!

— Полный ответ, шлюха! Импровизируй! — заводился я.

— Да! Я обожаю подставлять тебе свое очко! Я всегда буду давать тебе в задницу. Мне нравится, когда твой член хозяйничает у меня там. Еще, еще! — моего товарища было уже не остановить.

Ира тоже приближалась к своему апогею.

— А теперь мы вместе подведем Ирочку к оргазму. — обратился я к Авдею.

Я вплотную вжался в задницу друга и начал задавать длину и темп уже его фрикций. Ирочка подмахивала, как заведенная и через несколько секунд кончила вместе с Авдеем, который едва успел выскочить из влагалища жены и забрызгать своей спермой ее темный животик.

— На колени, шлюхи! — рыкнул я, сдергивая с себя презерватив.

Мои послушные «дамы» встали передо мной на колени и открыли свои рты. Языки их стремительно двигались в разные стороны, призывая мою спермомашину обильно оросить их семенем. Первую струю я направил в открытый рот жены. Она мгновенно сглотнула. Все остальное я опять слил в рот Авдея. Уж больно понравился мне предыдущий оргазм. Хотел распределить поровну, но мой басист снова так классно отсасывал и сглатывал сперму, что выходить из него у меня просто не нашлось сил. Не думаю, что мою белочку это сильно расстроило. Пошатываясь, она нетрезвой походкой дошла до дивана и, забившись в дальний угол, затихла. Я укрыл ее смуглое тельце подвернувшимся под руку пледом.

— Сперма водкой отдает? — спросил я друга.

— Есть такое, — кивнул он. Вообще, горькая и терпкая с привкусом водки.

— Ну давай ее водкой и накроем, — предложил я и мы выпили.

— Антон! А почему ты до меня практически ни разу руками не дотронулся, — спросил Авдей, когда мы закурили.

— Не знаю. Что-то внутри меня противится этому. Зачем себя ломать? — пожал я плечами.

— Тоже верно, — согласился товарищ. Может мне задницу начать брить? И ноги? Тебе будет приятнее?

— Тогда и чулочки с поясом присмотри, — заржал я. Авдей грустно посмотрел на меня и тоже улыбнулся.

— Смешно ему. А мне понравилось отдаваться тебе, старина, — почесав затылок, произнес он. И дело не в физических ощущениях. Я пока толком не разобрался в них. Когда у тебя член раздутый — реально больно в задницу. Я не понимаю, как Иркина попка терпит тебя такого большого. Дело в голове. Я ловлю себя на мысли, что мне хочется тебе нравится. Вот даже сейчас сижу, а мысль в подсознании — пересядь на другой стул, там на твою задницу свет удачнее падает. Положи ему закуски в тарелку, налей водочки. Ничего не могу с собой поделать, — вздохнул Авдюха. И я отношусь к твоему телу, как к своей награде, понимаешь? Буд-то я заслужил твое красивое тело. И я горжусь, что меня наяривает твой большой член. И ревность уже начинаю чувствовать. Я понятно изъясняюсь?

Я покрутил кистью руки, давая понять, что более или менее понимаю его.

— Давай, для начала ты протрезвеешь, — потом и поговорим, — осторожно предложил я.

— Давай, лучше махнем по соточке, — засмеялся он.

Мы выпили еще. Поговорили об отстраненных вещах, постепенно допив все спиртное.

— Авдей, я спать! Ты если остаешься — ложись на диване дочки. Она от бабушки только завтра вернется. А если пойдешь домой — захлопни дверь.

— Хорошо. У тебя порнушка также на антресолях? Хочу минету у актрис поучиться, — захихикал Авдей. А я забрался под одеяло к теплому телу жены и уже через минуту заснул.

Глава 4

«Утро начинается с рассвета» пелось в популярной советской песенке. Мое же началось с минета. Вообще-то по утрам член и так стоит. Казалось бы — пользуйтесь, дамы, дармовщинкой. Но моя жена Ирина прагматично смазывала мой большой поршень слюной, так как хотела получить утренний оргазм без потертостей натруженного влагалища.

Лично я обожал утренний секс. Любимая ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх