Случилось страшное

Страница: 3 из 6

практически, всю поверхность моих яиц. Ира так не могла физически. Слишком маленькими были ее язычок и ротик в сравнении с тем передовым аппаратом вылизывания, что сейчас трудился над моей мошонкой.

Ира подняла голову Авдея к себе, что-то прошептала ему на ухо и начала часто-часто целовать его глаза, щеки и губы. Затем, она неуловимым движением высвободила член из под себя и мой подрагивающий агрегат оказался в ее руке. Совсем ненадолго.

— Попробуй, какая я там на вкус, — и Авдей послушно заглотил добрую половину моей колбасы и начал активно слизывать с нее нектар от Ирины. Это было нечто, скажу я вам, господа...

Хорошо, что я не видел Авдея. Не видел его лицо. Ирка, продуманная бестия, специально перекрывала мне прямой обзор, дабы исключить любые случайности. Все-таки, глядя ему в глаза, я мог и воспротивиться этой содомии. Мало того, она быстро сменила позу. Теперь мы сидели лицом друг к другу и Ирочка покрывала мое лицо поцелуями. Вот так и вышло, что шаловливый язычок жены двигался у меня во рту в то время, когда мой член был в гостях совсем у другого языка.

Мой друг, басист Авдей умелыми размашистыми движениями больших губ покрывал до двух третей моего младшего брата. И если сначала это были сугубо механические движения «туда-сюда», то теперь он все чаще задерживал моего парня у себя во рту и язычком нежно гладил меня в области уздечки и прижимал головку к небу. Теперь я мог себе признаться прямо — Авдей сосал мой член. И если, практически, с каждой женщиной, я боялся зацепов зубами, что мешало приближению оргазма, то тут меня отпустило. Мягкие губы друга излучали надежность, а величина полости рта создавала трафик в достаточном отдалении от зубов.

Я посмотрел на жену и опустил веки. Оргазм был совсем недалек, но кончать я пока не хотел. Надо было осуществить еще один пункт нашего бесовского плана. Перехватив у Авдея мой член, жена вновь не дала нам встретиться глазами и пригласила нас к столу. Пенис мой ломило не по-детски.

— Еще минут пятнадцать и все. Не вынесу, — шепнул я жене на ушко.

Она заговорщицки кивнула и погладила меня по груди. И тут Авдей поднес мне рюмку и смело взглянув мне в глаза, чокнулся. Мы выпили. Напряжение спало. Как ни в чем не бывало, наш друг травил байки, читал свои новые стихи, вперемешку с произведениями известных поэтов. Мы, как всегда, ловили его на плагиате. Он много смеялся, пил и все больше касался нашей вечеринки.

Мы тоже вступили в обсуждение сегодняшних приключений. Сначала осторожно, потом, все более увлекаясь, и через несколько минут говорили обо всем уже напрямую, без обиняков. «Вот, что спирт животворящий делает!» — родился во мне крамольный парафраз.

Во время обсуждения мы поделились с Авдеем нашим опытом анального секса и предложили ему позу на спине. По крайней мере, мой опыт анала с женщинами говорил в ее пользу. Авдей не возражал.

Мы освободили письменный стол от всего лишнего и застелили его толстым одеялом. Авдей кряхтя и матерясь, взобрался на стол и улегся во всю его длину таким образом, что его большая белая задница немного нависала над краем. Ноги на весу держать было неудобно, и Авдей рефлекторно поднял их к краям живота с помощью рук. «Почти как на гинекологическом кресле», — подумал я.

Пока Ира искала крем и презервативы, я решил воспользоваться беспомощностью друга и немного пошалить. Ловко забравшись на стол, я встал ступнями по обе стороны от его лица и начал медленно приседать. Авдей немного повозмущался для порядку, но потом закрыл глаза и стал с чувством и с толком принимать в рот, то мой опавший член, то отвисшие без эрекции яйца.

Очень хотелось сеть на его рот анусом, но я боялся нарушить наступившее хрупкое равновесие и, собственно, условия договора. На помощь как всегда пришла Ирка.

— Ну что, Авдейка, приготовить твое очко к большой порке? — смело спросила она и залилась колокольчиком.

Авдей что-то промычал, так как в это время его рот был заполнен моими яйцами. Мой басист не без труда, но все же заглатывал их оба. И тут он вдруг застонал и резко открыл глаза. Оглянувшись, я увидел, что моя благоверная во всю отлизывает сфинктер Авдея, руками теребя его мошонку и член.

Я с удовольствием продвинулся чуть вперед и поднес свое очко к не устающему языку друга. Авдей стонал и показывал языком нереальные фокусы моим трем эрогенным зонам. Член мой давно набух и я уже с трудом засовывал его в рот Авдея. Внутренняя пружина тянула его в противоположную сторону.

— Я больше не могу, — взмолился он и мы отошли от колыхающихся сугробов товарища.

Ирка быстро натянула на меня презерватив и смазала сфинктер друга. Подойдя к блестевшему от смазки очку Авдея, я поймал себя на мысли, что мне это совсем не нравится. Уж больно волосатой и неэстетичной была открывшаяся мне картина. Но рядом была Ирка, она прижалась к моей попе своим теплым животиком, став со мной единым целым. Нежно обняла меня сзади руками, поласкала сосочки, взяла член в руку и подтолкнула меня вплотную к раскрытой промежности Авдея.

— Давай! Сразу! Медленно, но настойчиво! Без колебаний! Не останавливаясь! — нашептывала моя жена.

Мне оставалось только исполнить. Член вошел как по маслу и я тут же уперся яйцами в добротные белые булки друга. «И тут не так плотно, как у Ирочки», — заметил я.

Авдей тяжело задышал. Я сделал несколько осторожных фрикций с небольшой амплитудой. Иногда я что-то задевал внутри, от чего его упавший член непроизвольно вздрагивал и немного наливался кровью. Потом опять успокаивался до моих очередных «попаданий».

— Сядь на него ко мне лицом, — сказал я жене и, она с легкостью вспорхнула на стол и открыла мне свою идеальную киску, с работающим языком-вентилятором Авдея.

Так мне было гораздо привычнее. Глядя на обнаженную родную женщину, я все более увеличивал темп и амплитуду движений. Авдей не издавал ни единого стона, только дышал громче обычного и, казалось, немного подмахивал. Хотя, может, это было обманчивое впечатление. Огромные складки его тела жили своей отдельной жизнью и вряд ли дружили с резонансом.

Приближающийся оргазм сделал меня смелее. Я вышел из Авдея и стягивая презерватив твердо сказал

— Я хочу кончить в рот.

Иру пулей снесло со стола, но на полпути она поняла, что команда предназначалась не ей и замерла в полупозиции. Большой белый танк обошел застывшую смуглую лань на повороте и упал передо мной на траки колен.

— Открой рот пошире и высуни язык. Я хочу видеть, как струи спермы залетают тебе в рот и капают на язык, — сыграл я командира танка.

Я догадывался, что спермы будет много, но еще не знал разрешить ли Авдею ее выплевывать. В конце концов, моя жена его сперму проглотила. «Пусть отрабатывает», — заводил себя я, подрачивая свою раскрасневшуюся открывшаяся мне картина. Но рядом была Ирка, она прижалась к моей попе своим теплым животиком, став со мной единым целым. Нежно обняла меня сзади руками, поласкала сосочки, взяла член в руку и подтолкнула меня вплотную к раскрытой промежности Авдея.

— Давай! Сразу! Медленно, но настойчиво! Без колебаний! Не останавливаясь! — нашептывала моя жена.

Мне оставалось только исполнить. Член вошел как по маслу и я тут же уперся яйцами в добротные белые булки друга. «И тут не так плотно, как у Ирочки», — заметил я.

Авдей тяжело задышал. Я сделал несколько осторожных фрикций с небольшой амплитудой. Иногда я что-то задевал внутри, от чего его упавший член непроизвольно вздрагивал и немного наливался кровью. Потом опять успокаивался до моих очередных «попаданий».

— Сядь на него ко мне лицом, — сказал я жене и, она с легкостью вспорхнула на стол и открыла мне свою идеальную киску, с работающим языком-вентилятором Авдея.

Так мне было гораздо привычнее. Глядя на обнаженную родную женщину, я все более увеличивал темп и амплитуду движений. Авдей не издавал ни единого стона, только дышал громче обычного и, казалось, немного подмахивал. Хотя, может,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх