Просто правдивая история. Часть 4

  1. Просто правдивая история. Часть 1
  2. Просто правдивая история. Часть 2
  3. Просто правдивая история. Часть 3
  4. Просто правдивая история. Часть 4

Страница: 1 из 3

Но все время задавал себе один и тот же вопрос. Откуда пришла идея с сауной? Все получилось спонтанно или, выражаясь языком военных, это была заранее спланированная акция. Ведь на самом деле, как это странно не звучит, мы взрослые шестнадцатилетние пацаны ждали этих совместных походов. Запретно-сладкий трепет испытываешь, сидя на одной полке с двумя взрослыми самками-женщинами, зная, что под простыней у них ничего нет. И не важно, что одна из них твоя мама. А плескаться в бассейне нагишом, понимая, что только слой воды отделяет тебя от нагого женского тела. Одно только осознание этого факта приводило в трепет и возбуждение. Конечно, мамы выдели наше состояние, наши оттопыренные спереди простыни, а иногда и всю нашу юношескую плоть «в полный рост». Все это как раз и было основным побудительным мотивом к хорошей учебе.

Кстати, после того случая с Вованом из 10-Б, рейтинг наш среди слабого пола конкретно вырос. К концу девятого класса мы уже встречались с девчонками. Проводы домой, таскание портфелей, первые поцелуи. Все уже было.

— Ты хоть целоваться то умеешь? — спросила однажды мама, узнав, что у меня появилась девушка (маме, кстати, я рассказал, раньше, чем Сереге). Я честно признался, что целовал пару раз ее в щечку, когда провожал. До большего не дошло. — А в наше время девки в деревне учились целоваться на помидорах — со смехом произнесла мама. Это было для меня открытием, и стоял как вкопанный с глупым выражением на лице.

— Это как?

Она молча достала из холодильника самый большой спелый, мягкий помидор и поднесла к моим глазам.

— Главное, все нужно делать нежно и не спеша. Не впиваться губами, словно вампир, старающийся прокусить кожу и выпить всю кровь.

Она объясняла все премудрости, иногда демонстрируя на наочном пособии. Именно мама рассказала мне о технике целования с открытыми глазами, как контролировать себя, как наблюдать за женщиной, как уметь читать признаки возбуждения и т. д. Рассказ об эрогенных зонах вообще поверг меня в шок. Откуда она только это знала? Не зря наверное смотрела каждое воскресенье передачу «Здоровье», да и читала она много. Так что обо всем я узнал не из улицы, а от мамы. А почему бы и нет? Ну, кто — если не мама? Самый дорогой и близкий человек.

И не вырос я психически травмированным ребенком. Не получился из меня и сексуально-озабоченный маньяк. Мы с Серегой успешно закончили школу, поступили в институт и по окончании разъехались по необъятным просторам нашей Родины. На втором курсе я потерял свою девственность (с пятикурсницей кстати) и угадайте — кому первому я сообщил сию радостную весть. Конечно же, маме. На летних каникулах она сделала мне шикарный подарок — книгу

И. С. Кона «Введение в сексологию» правда, в самиздатовском переплете. Книга была бестселлером в общежитии — переходила из рук в руки. Ко мне она вернулась потрепанная, потрепанная. Пришлось менять обложку несколько раз. Для некоторых это вообще был взрыв мозга. Как о таком можно говорить в нашей стране.

Не могу сказать, что мои отношения с мамой остались прежние. Нет. Панибратства и фамильярности с собой она не допускала, но все равно мы стали ближе и открытей друг другу. Я стал чаще делиться с ней своими мыслями, она начала спрашивать моего совета, чего раньше никогда не бывало. После окончания школы в сауну мы больше не ходили. Условия договора были выполнены, у сторон претензий друг к другу не было — если говорить юридическим языком. Редко собираясь семьями, уже женатые обое, с детьми — вспоминали с теплотой те деньки. Часто ржали как кони, понимая полунамеки наших мам. Жены смотрели с удивлением, не разумея причину нашего смеха. Не знаю как Серега, а я всегда с теплотой вспоминаю то первое эротическое приключение. Может потому, что было оно первым.

Как я говорил ранее, мы с мамой стали ближе и открытей друг другу. Мы обсуждали мои отношения с девчонками. Мама объясняла терпеливо, где я поступил неправильно и почему. Давала советы, как все исправить, как в дальнейшем вести себя. Она научила меня, хоть изредка, посмотреть на мир и на себя ГЛАЗАМИ ЖЕНЩИНЫ. Это было самым главным маминым уроком.

В жизни мне это очень помогало. Работая на большом предприятии, большую половину коллектива которого составляют женщины, вы невольно становитесь втянуты в более тесные отношения с ними. Совместные попойки по поводу и без повода, совместный отдых с коллективом, дружба семьями и т. д. и т. п. Из этого и состоит жизнь. Волей случая я и стал членом одного маленького сплоченного женского коллектива. Возраст, окружавших меня женщин был от тридцати до сорока, а сам то я уже был в возрасте Иисуса Христа. «Ты нам прямо как подруга» — однажды сказала одна из них. Они открыто при мне обсуждали свои семейные проблемы, часто спрашивали совета. С грустью я обнаружил, что все они имели любовников, что самое большое разочарованием в их жизни — это семейная жизнь. Очень часто мне было стыдно за наш мужской пол, слушая, как мы себя ведем в их глазах. Обидно, но они с любовниками позволяли себе то, что даже постеснялись бы обсуждать с мужем. И больше всего удивляло, судя по их рассказах, что иногда мужья были на голову выше их любовников в сексуальном плане, но предпочитали они все же любовников и давали им намного больше, чем мужьям. В моей семье тоже не все гладко было в тот период. Я слушал их, а видел себя. С посторонними женщинами я обсуждал проблемы, о которых не решался поговорить с собственной женой. Иногда мы с женой не понимали друг друга, как будто говорили на разных языках. А со своими сослуживицами я говорил, почему то на одном языке. Многие мужья или любовники удивлялись, наверное, почему вдруг они получили вожделенный минет, о котором безуспешно просили многие годы. Знали бы они, чья это заслуга. Кстати, благодаря этому сплоченному маленькому женскому коллективу неожиданно возобновились мои банно — саунные приключения.

Однажды, после очередной попойки в коллективе, кто-то предложил продолжить на следующий день в сауне. Все с восторгом поддержали. На следующее утро, протрезвев, у дверей бани, но собралось лишь четверо. Я и закадычных три подруги («три сестры», как они себя называли). Естественно я уже у них был как «брат». Представляете глаза администраторши, когда я покупаю сауну на два часа — захожу, а за мной заходят три девицы. В глазах этой барышни мой авторитет вырос наверное до небес. Вошедши в предбанник все начали раздеваться. Я замечаю, что движения моих «сестер» вдруг замедлились. Уж очень медленно они снимают верхнюю одежду, по нескольку раз перекладывают ее, роются в своих сумочках. До боли знакомая картина — сразу вспомнил себя, какие «душевные муки» испытывал, снимая первый раз трусы перед парилкой. Я хорошо их понимал и решил — надо брать процесс в свои руки. Я быстро разделся догола, испытав забытое уже чувство эксгибиционизма, и бодро направился в парилку, бросив на ходу.

— Жду вас в парилке. И простыни не забудьте.
Через минут десять (я уже успел основательно пропотеть) показались мои девчонки. Укутанные простынями под самое горло, робко уселись рядом. Одна со мной на верхнюю полку, две других — на полку пониже. Молча принялись дружно потеть. Вдруг та, что рядом, тихонько спрашивает.
— И ты что, совсем нас не стесняешься?
— А чего вы такого увидели, что раньше не видели? Или я чего могу увидеть, чего раньше не видел? — философским тоном пояснил я.
— Вы только попробуйте — и вам сразу полегчает. Хотя бы простыни снимите и попарьтесь нормально. Ведь мы за этим пришли, конце концов.
С этими словами я соскользнул из полки и удалился, оставив их поразмыслить над моими словами. Только через минут десять — пятнадцать мои девчонки раскрасневшиеся вывалились из парилки и прикрываясь простынями побежали к бассейну, в последний момент оставляя простыни на полу. «Бултых, бултых, бултых» — все трое уже визжали от холодной воды и восторга. Мы чинно поплавали. Рук я не распускал, но пару раз проплыл на спинке, демонстрируя, уже начавший ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх