Просто правдивая история. Часть 3

  1. Просто правдивая история. Часть 1
  2. Просто правдивая история. Часть 2
  3. Просто правдивая история. Часть 3
  4. Просто правдивая история. Часть 4

Страница: 1 из 3

На следующее утро в школу мы пришли раньше на пол часа, чтобы Серега успел списать «домашку». Естественно в учебники он за выходные не заглядывал (а заглядывал ли вообще когда нибудь?). Оставалось молиться, чтобы его не вызвали. Слава Богу, пронесло. Идя домой после школы, как обычно, завели разговор о музыке. Серега глянул на меня удивленно: «Какая нахрен музыка? Уроки давай делать».

Впряглись мы не на шутку. Весь вечер висели на телефоне. Пришлось объяснять не только сегодняшние уроки, но и вспоминать за прошлые годы, которые он с успехом прогулял.
— Телефон уже свободен? — часам к десяти спросила мать, улыбаясь.
— Думаю, да — ответил я.
Мама, естественно, позвонила теть Свете. Они долго шептались. Явно они говорили о нас, потому что, периодически мама бросала взгляды в мою сторону.

Не поверите, Серега так рьяно взялся за учебу, что удивил даже учителей, а географичку (наша «классная» кстати) так просто «порвал». Выслушав его практически безупречный ответ о полезных ископаемых, географических ландшафтах, исторических достопримечательностях, и т. д. не помню, уже какой страны вдруг спросила.
— Ты что иммигрировать собрался? Пятерку поставить, учитывая твои прошлые заслуги, не могу, но на «четверку» ты наработал.
Класс неодобрительно загудел.
— Ну, хорошо, хорошо. Отвечаешь на дополнительный вопрос — ставлю «отлично"».
Серега каким-то чудом ответил на все вопросы и под аплодисменты класса вернулся на место. Еще бы — первая «пятерка» за, не знаю даже сколько лет.

Так незаметно прошел месяц. В квоту мы свою вкладывались. Вот и последняя суббота. Вдруг объявляют, что химии не будет — химичка заболела, а последним уроком физкультура. Сереге, который всегда «отдувался» за школу на всех спортивных мероприятиях схлопотать «неуд» по физре — это из жанра фантастики. Пришел физрук, выдал нам мяч и выгнал на улицу, чтобы по школе не болтались, не мозолили глаза директору. Мы прогоняли мяч всю химию и на перемене отправились в «курилку». Это место такое за мастерскими, где на переменку все собирались. Кто покурить, кто просто поболтать.
— А чего, правда, химичка заболела? — спросил Вован из 10-Б.
Вован слыл грозой школы. Рост под метр восемьдесят и брат старший только что вернулся из мест не столь удаленных. Короче, связываться с Вованом никто не хотел.
— Аборт очередной наверно делает — продолжал Вован, смачно затягиваясь сигаретой.
— А ты, что, свечку держал? — дернул Серегу черт за язык ответить.
— Держал, не держал, а брательник рассказывал, снял он ее как-то в кабаке. Трахается, как кошка. А ты чего вдруг заволновался? — обратился он к Сереге.
— Мамашку твою по пьяне тоже чуть было не снял. Знатная у нее жопа. Я бы тоже не отказался — лицо растянулось в ухмылке.
Смотрю, Серега побледнел, кулаки сжал.
— Ану повтори — сквозь зубы процедил Серега
— А то что? — осклабился Вован в ответ — Знаем, знаем. Тоже мне: подружки — поблядушки.

Последние слова Вован уже дожевывал с сигаретой, вошедшей в рот вместе с кулаком Сереги. Удар был класс, но Вован боец тоже неслабый, Короче — понеслась. Когда нас разнял физрук у меня уже разбита губа была, у Сереги — бланш на всю щеку, рубашка порвата.

Всех сразу к директору, классную вызвали. Директор даже слушать не стал — всем за четверть «неуд», родителей в понедельник в школу. Вот так славно мы закончили свой месяц.

— И на кой тебе сдалась эта химичка? — не унимался я, понимая, что сауна наша накрылась медным тазом. Серега только молчал и сопел.

Пришел домой — забросил портфель и включил музон на всю. Настроения — ноль. Тут и мама нарисовалась. Глянула на мое лицо и все поняла.
— Что случилось? Что случилось? — неустанно повторяла она, как заведенная.
Я смотрел потупившись в окно и молчал как партизан. Она бросилась звонить Сережкиной маме и через пять минут теть Света вместе с Серегой были у нас на пороге.
— Давай рассказывай — безнадежно махнул рукой Серега.
Ну я и рассказал как все было — во всех деталях. Воцарилась гробовая тишина. Я заглядывал в лицо мамы, стараясь уловить ход ее мыслей, Серега тихо сидел, уставившись в пол. Из оцепенения всех вывел раздавшийся неожиданно телефонный звонок.
— Слушаю Марь Сергеевна» — упавшим голосом произнесла мама.
— Ну вот и все. Классная звонит. Вызывает на понедельник наверное — пронеслось в голове.
Разговора не было слышно, мы все завороженно смотрели на маму. Она только кивала головой и повторяла: «Да, Марья Сергеевна, обязательно Марья Сергеевна, спасибо Марья Сергеевна». Разговаривали они долго и мама наконец положила трубку и уставилась на нас немигающим взглядом.

— Ну что там? Не томи Ирка — нарушила тишину теть Света
— Мы тут их распинать собрались, а оказывается — они у нас герои — улыбнулась вдруг мама.
У меня глаза полезли из орбит от удивления. Никак не ожидал такого поворота событий.

Мама начала рассказывать. Оказывается, после того как мы с Серегой пошли домой, — наши девчонки, у которых на глазах все произошло, пошли к классной и все рассказали, как было. Марья Сергеевна потянула их с собой к директору и те снова все пересказали. Дерик уже отошел немного — выслушал внимательно и расчувствовался. Оказывается, он сам детдомовский, и отношение к матери — это очень больной вопрос для него. Марь Сергеевну попросил перезвонить нашим родителям и извинится, а Вована в понедельник с родителями на педсовет.
— Вот так то — закончила мама.
— А еще директор просил поблагодарить нас с тобой Светка, что воспитали таких замечательных сыновей.
Теть Света расплылась в улыбке.
— Как думаешь, Ир, они заслуживают поощрения?.
— Подумаем — подмигнула мама теть Свете.

Вот и пришло долгожданное воскресенье. Мать опять чего-то там наготовила, упаковала в сумки и под вечер мы двинулись в сауну. На улице выпал первый снег и предательски скрипел под ногами. На сей раз через парадный вход пошли мамы, а нам с Серегой пришлось мерзнуть перед секретной дверью, при каждом шорохе шмыгая в кусты. Наконец нас впустили.

В сауне было приятно тепло. Мы быстро разделись, прошмыгнули в парилку. Нахлобучив панамы, расстелили простынь и развалились на верхней полке. Вскоре появились мамы, все в тех же тогах из простыней ниже колен, в панамах и с вениками. Мы с Серегой полулежали, опершись на локти, как мамы в прошлый раз, с удовольствием вдыхая горячий воздух и наблюдая как по животу начинает струиться пот, собираясь в ложбинке пупка. Мамы глянули мельком в нашу сторону и занялись своим обычным делом. Вот только глаза у мамы как-то необычно блестели. Может показалось? Может освещение такое. Не важно.

Опять колдовство с настойкой (на сей раз эвкалипт), брызгание на горячие камни, пар и блаженная нега от предвкушения будущего удовольствия. Почувствовав, что мама умостилась рядом, я ленивым взглядом скользнул по ее телу. Все было как в прошлый раз: та же панама, та же простынь. Только на сей раз как-то все было по-другому: раскрепощенней, по-домашнему что ли. Глаза свободно и открыто скользили по маминому телу (верней простыне), наслаждаясь каждым изгибом. Где-то рядом ворочалась теть Света, мерно сопел Сережка, смахивая пот с лица.

Идиллия была нарушена громким голосом Сережкиной мамы.
— Вы сюда пялиться пришли или париться?
— Брысь с полки и взяли в руки веники — рявкнула вдогонку.
Мы быстро соскочили, схватили веники в руки и замерли в ожидании. Теть Света грациозно соскользнула с полки, освобождая место маме. Мама развязала спереди узел и придерживая простынь одной рукой, улеглась на живот и вытянув из-под себя простынь, оголила спину до пояса.
— Ну чего ждем? Приступай — обратилась теть Света к Сережке.
Тот подошел поближе и несколько раз неумело «ударил» веником.
— Нет. Так не пойдет, Резче и уверенней.

Она подошла к сыну со спины, обхватила его руку своей рукой и вместе они начали отрабатывать движения....

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх