Начало или Приходи в четверг

  1. Возле бассейна
  2. Начало или Приходи в четверг

Страница: 5 из 5

Большаков имел ключи и корпел над стендами библиотеки самостоятельно.

Без хозяйки библиотеки его дело спорилась. Парень подтянул возникшие ранее отставания и, мог бы стать, своего рода, стахановцем, но капитанова жена, как внезапно занедужила, так, неожиданно и выздоровела. Направилась в конце второго дня проверить, что за время отсутствия, в руководимых оной «пенатах», делалось.

Большакова к её приходу уже не было. Отработав, определённые командиром роты часы, он отправился в свою казарму.

При всей личной сердитости на Большакова, Елена Павловна оценила размах его творчества, и (не утерпела!) заглянула в ненавистную тетрадку. Там было: « Е. П. догадалась о моих упражнениях с членом. Это хорошо! Пусть знает, что рядом есть тот, кто готов обслужить её ротик и киску! Теперь буду дрочить за последним рядом стеллажей. Если она туда придёт, я дам ей отсосать, а потом — выебу, как ещё никто не ебал!»

— Это уже слишком! — возмущению Елены Павловны не было предела. Её хотели (так и написано «выебать») в самой извращённой форме! Как даже супруг с ней не проделывал!..

— Нет, ну, какая самоуверенность?! — гневно размышляла она, устремляясь домой, к мужу. — Подумать только! «Выебу, как ещё никто не ебал!» Да мой Калинин любому онанисту даст фору! Он в этом деле — тайфун, ураган, цунами!... Приду, и даже не принимая душ, кинусь в его объятья! Пусть делает со мной, что пожелает!..

...

Переступив порог квартиры, Елена Павловна застала «цунами» в трусах и с утюгом. Калинин готовился заступить на дежурство по части. Проглаживая через влажную тряпицу плотные, словно из жести, борта офицерского кителя, он ловко оббегал гладильную доску и громко вторил, гремевшему из кассетного магнитофона маршу «Прощание славянки».

Ранее отутюженные брюки висели на спинке кровати, а ожидающая своей очереди рубашка, лежала поверх, стоящего у кровати, табурета.

Сама кровать была аккуратно застелена. Одеяло (оно же — покрывало) подвёрнуто под края матраца и натянуто. Линии заворотов чётко обозначены безупречными прямоугольными гранями.

Такую, по-военному, образцовую постель мять раньше времени у офицера Калинина считалось преступлением.

Лена сняла шубку, стащила с ног сапоги и, соображая, с чего начать склонять супруга к интимному, присело на край трюмо. Пока добиралась домой, легко представляла, как это сделать, а пришла и решимость поубавилась. В их семейных взаимоотношениях правили пуританские привычки Калинина.

«Был бы ковёр... — тяжело дыша, соображала Лена, глядя то, на ненавистную ей сейчас кровать. — Упали бы на него и — всё!... Надо с первой получки купить... не откладывая!... На ковре всегда места много... А теперь, как же?...»

«... повернуть лицом к стене, наклонить да засадить по самые помидоры!...»

Это был вариант! Осталось только крикнуть: «Ну, мой капитан, бросай всё, я пришла!»...

Капитан отсалютовал приходу супруги поднятым над головой утюгом, и продолжал глажку

— Калинин! — сказала Лена. — Хочешь, я уволюсь с работы и буду сидеть дома?

— Что-то случилось? — прервал «пение» капитан.

— Случилось...

Лена выключила магнитофон, подошла к мужу и протянула руку к хозяйству в его трусах:

— Я соскучилась...

— Стоп! — скомандовал Калинин. — Во-первых, у меня в руках горячий предмет. Во-вторых — ты не совсем здорова. В-третьих — сейчас нет времени ЭТИМ заниматься. Через полчаса я должен быть на разводе.

— А у меня к тебе такая нежность! Давай, потратим хотя бы минут десять?... Ты ведь надолго уходишь...

— Всего на сутки. Потом снова будем вместе...

Капитан повесил на самодельные плечики отглаженный китель, разложил на доске офицерскую рубашку. Накрыл марлей. Набрал из алюминиевой кружки полный рот воды, прыснул поверх марли веером мелких брызг. Провел по влажной марле электрическим утюгом. Из под горячего металла шикнуло белым паром.

Не прекращая утюжку, Калинин поинтересовался:

— Чего это тебя приспичило? «Уволюсь!...», «Соскучилась!... « Ты ведь офицерская жена. И должна уметь управлять минутными эмоциями.

— Должна, — согласилась Елена Павловна. Прошла вглубь комнаты, постояла у тёмного окна, разглядывая на стекле отображение своего красивого, полного молодой энергией лица с крупными глазами и чётким очертанием сочных губ. Потом сказала, не оборачиваясь (больше себе, чем мужу): — Эх, Калинин, Калинин! Разные мы с тобой по темпераменту люди... Разные...

...

Засыпая, Большаков привычно выслушивал, о чём говорят в его голове одноликие «советники».

— Елена Павловна не заслужила подобного обращения! — говорил разумник Борис Петрович, имея в виду нехорошее поведение Борика, и намерения развратного Я сделать из Елены Павловны распутную женщину.

— А чёго не попробовать? — веселился Борик. — Как она глазела, когда поняла, что возле неё бычка доят! Очень даже возможно! Только — осторожно. Намекать на это самое — одно, а... само это самое... — другое! Может не прокатить... Не тётка с улицы — жена комроты!

— Ерунда! — рубил с плеча целеустремлённый Я. — Надо действовать решительно! Работы в библиотеке на неделю. Упустим возможность отвафлить капитаншу, локти кусать будем, что такую цацу не вздрючили!

Разумный на это что-то возразил... Весёлый хохотнул и чем-то поддакнул... Устремлённый продолжал настаивать...

Под их монотонное «бу-бу-бу» Большаков незаметно отошёл ко сну.

И спорщики угомонились...

...

Один взвод из роты капитана Калинина нёс дежурство в карауле, другие два были на хозяйственных работах.

Большакова, что по приказу командира роты большее время дня оформлял Ленинскую комнату, а потом занимался проблемами гарнизонной библиотеки, остался при казарме.

Так что, предоставленный самому себе, Борис Петрович решил сегодня явиться в библиотеку на пару часов раньше обычного. Он намеревался разместить на стене законченные накануне стенды и подыграть, рвущемуся к общению с Еленой Павловной, Борику.

Но и Бориса Петровича, и Борика опередил ухарь в кубе. Имея собственный ключ, он попал в библиотеку раньше Елены Павловны. И когда та явилась, уже старательно дорисовывал голову пышноусого «Буревестника» русской революции.

К такому рвению помощника и его раннему визиту Калинина отнеслась без энтузиазма. Сдержанно поздоровалась и, как обычно, зашла переодеваться в библиотечную подсобку. Повесила на крючок вешалки шубку. Слегка отряхнула её от снежной пороши. Сняла с головы и повесила на другой крючок кроличью шапку. Поправила перед зеркалом причёску. Сменила зимние сапоги на туфли с каблуками. Подумала, снова разулась, стянула трикотажные колготки, под которые она сегодня надела (на всякий случай), любимые ею, телесного цвета капроновые чулки. Снова обулась, сделала губки бантиком, провела по ним красной помадой и вышла в библиотечный зал.

Большакова на рабочем месте не было!

Это означало, что он ушёл в глубину зала. «... буду дрочить за последним рядом стеллажей». — вспомнила Елена Павловна заученную на всю жизнь строчку.

«Сейчас он там... Наблюдает за ней, и гоняет в кулаке торчащий член... « — подумала Елена Павловна. И даже не удивилась, на то, с каким спокойствием отнеслась к этой вульгарной мысли.

Подошла к своему столу. Переложила с места на место отреставрированного «Робинзона Крузо». Перевернула страничку настольного календаря. Там было 15 февраля. Четверг.

— Четверг, — перечитала Елена Павловна — Четверг... Что-то важное у неё было связано с этим днём недели?... Ах, да! Дурацкая надпись на стене туалета — «Даю... каждый четверг. Ты — следующая! Приходить в 16 часов... «. А сейчас? — она глянула на стену, где висели электронные ходики. Стрелки показывали без пяти минут три. — До шестнадцати осталось чуть больше часа! — механически отметила Калинина и покраснела.

Потом, проявила твёрдость:

«Что за чушь лезет в голову!... Среди белого дня?... Да что ОН с ней сделает?!... Пацанья бравада... Пусть не отлынивает, а пашет! В конце концов, это его обязанность! Пока товарищи служат, не занимается черти чем! До открытия библиотеки времени — совсем ничего!...»

— Эй! — позвала Елена Павловна. — Вы где? Почему не работаете?

Ответа не было.

«Я это так не оставлю!» — приняла решение Елена Павловна, взяла со стола отремонтированную книгу и, громко стуча каблуками, двинулась вглубь книгохранилища к дальнему стеллажу.

Большакова она увидела именно там, где предполагала. Тот стоял к ней спиной и что-то делал перед собою руками.

Елена Павловна остановилась, хотела было возмутиться, но вместо этого отвернулась к крайней полке и стала устанавливать на неё принесённую книгу. Услышала шаги и ощутимое касание плеча. Медленно повернулась.

Никогда ранее жена капитана Калинина не стояла так близко к чужому мужчине, который был в столь неопрятной гимнастёрке. Чувствительным обонянием она уловила запахи масляной краски, мужского пота и ещё чего-то, хорошо знакомого, но ещё не определённого ею.

Не моргая, Он и ОНА долго смотрели в глаза друг друга.

— Давай, — сказал ОН.

По движению губ, оглушаемая ударами собственного сердца, Елена Павловна догадалась, что прозвучавшее слово было короткое, но не сразу поняла его значения.

— Давай! — повторил ОН, и показал глазами вниз.

Елена Павловна посмотрела в том направлении.

Отжав край мятой гимнастёрки, из ширинки солдатских брюк вертикальным жезлом торчал крепкий фаллос с багровой головкой, похожей одновременно на шляпку гриба и, рисуемое в открытках сердечко. Кожица «сердечка» была натянута до предела и лоснилась, как полированная. Вершину головки венчало узкое отверстии с прозрачной каплей.

«Приходи в четверг!...» — вспомнила Елена Павловна.

— Давай! — повторил солдат, нажимая на плёчо капитановой жены.

Та зажмурилась и... стала приседать.

Запах немытого тела с примесью мочи шибанул в трепетные ноздри Елены Павловны. Это был тот самый дух, что её лёгкие вобрали пять лет назад.

— Давай! — услышала она над своей головой.

Не размыкая глаз, жена капитана открыла рот.

Немытый хуй с белыми пахучими отложениями у основания залупы, вошёл между крашеных губ и стал неспешно ебать красивую голову Елены Павловны...

Когда она «наелась», её развернули измазанным в сперму лицом к стене. Наклонили, задрали на спину юбку, и, приспустив трусики, загнали между ножек в капроновых чулках, большое, толстое, горячее...

Словно в тумане, она послушно отдавалась этому новому, и, тонко поскуливая, «растворилась» в нахлынувших оргазмах...

Стрелки электронных ходиков показывали семнадцатый час...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

7 комментариев
  • Vitali
    5 января 2015 20:21

    Всё отлично! Рассказ очень понравился, как и первый! Только не говорите мне, пожалуйста, что продолжения не будет!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    критик (гость)
    5 января 2015 21:59

    Рассказ неплох, только... Светлана Николаевна aka Елена Павловна, несерьёзно как-то))) И ещё..."Немытый хуй с белыми пахучими отложениями у основания залупы» — перебор, не находите?

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Ветеран ВС (гость)
    5 января 2015 23:18

    Немытый хуй — звучит неприятно, но такова была правда жизни в великой и могучей Советской Армии.
    Солдатам баня полагалась раз в неделю, никакого душа в казарме не было (и по уставу не полагалось иметь). В казарме были умывальники холодной воды с раковинами, там можно было умываться и вечером помыть ноги (без этого в сапогах с портянками просто ноги сопреют). Но хуи мыть в общих умывальниках было не принято, никто этого не делал.
    Рассказ очень хорошо написан, многие детали советского армейского быта описаны точно и со знанием дела.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Жемчужина
    6 января 2015 9:14

    А я соглашусь с Критиком. Всё это — фразу эту — можно было описать иначе. Изящнее надо описывать подобные вещи) Дабы не вызвать у читателя реакцию «ФУУУ»))))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Ветеран ВС (гость)
    20 января 2015 5:14

    В принципе тут можно согласиться с дамой.
    Для правдивого отражения сурового армейского быта достаточно было бы написать «немытый хуй « без излишних подробностей.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    LS (гость)
    6 января 2015 6:17

    ну что за дела-то, на самом интересном месте!

    а вообще, автор, грандиозно. полное попадание во вкусы и фантазии, браво!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Евгений3
    7 января 2015 12:12

    Что же, серьёзный труд о становлении триединого секс-мерзавчика. И по сути, и по форме вполне перекликается с первой частью, а потому, мне особо нечего добавить к предыдущему комментарию. Задались благородной целью по опусканию русских жён? У вас получается.
    Единственное, что ещё хотелось спросить: не отвечать комментаторам это хобби или простое пренебрежение? Но мы не офицерские жёны — мы гораздо разборчивее. Молчите вы, замолчим и мы.

    Ответить

    • Рейтинг: 1

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх