Параллели памяти. Часть 1

  1. Параллели памяти. Часть 1
  2. Параллели памяти. Часть 2

Страница: 1 из 3

«Дорога в Ад выстлана
благими намерениями...»

Так оно и есть. Добро и зло, ад и рай... «Не будет зла, не будет и добра»! Всё взаимосвязано в этом бренном мире. А ещё сюда прилагается наша импульсивность и то, что мы до сих пор не приручили того зверя, который живёт в нас. Мы можем быть хорошими и добрыми, но потом вдруг...
Раз — что-то щёлкает в мозгах, и мы уже всё видим глазами спрятавшегося в нас эгоцентричного зверя.
Два — ты не можешь или не хочешь загнать его обратно туда, в глубину и он начинает брать верх.
Три — из-за своих желаний или похоти ты подчиняешься ему...
Ведь это так просто потом свалить всё на сложившиеся обстоятельства или состояние аффекта... И вот ты, уже действуешь не думая или как говорят думая причинным местом, без оглядки на нормы морали и цивилизованность. Именно так, как делали наши далёкие пращуры или делают животные, хотя, надо признаться, что и у последних бывает верность и подобие какой-то человечности.

* * *

Было 31 декабря, до Нового года оставалось всего ничего. Дочь, студентка первого курса собиралась встречать праздник с подругами. Конечно, я не мальчик и понимаю, что кроме подруг там буду и друзья. И что они там будут делать... Об этом лучше не думать.
— У неё есть хоть какая-то определенность, — подумал я, смотря, как хлопочет Леночка, собираясь на праздник, — ну а у меня как у Высоцкого: «Выхода нет, есть только вход и то не тот!».
Моё приглашение для встречи Нового года с друзьями подруги, аннулировано! Сам я разведен, а дочь живёт со мной. Почему? Видите ли, у меня слишком пуританские взгляды на взаимоотношения мужчины и женщины. И по мнению, моей уже бывшей пассии это проявилось, когда я застукал её в постели с тренером по фитнесу. Знакомые слова сих пор режут ухо:
— Это только секс, для снятия напряжения! А жить и быть я хочу с тобой... — притом, что она продолжала изображать ковбоя на его члене...

Я развернулся и ушёл. Она звонила несколько раз. Я не брал трубку. Потом мы встретились. Нет, мы не ругались, но и не миловались. А та пощёчина, когда я назвал её шлюхой, оказалась последним разорванным звеном в наших отношениях.
Итак, что у нас в пассиве:
— Я остался один!
— Мне не с кем встречать Новый год!
— Ну и «весёлые» выходные в количестве одиннадцати дней...
— И последнее, яйца прямо лопаются от напряжения и избытка спермы...
Каков актив:
— Бутылка водки и шампанского в холодильнике...
— Есть телевизор.

* * *

Решив, что мне уже ничего не может помешать начал разговляться. Приготовил нехитрую закуску: положил в блюдце икры, заморской кабачковой; начикал сала и колбаски; порезал сыра. Потом достал из холодильника тут же запотевшую водочку и налил стопку. Как это ни странно, пошла она хорошо. Закусив бутербродом с «импортной» икрой, налил себе ещё. Так и сидел около телевизора, помаленьку попивая водку, временами выходя на балкон покурить.
Не сказать, что я окосел, но меня стало пробирать. Где-то около одиннадцати вдруг позвонили в дверь. Никого, не ожидая, я вздрогнул. Потом пошёл и открыл дверь.
За дверью стояла Алина подруга дочери. Насколько я знаю, она жила в общежитии и как она здесь очутилась, я не понял. Она была вусмерть промерзшая, зареванная и выпившая.

— Что случилось? — поинтересовался я, отступая в сторону и давая ей зайти.
— А Лена дома? — сквозь слёзы проревела она, проходя в коридор.
— Нет, ушла к друзьям...
— ... — ещё громче разрыдалась она.
— Да, что случилось?
— Он меня бросил... Променял на какую-то шалаву... Я убежала, а когда вернулась... Он ушёл с той стервой...
Посмотрев на её дрожащие губы почти синего цвета, я приказал:
— Давай проходи. Я тебе для сугрева налью и горячую ванну наберу. У тебя же зуб на зуб не
попадает...
— Я домой пойду... — завыла она белугой, но не двинулась с места.
— Не дури! Давай проходи, сто грамм и в ванну. Я сейчас воду пущу, снимай обувь...

Я перевёл взгляд вниз и у меня по спине побежали мурашки. (Я знаю, что вы подумали: красивые ноги; короткая юбка; в квартире никого...)! А вот и нет! Эта молодая дурочка была в капроновых колготках! А ещё днём температура на улице упала до минус пятнадцати, а сейчас стала не меньше минус двадцати!
Она нагнулась, пытаясь расстегнуть красивые, но на «рыбьем смеху» сапоги. Только замерзшие пальцы не слушались. Я встал на колени, молодые любят преклонение, и, расстегнув, стащил сначала один потом второй сапог. Её маленькие ступни были не теплее рук. «Рыбий мех» и тоненькие носочки!
— Да о чём эти дуры думают, — пронеслось в голове, — им же ещё рожать! Простудят всё, а потом лечатся!
Провел её на кухню, посадил к батарее, щёлкнул чайником и побежал набирать ванну. Когда вернулся, она сидела, сгорбившись, положив руки на горячую ребристую поверхность батареи. Быстро прошёл в комнату и притащил свою закусь с оставшейся водкой. Для начала плеснул её почти полный стакан и заставил пить. Пару глотков она сделала, как будто не замечая, что пьёт. На последнем подняла глаза, и я увидел, как они расширились.

— Пробрало! — понял я.
Глотнув, она раскашлялась.
— Что это? — давясь, промямлила она.
— «Сибирская», — ответил я, — сорок пять процентов спирта, самое то когда промёрз!
Не вступая в дальнейший разговор, плеснул водки себе на руки и стал растирать Алине руки. Когда она заскулила от боли, выдал:
— Давай снимай колготки, ноги тоже разотру.
Она приподнялась, а я, не говоря ни слова, залез под коротенькую юбку и, нащупав резинку, стянул колготки почти до колен. Вместе с ними из-под подола показались и трусики.
— Ой, — покраснела она, пытаясь натянуть трусики обратно.
А мне было не до её белья. Я, сняв и бросив на пол колготки, уже растирал водкой её ноги начиная со ступней.

Когда она начала вырываться, почувствовав боль, отпустил её и пошёл в ванну посмотреть как там вода. Набралось уже больше чем полванны, и я крикнул:
— Алина иди сюда! — а когда она приковыляла, показывая, продолжил, — вот полотенце, там всякие гели, но лучше просто садись в ванну и грейся. Будет чудо, если ты не сляжешь... — и, повернувшись, ушёл в кухню.
Уже оттуда я прокричал:
— Сейчас чайник закипит, и я тебе с малиной чайку намешаю!
Достал банку, положил малины в чашку, налил чаю. Вздохнул поплывший по воздуху аромат. Потянуло холодом из открытой форточки. Резко по ушам ударил вой ветра за окошком, и у меня всплыл в памяти, казалось, хорошо забытый инцидент. Я встал как вкопанный вспоминая. Тогда был неновый год, но тоже холодно. Как мне помнится, где-то середина февраля...

Тогда...

Я поругался со Светой, моей девушкой и на ходу натягивая осеннюю курточку, выскочил на улицу. Кстати, тогда то же похолодало и «одет, я оказался не по сезону», днём было тепло. Прошатавшись с час по улице, забрёл в забегаловку, где для согрева выпил две по сто. Потом добавил пива. Через час я так раззадорился, что решил идти выяснять отношения. Но вот решимость закончилась на полпути до её дома, и я долго слонялся вокруг, не смея зайти, пока не замерз вусмерть. Когда у меня застучали от холода зубы, я решился.
Зашёл, позвонил. Дверь открыла её мать: Любовь Семеновна. Они жили вдвоём, и я считал её старой, всё же сороковник разменяла, хотя её вид меня всегда возбуждал. Невысокая, довольно стройная для своих лет. Подтянутая с короткой прической и огромными прямо безразмерными грудями. И ещё. Она не носила дома лифчик, а все халаты были, как бы сказать со встроенным лифом, и большим декольте... Так что при любой возможности я незаметно заглядывал туда! Но, увы, самое большое моё достижение в этом было то, что я увидел один раз кусочек темного ореола около соска. Не сказать, что я хотел её трахнуть, но вот притягивала она меня точно!
Увидев меня в таком состоянии, она заставила меня снять курточку эротические истории ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх