Параллели памяти. Часть 1

  1. Параллели памяти. Часть 1
  2. Параллели памяти. Часть 2

Страница: 2 из 3

sexytales и потянула в ванну. Пока наливалась вода, стала раздевать. Если честно-то в тот момент я был больше похож на новорождённого промёрзшего телёнка, а не на желанного кавалера. Когда дошла до трусов, воды было уже полванны.
— Давай залазь, — приказала она, кивая на ванну, а я чая с малиной сделаю, и вышла...

Сейчас...

Тряхнув головой, я прогнал воспоминания, хотя мой член встал и топорщил трико. Пришлось даже сделать майку навыпуск, чтобы прикрыть это «безобразие»... Подойдя к двери, я стукнул в неё костяшками пальцев и тут же вошёл. Непроизвольно пробежал глазами по телу, покрытому водой, и отвёл глаза. То, что я увидел, завело меня ещё больше. Вполне сложившееся тело с приличными грудями и аккуратно подбритым лобком в виде широкой чёрной полоски.
— Ты как? — пытаясь скрыть дрожь желания, произнёс я.
Она подняла на меня осоловелый взгляд. Будто пытаясь вспомнить: кто я; что она здесь делает.
— Ничего... — произнесла она, — согреваюсь, — не попытавшись даже прикрыться.
— Я чай с малиной принёс, — протянул ей кружку.
— Спасибо... — она, чуть привстав, вытащила из воды руку, а я смотрел, как мягко колыхнулись её груди и вылезли из-под воды небольшие розовые соски.
И опять меня унесло «в тогда»...

Тогда...

— Можно? — раздался голос из-за двери, — я чай принесла, — и Любовь Семеновна как-то ловко скользнула в дверь.
Я сфокусировал на ней взгляд.
— Согреваешься? — задала она вопрос, — вот выпей, — и, наклонившись, протянула мне чашку с чаем.
Запах малины, тихое шуршание ткани и мой взгляд уперся в вырез её халата. Натянутая на груди ткань провисла, а белые груди, следуя закону всемирного тяготения, попытались принять вертикальное положение. В просвет между тканью халата и телом я впервые ясно увидел её соски. Не розовые, а почти черные на фоне материи. И понял, почему под материей они казались неправильной формы. Они проколоты и на них был пирсинг: штанга с двумя шариками. Желая потянуть время и насладиться прекрасным видом, я не сделал ни одного движения.
— Возьми чашку, — она тронула меня за плечо.
Я увидел, как качнулись груди, а соски скользнув по лифу, вдруг приобрели чёткую форму и набухли. Опять уже более настойчивый тычок в плечо:
— Бери, я говорю! Ты что с открытыми глазами спишь?

А я завороженно продолжаю смотреть вразрез её халата, отмечая каждое движение и любуясь ее перлами. Тогда она опустила руку в воду и ухватила меня за кисть, потянув наружу. Это касание как будто разбудило мой организм. Я почувствовал такое звериное желание, мой пенис, до этого пребывавший в спокойном состоянии, воспрял. Краем глаза я видел, как из воды показался член, набухая и поднимаясь выше. Крайняя плоть медленно соскальзывала, вниз оголяя раздувающуюся почти бордовую головку. Время как будто замедлилось. Я видел: как скосились её глаза, заметив движение; как расширялись зрачки; а соски прямо закостенели, натянув кожу и приподняв шарики штанги. Дыхание участилось. А моя рука сама собой продолжила движение вверх и ухватила её за сосок прямо сквозь ткань и сжала его... А дальше всё пришло в движение и очень быстрое. Выпавшая из рук чашка упала в воду, она ойкнула и мне по щеке прилетела затрещина.

— Ты что удумал?! — как-то не убедительно и визгливо прозвучал её голос.
Она, выпрямилась всё ещё продолжая смотреть на моего эрегированного красавца. Пальцы соскользнули с ткани, и словно со стороны я услышал голос:
— Ты такая секси...
— О-о-о... — как бы подавилась она, одной рукой прикрыв, рота второй грудь в районе соска...
А я уже стоял в ванне, на целую голову, возвышаясь над ней, а мои руки тянулись к её телу. Вот я привлек и прижал её к себе, ощутив напряженность во всем теле. Тяжелое дыхание, сопровождающее попытку вырваться из моих объятий, и почти мгновенная капитуляция, когда наши губы сомкнулись. Её руки обхватили мою спину и скользнули вниз. Одна нежно царапала ноготками ягодицу, а вторая переместилась вперёд. Её пальчики обвили мой орган и стали медленно и бережно дрочить его. Она застонала, плотнее прижимаясь ко мне, а я, лихорадочно расстегивал пуговки халатика пытаясь добраться до пленившего меня тела...

И снова сейчас...

Рука непроизвольно потянулась к ближайшему соску, но я усилием воли успел поменять направление и просто окунул её в воду. Поболтав кистью в воде:
— Может, горячей воды добавить? — произнёс первое, что пришло в голову, отводя взгляд.
— Нет и так жарко... — словно очнулась она.
Лицо из красного стало вдруг пунцовым, и она развернулась ко мне боком.
— Не смотрите так... — прошептала она.
— А я и не смотрю, — неуверенно прошептал, и вдруг произнеся хриплым голосом, — мне так охота тебя обнять и...
— Поцеловать, — каким-то детским наивным голосом продолжила она, и протянула ко мне руки.
Краем сознания я понимал, что это нельзя делать... Надо отшутиться, быть может, даже погладить её по голове, ведь она ровесница моей дочки. Но тот, который сидел во мне, уже перехватил инициативу и я просто не хотел ему препятствовать... Подчиняясь и радуясь предстоящему! Встав на колени, перевесился через край ванны, чувствуя, как желание и похоть, прокатывается по телу заставляя дрожать в предвкушение каждый мускул, каждую клеточку моего тела. Нежно взял её за голову и, утонув в широко раскрытых карих глазах, припал к горячим прямо таки зовущим губам...

Одна рука, скользнув по шее, ухватила и сдавила сосок. Всеми фибрами своей сволочной души, а как ещё можно это назвать, я ощутил дрожь желания, прокатившуюся по её юному телу. Красная муть застлала глаза... Дальше всё мелькало как в кадрах хроники: вот мы стоим, обнявшись, целуя, и лаская друг друга; я вытираю её гибкое тело мягким полотенцем, не забывая ласкать горячую кожу губами; она у меня на руках и я несу её, крепко прижав к себе; вот я сдергиваю покрывало с кровати дочери, так как она ближе к ванной и её не надо расправлять как мой диван...

В прошлом...

Я буквально сорвал с неё халат, при этом порвав пояс. А кому, какое дело до пояса, когда на кону более заманчивые преференции.
— Да-а! — застонала она, подставляя свои груди и соски под поцелуи.
— Класс! — мои междометия перемежались лаской её сосков.
Соски, вообще, удобно сосать, а эти с пирсингом... А уже через минуту рука скользнула по животу, забираясь к ней в трусики. Её ножки раздвинулись, позволяя мне вволю покомандовать в промежности. Простые белые хлопчатобумажные трусики плотно прижимали ладонь к лобку. Пальцы скользнули по жёстким волосикам и очередной сюрприз... Горизонтальное колечко с камушком на проколотом клиторе!
Не знаю, что меня больше возбудило: обнаруженное кольцо или её пальчики, умело массирующие и ласкающие член, мягко перекатывающие яички в мошонке. Он прямо задеревенел, а тестикулы «раздулись и зазвенели»! Я только и успел провести пальцем сверху вниз между её половых губ, как она вырвалась. Отступила и, нагнувшись, стала целовать мой член. Я замер. Конечно, я знал про такое: видел в кино, много выслушивал от «бывалых» друзей; но вот сам не сподобился...

Она делала это исступленно, в каком-то неистовом запале, бессвязно твердя:
— Да... Как давно... Уже забыла... как это хорошо!
— Давай... Классно... — вторил уже я, буквально выгнувшись вперед.
Мои руки гладили её голову, шею, плечи. А сам я пытался податься вперед к ласкам. Мои колени и верхняя часть бёдер уже прижалась к бортику ванны, но, балансируя на грани падения, я всё тянулся вперед. Любовь Семёновна, не прекращая ласки, рухнула на колени и подползла вперёд сразу заглотив мой орган до самых яиц. Её полуприкрытые глаза были шалыми. Она упоенно делала мой первый в жизни минет.

Я чувствовал, как головка члена плавно скользит по языку до самого горла, упираясь там в нёбо. Её голова энергично двигалась вперёд — назад, иногда поворачиваясь чуть вбок. И тогда на щеке вдруг «вздувался флюс» от уткнувшейся в неё головки....  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх