Dragon Age II. Закаляя мечи

  1. Dragon Age: Origins. Карамельный пудинг
  2. Dragon Age: Origins. Вздохи под сенью леса
  3. Dragon Age: Origins. Холодная ночь
  4. Dragon Age: Origins. Жемчужина Ферелдена
  5. Dragon Age: Origins. Во глубине подгорных руд
  6. Dragon Age: Origins. Рога и копыта
  7. Dragon Age II. Разбитое зеркало
  8. Dragon Age II. Закаляя мечи
  9. Dragon Age: Origins. Уроки истории

Страница: 2 из 3

быстро зашагал по песчаной тропинке.

— Ты настолько меня ненавидишь? — низким голосом поинтересовалась Авелин, исподлобья уставившись на Хоука. — Поверить не могу, что ты это сделал!

— Поверить не могу, что этого не сделала ты, — ухмыльнулся он в ответ.

— Ладно... — губы капитана сжались в одну тонкую черту. — Я с этим справлюсь. Будет иск... о домогательствах с использованием служебного положения. И... Да, мне придётся подать рапорт о переводе, так будет лучше. А тебя, — она снова воззрилась на Хоука, — я жду в крепости наместника. Хочу видеть твои глаза, когда это будет происходить.

* * *

Называть скопление толстых стен и мощных башен в самой высокой точке Киркуолла «крепостью наместника» было не совеем корректно — кроме собственно приёмной властителя города там располагались кое-какие церемониальные помещения, невостребованный в отсутствие монарха тронный зал, и, конечно, казармы городской стражи.

Хоук стоял, перекатываясь, с носков на пятки и обратно и сдерживая искушение насвистывать, а Авелин, не находя себе места, расхаживала взад-вперёд, словно зверь в клетке, перед дверью своего кабинета.

— Нужно уладить это прежде, чем дело дойдёт до наместника! Может, формальное извинение... Что-нибудь, чтобы стража поняла, что может по-прежнему полагаться на капитана.

— Попробуй ещё какой-нибудь неловкий анонимный подарок, — зевнул Хоук. — Учитывая, что ты наворотила дальше, это был даже не худший вариант.

— Молчи, Хоук! — отрезала Авелин. — Уж кто-то, а ты... Проклятье, куда подевался Донник?..

Ответ на её вопрос последовал незамедлительно: поскрипывая ремнями доспехов, в помещение вошёл широкоплечий стражник, направившийся прямо к ним.

— Простите, сэра Хоук, — уверенно обратился он к ферелденцу, — мне необходимо поговорить с капитаном.

— Стражник... Донник, — не нашла лучших слов Авелин.

— Капитан? — вопросительно sexytales.org наклонил голову стражник. Женщина-рыцарь затравленно оглянулась на приятеля, неубедительно пытавшегося выдать зевок за ободряющую улыбку, и сделала приглашающий жест. Донник закрыл за собой дверь. Хоук прислонился к дверному косяку и беспечно засвистел простенькую мелодию.

— Стражник, — начала она самым формальным тоном, повернувшись вошедшему за ней посетителю, — я должна...

Городская стража никогда не узнала, что должна была Авелин. Донник решительно шагнул вперёд, обхватил одной рукой её талию, положив другую на плечо, приблизил своё лицо к веснушчатому лицу капитана и одарил командира уверенным поцелуем.

Увидь кто-нибудь лицо Авелин, едва ли он узнал бы в этой обомлевшей женщине грозу Киркуолльской преступности. Опешила она, надо отдать ей должное, лишь на мгновение — практически сразу её горячей волной накрыло облегчение. Капитан стиснула бёдра. Судя по ощущениям, тепло этой волны, всё без остатка, сосредоточилось строго в одном месте.

Донник оторвался от губ капитана (а та отвечала с немалой страстью — сказывалась орлейская кровь) и взглянул ей прямо в глаза. Что именно ему там открылось, Авелин не бралась угадать — главное, что понял он всё правильно. Рука, избавившаяся от латной перчатки, так же медленно и уверенно, как раньше, потянулась к ремням, удерживающим капитанские наплечники.

Доннику, наконец, изменила его сдержанность — во всяком случае, от доспехов он избавлялся с той же лихорадочной поспешностью, что и Авелин. Нагрудники, поножи, ботинки — если бы с такой же скоростью стража Киркуолла облачалась, им не было бы равных в боеготовности во всей Вольной Марке. Фигуры, открывшиеся под одинаковыми латами, стоили друг друга. Литой торс и могучие руки стражника, конечно, угадывались и под бронёй, но воочию даже превосходили ожидания. Авелин, несмотря на командирскую должность, не утратила отличной формы — под одеждой переливались крепкие мускулы, дополнявшиеся очень выразительными округлостями там, где было нужно. Показаться во всей красе капитан не успела — ещё до того, как она смогла бы снять кожаный камзол и такие же штаны, оставшийся в одних портках Донник кинулся на непосредственного начальника и снова впился в неё поцелуем. Авелин, обхватив мощную шею стражника, откинулась назад, открывая свою, и по ней тоже не замедлили пройтись шершавые губы. Лицо Донника украшала всегдашняя щетина, но какие неудобства её прикосновения могли причинить той, что привыкла к жёстким ремням шлема? Даже и не будь, впрочем, такой привычки — что значили бы небритые щёки рядом с этими нежными и в то же время страстными прикосновениями?

Объятия длились недолго. Стражник нащупал запястья капитана и мгновением позже притиснул её руки к стене. Прижатая спиной к каменной кладке, Авелин сначала неосознанно рванулась навстречу любовнику, но потом замерла, тяжело дыша и глядя на удерживающего её Донника.

Тот не делал тайны из своих намерений. Ухватив зубами шнурок, удерживавший камзол на женской груди, стражник резко рванул его движением, напомнившим орлесианке льва, терзающего добычу.

Если и не в других отношениях, то по завидной крепости зубов Донник определённо заслуживал сравнения с хищником. Надёжная кожаная шнуровка лопнула и просела под давлением капитанского бюста, а после второго рывка вылетела из врезанных в кожу металлических колец. Грудь с задорно встопорщившимися сосками выскочила наружу, уже ничем не стеснённая — и, видит Создатель, прятать такое стражник считал грехом и заявил бы об этом перед всеми иерархами Церкви. За годы, которые их не касалась мужская рука, груди Авелин не утратили ни формы, ни упругости. Удержание запястий тотчас показалось крайне непроизводительной тратой сил, и ладони рьяного подчинённого мгновенно нашли себе более удачную мишень.

Пальцы стражника, привыкшие к рукояти меча, были, тем не менее, ловкими и нежными. Капитан, хрипло постанывая, извивалась под настойчивыми ласками любовника, привставала на цыпочки, сжимала ноги и елозила задом по стене, словно надеясь, что исходящая от камня прохлада сможет притушить тот пожар, что бушевал между крепких бёдер у самого их основания. При своей влажности, впрочем, происходившее там едва ли могло именоваться пожаром, но Авелин и на холодную голову была не в ладах в метафорами, а теперь её мысли занимало и вовсе другое. Оставалось надеяться, что на это «другое» Донника натолкнут манёвры, которые вытворяла нижняя часть её тела. Ну, или это сделают её руки, настойчиво царапающие широкую спину стражника.

Очередной затяжной поцелуй оборвался так же внезапно, как и в прошлый раз. Прежде, чем Авелин заметила, как её развернули, она уже опиралась ладонями о стену. Мгновением позже того, как затуманенный страстью мозг осознал этот факт, к нему добавился ещё один: одним резким движением подчинённый сдёрнул с неё штаны. Капитан машинально переступила ногами, выбираясь из одежды. Вызывающе округлые оголённые ягодицы оттопырилась назад, стремясь прижаться ко вполне конкретной детали. Встреча с ней оправдала ожидания. Меч Донника был более чем закалён.

Он вошёл в неё сразу, на всю глубину. Авелин с благодарным стоном приняла в себя напряжённую плоть и энергично задвигала бёдрами навстречу. Её лоно отвыкло от подобного обращения, но, к счастью, мышцы сохранили эластичность настолько, чтобы не причинить владелице острых неудобств — а те, что не были острыми, без следа растворялись в океане удовольствия. Мощные руки удерживали её непосредственно между талией и бёдрами, а тренированные мышцы стражника бросали его тело вперёд в более чем высоком темпе, который явно могли выдерживать долго.

Физической выносливости было не занимать и Авелин, но не могли не сказаться годы воздержания. Всего через несколько минут её прерывистое дыхание окончательно сменилось низкими хрипловатыми стонами, а ноги, привстав на цыпочки и переплетясь, прижались друг к другу с такой силой, что, казалось, вот-вот сведёт даже их выносливые мускулы. Неожиданно Донник перехватил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

Фиолетовая кожа, издали казавшаяся похожей на чешую, оказалась нежной и бархатистой, а плоть под ней была тепла и упруга. Страж провел ладонями по широким бедрам сверху вниз, потом опять вверх, до округлых, слегка напряжённых ягодиц. Сжал их, услышав глубокий выдох над своим правым ухом. Почувствовал, как ладони демона скользнули вниз по его груди и животу, губы, мягкие и жаркие, мимолётно прикоснулись к мочке уха. Страж попробовал было развернуть жительницу Тени лицом к себе, но вновь не успел — лишь ногти прошлись по его ребрам, оставив бы на них царапины, будь это возможно в Тени. Неспешной походкой от бедра демон обошла Стража, снова оказавшись перед ним. Их губы вновь встретились в поцелуе, и, пока Страж отдавался уже знакомым ощущениям, обхватив отвергнутое чадо Создателя за талию, руки последней легли на его плечи и неожиданно с мягкой силой толкнули мага назад.
Читать дальше →
+7.7 (59)
8652
6
4 июля 2013
3
 
наверх