Синдром Бреггера

Страница: 2 из 5

закрыты, губы застыли в блаженной улыбке. А под его коленями была большая и почти высохшая лужа крови.

— Когда просыпался Паттерсон, Стеф? — спросил я, приложив пальцы к его шее. Холодный, и пульса нет...

— Три часа семнадцать минут и тридцать две секунды, — ответила она.

— Буди остальных... — тихо проговорил я, но тут же спохватился. — Стеф...

Она подошла к панели управления анакамерами, набрала код пробуждения и короткое сообщение — оно будет передано каждому члену экипажа через наушники.

Уже пять минут спустя дверь пультовой открылась:

— Лейтенант Бреггер, почему в пультовой в таком виде? — раздался за мой спиной резкий голос капитана. — Почему... ? — она вдруг осеклась. — Паттерсон...

Я обернулся к ней с удивлением — в ее голосе зазвучали нотки, которых раньше я там никогда не слышал. На глазах капитана были слезы, ее нижняя губа дрожала, а лицо покраснело.

— Капитан? — я поднялся с пола.

Она, будто опомнившись, отвернулась и вдруг всхлипнула:

— Что... здесь произошло?

— Я не знаю, — я пожал плечами. — Была моя смена. Я вошел в пультовую и нашел его...

Она снова всхлипнула и покачнулась.

— Бренди капитану, Стеф, — скомандовал я.

Стеф участливо подхватила капитана под руку и вывела ее из отсека. Когда дверь уже закрывалась, я услышал вой. Бедная тетка, вздохнул я и снова склонился над телом.

Откуда столько крови? Явных повреждений видно не было, хотя я не решился трогать его до прихода доктора...

Да, на нашей жестянке есть свой бортовой врач. Это не просто удивительно, это дико. Все медицинские манипуляции уже давно производят специальные роботы, причем, не только на космических кораблях. Даже на нашей родной Земле люди работают только психотерапевтами и то, говорят, уже ведется разработка робота, который бы мог вести консультационный прием. Все остальное — хирургические операции, рутинные осмотры, анализы и функциональные исследования — этим давно занимаются машины. В больницах люди работают только техниками.

А у нас на корабле был врач, майор Джеймсон. Мрачный тип. Военный пенсионер, якобы разжалованный в майоры из-за какой-то грязной истории. Наш шеф его откровенно боялся, и, честно говоря, мы тоже его опасались — лишний раз не беспокоили в его каюте, да и вообще старались как можно реже попадаться ему на глаза. В дальнем перелете это несложно — мы просыпаемся по очереди, каждый в свою смену. Ну, кроме вот таких вот исключительных случаев...

— Что здесь произошло? — при звуке его голоса я невольно выпрямился и приложил руку к голове. — Вольно. Докладывайте.

Майор был при полном параде — в мундире, с фонендоскопом на груди и небольшим белым чемоданчиком в руках.

— Вот, — я указал на труп Паттерсона.

— По форме доложите, — нахмурил майор густые брови.

Я вытянулся по струнке:

— Разрешите доложить, сэр. Проснувшись в свою смену, я направился в кают-компанию на завтрак, затем явился на пульт управления для выполнения проверки курса и введения поправочных коэффициентов. И обнаружил здесь труп сержанта Паттерсона. Я отдал команду роботу Стеф разбудить экипаж, уточнил время выхода из анабиотического сна сержанта Паттерсона и произвел первичный осмотр места происшествия. Ничего подозрительного не обнаружил.

— Когда он проснулся? — майор кивнул и склонился над телом.

— Около трех часов назад, — сказал я и последовал его примеру.

Он снова кивнул, поставил на пол свой чемоданчик и раскрыл его. Надел медицинские перчатки, тщательно расправив все складочки, и аккуратно приподнял и повернул голову Паттерсона.

— Судя по состоянию тела, умер он около двух часов назад, — сказал он, вернув голову в исходное положение. — Точнее смогу сказать, когда измерю температуру внутренних органов. Помогите мне, — он протянул мне пару перчаток, а затем взял труп под левую руку. Я взял под правую, и мы аккуратно уложили его на спину.

— Лейтенант Бреггер, идите оденьтесь, а я пока осмотрю тело. Потом мне понадобится ваша помощь для того, чтобы перенести его в мою каюту, — тихо проговорил майор.

— Есть, сэр, — сказал я. — Только... — я обернулся уже у двери, — зачем к вам в каюту? Было бы правильнее уложить его в анакамеру — это должно замедлить процесс разложения...

— Ну, я же не могу производить вскрытие в анакамере, — он вынул из чемоданчика термометр с длинным острым наконечником и одним четким движением вогнал его в живот Паттерсона.

— А разве мы не должны получить разрешение его родственников?

— Нельзя медлить, Бреггер. Если мы будем ждать разрешения, еще кто-нибудь может пострадать. А если они его не дадут?

— Майор, — я прищурился, — вы полагаете, что это еще не конец?

— Я боюсь, лейтенант, что Паттерсон лишь первая ласточка...

Я кивнул и бегом направился в свою каюту.

Плохо дело. Вообще-то я уже слышал о таком. Не знаю, может, это просто слухи, но... В общем, поговаривают, что когда в космос запустили первый корабль дальнего перелета, он так и не достиг места назначения. По слухам, связь с ним была утрачена на десятые сутки корабельного времени, а последнее сообщение от команды говорило о том, что кто-то из них свихнулся и начал убивать всех подряд. Вроде как именно после этого случая было введено понятие космического психоза, а команды перед вылетом на большие расстояния подвергали тщательному обследованию. Якобы члены экипажей подбирались специальным компьютером, который анализировал результаты многочисленных тестов...

По-моему, все это чушь собачья, потому как лично я совершил уже десять полетов средней и большой дальности и никогда никаких тестов не сдавал...

По дороге обратно в пультовой отсек уже в форме я заглянул в кают-компанию. Капитан сидела спиной к двери, сгорбившись. Рядом с ней сидела Стеф и совсем по-человечески гладила ее по плечам и голове. Напротив лицом к двери сидели техник Джон Барнс, младший программист Рон Дьюзи и его брат-близнец грузчик Том. Еще два матроса Гейб и Стоун стояли возле кофеварки. И мерил отсек широкими шагами помощник капитана Сол Грей.

— Бреггер, ну, что там? — Сол заметил меня первым.

— Явных повреждений нет. Майор Джеймсон говорит, что... — я замялся. Мне совсем не хотелось произносить это страшное слово при капитане, — это произошло около двух часов назад...

— Ты сейчас к нему? — помощник капитана скрестил руки на груди.

Капитан повернула ко мне заплаканное лицо.

— Да...

— Как только что-то будет... — теперь вся команда смотрела на меня с каким-то угрюмым интересом.

— Да, я сразу сообщу...

И я выскочил в коридор, пожалуй, быстрее, чем было нужно. Но атмосфера, царившая в кают-компании, меня откровенно испугала. Что-то во всем этом было такое недоброе...

В пультовой майор уже снял с тела Паттерсона футболку и внимательно осматривал при помощи фонарика и лупы его грудь и плечи.

Когда я вошел, он поднял на меня глаза:

— Как вы думаете, Бреггер, что это? — он указал лучом фонарика на темно-красные полукруглые отметины на плечах умершего — четыре на правом и три на левом.

— Понятия не имею, — я натянул предложенные мне перчатки и опустился на колени у правой руки трупа.

— Следы от ногтей, — ухмыльнулся майор.

— И что это значит? — я нахмурился.

— Очевидно, кто-то удерживал его за плечи. Причем сзади.

— Зачем?

— Видимо, чтобы не вырывался.

— Вы намекаете... ? — я посмотрел на него с подозрением.

Он несколько раз задумчиво кивнул:

— Поможете снять с него штаны?

Вместо ответа я обхватил покойника за талию и приподнял над полом. Майор медленно стянул его одежду за штанины.

Ноги Паттерсона были в крови, запекшаяся кровь запуталась и в волосах на его лобке.

Майор развел его бедра шире, посветил фонариком...

— Переверните на живот.

Я выполнил это указание, и мой желудок сжался — между ягодиц парня зияла ...  Читать дальше →

Показать комментарии (64)

Последние рассказы автора

наверх