Неудачная попытка

Страница: 2 из 3

древесной коры, листья на земле стали более влажными, и теперь вместо сухого хруста из-под моих ног слышалось болотистое чавканье.

Я остановился посреди поляны. В лесу царила тишина. Из-за влажности воздуха было тяжело дышать. И комок усталости, раньше просто висевший неприятной тяжестью в районе сердца, теперь разорвался и растекся по рукам и ногам.

Я опустился на землю у корней огромного дерева, еще посмеялся про себя, что они образовывали что-то вроде колыбели. Свернулся калачиком и...

* * *

Я стоял в коридоре возле двери нашей с Ранитой спальни.

В окна светило утреннее солнце.

Весь коридор был окутан белесой дымкой. Вокруг было необычайно тихо.

Кто-то поднялся по лестнице, скрипя подошвами, и пошел по коридору — я не слышал, а, скорее, ощущал ступнями звук его шагов. Я развернулся к нему лицом и улыбнулся, но Трент прошел мимо, даже не взглянув на меня, и вошел в спальню. Я нахмурился.

Следом зашуршали мягкие сапоги Шейна — я почувствовал его приближение в самый последний момент, когда он уже поднялся на верхнюю ступеньку перед поворотом коридора. Легко ступая по толстым коврам, он тоже прошел мимо меня и вошел в спальню вслед за отцом.

Я развернулся лицом к двери. Чертовщина какая-то...

Я попытался взяться за ручку, но моя рука просто скользнула вниз, не встретив сопротивления или холода металла. Я посмотрел на свою ладонь. Очень интересно...

И вошел прямиком через закрытую дверь.

Ранита сидела на постели, уткнувшись лицом в плечо Трента, который гладил ее по волосам. Ее плечи вздрагивали. Она плакала. Неужели из-за того, что произошло ночью? Да ладно, стоит ли так расстраиваться — я уже вполне отдохнул, можем и продолжить!

Но что-то мне подсказывало, что причина ее слез была иной.

Шейн стоял у окна, скрестив руки на груди, и хмурился.

Потом он развернулся к кровати и что-то сказал — я видел, как шевельнулись его губы — но до меня не донеслось ни звука. Зато я услышал — ощутил? — как в коридоре загремели доспехи Бенедикта. Дверь открылась, он вошел и опустился на одно колено, опершись правой рукой на свой меч, и склонил голову. Он тоже что-то сказал, но, как и Шейна, я не слышал его слов. Трент кивнул и вдруг посмотрел прямо мне в глаза. Кажется, он меня увидел. написано для sexytales.org Пару секунд он смотрел на меня, а потом снова отвел взгляд и прижался щекой к волосам Раниты.

Я вышел в коридор, пройдя сквозь Бенедикта и дверь.

— Нравится? — его голос звучал как всегда — мертво.

— Что произошло? — я обернулся к нему. В том месте, где он стоял, даже краски, казалось, меркли.

— А ты еще не понял? — он очень хотел усмехнуться, но не мог. — Ты мертв.

— Тогда почему я здесь, а не в Чертогах?

— Будто ты не знаешь, — если бы у него были губы, он бы их надул.

— Значит, я еще не совсем мертв, — я усмехнулся.

— Я могу держать тебя в таком состоянии, пока не придет твой срок, — надменно заявил Маролайт.

— На здоровье, — ответил я и отвернулся к окну. — Только зачем тебе это?

Он промолчал, а я вздохнул.

Конечно, я догадался. Плюс ко всем моим титулам, ко всем заслугам и регалиям, у меня есть еще одна обязанность — Хранитель Черты Жизни. И если во всех остальных ипостасях мне есть замена, в этой я незаменим. Даже Трент при всей его силе и знаниях не способен поддерживать барьер между Миром Живых и Чертогами Смерти. Если меня нет, Маролайт может распространить свое влияние, может передвинуть Черту.

К слову, он уже давно мечтает заполучить Цитадель Порядка. Хаос ему неинтересен — там Черта и без того настолько подвижна, что он может в любой момент оттяпать понравившийся ему кусок земли... но при этом с такой же легкостью он может и потерять часть своих владений. Здесь же Черта более устойчива — любые даже минимальные изменения отнимают много времени и сил, зато они если не постоянны, то долговременны...

— А твой братец, — с почти усмешкой произнес он, — пускай не легализует некромантию, но будет продолжать ее практиковать, еще больше ослабляя Черту...

— Сволочь, — спокойно проговорил я.

Мимо нас, чинно помахивая кожистыми крыльями, пролетели близнецы.

А потом я почувствовал это. Как дуновение холодного ветра. Я с удивлением посмотрел на Маролайта:

— Что это?

Он передернул плечами:

— Что именно?

— Я чувствую... — начал я.

— Ты мертв, ты не можешь ничего чувствовать, — перебил меня Маролайт.

— Однако я чувствую — холод... как будто меня кто-то гладит по груди холодной рукой... — бр-р-р-р, мерзко...

— Это невозможно, — отмахнулся он.

— Где мое тело?

— Откуда мне знать? Я не существую в этом мире.

— Его надо найти, и как можно скорее, — сказал я и опустил голову, сжав кулаки.

И увидел его. Машинально я схватил Маролайта за рукав и потянул к выходу из коридора.

— Перестань! Что ты делаешь? Ты мертв, ты не должен... — протестовал он.

— Заткнись...

Я лежал у корней огромного дерева на влажной палой листве. Руки были раскинуты в стороны, штаны спущены до колен. Грудь лишь изредка вздрагивала, отмечая судорожные вздохи.

А надо мной, согнувшись почти вдвое, стояло некое существо.

Внешне оно чем-то напоминало человека. По очертаниям его тела я бы даже принял его за девушку, но за очень страшненькую девушку. Спутанные длинные волосы странного зеленовато-коричневого цвета, кожа не просто отливала зеленью, как у жителей Ребмы, а имела насыщенный такой зеленый цвет. Между пальцами рук были перепонки, а вместо ног — большой рыбий хвост. Лица ее я не видел, но и вида сзади мне было более чем достаточно — в других обстоятельствах я бы ни за что не позволил подобному существу даже приблизиться ко мне.

Ну, и о том, что она здесь делала, догадаться было не сложно — я почти все время ощущал ее влажный язык на своей груди и лице и холодные цепкие пальцы вокруг члена. Я чувствовал себя так, будто по мне полз здоровенный слизняк.

Она тем временем согнула мои ноги в коленях и припала ртом к промежности. Не скажу, что это было совсем уж неприятно... нет, в этом определенно был некий шарм... но я тут же понял, почему Шейн так не любит, когда кто-то делает это с ним против его воли.

Она умудрялась погружать его в рот чуть ли не вместе с яйцами, по всей длине обвивая своим холодным, влажным, шелковистым языком, при этом сладострастно постанывая и причмокивая. Я чувствовал, как головка упиралась ей в заднюю стенку глотки.

— Что это она делает? — спросил Маролайт.

— Минет... — ответил я хмуро.

— Зачем это?

— Это сексуальная ласка... ртом... — пояснил я.

— Тебе это нравилось?

— Мне это и сейчас нравится... но это гадко...

— Поясни...

— Обычно это делается по обоюдному согласию... я ей такого согласия не давал...

— Чего тебе переживать — ты мертв. Относись к этому телу как к куску мяса...

— Болван ты, Маролайт, — горько усмехнулся я, — если бы я был мертв, мое тело бы не реагировало на ее ласки. А оно реагирует, да еще как... черт, я сейчас кончу...

Тем временем зеленокожая рыбьеногая барышня выпустила мой член изо рта, заползла на меня верхом, и я почувствовал, как ее влажное прохладное лоно обхватило меня со всех сторон, а мягкий анальный плавник уперся мне в пах. Я судорожно вздохнул и машинально провел рукой по лбу.

— Так вот, как вы это делаете, — он бы ехидно ухмыльнулся, если б мог.

— Нет, обычно все происходит иначе, — сдавленным голосом ответил я и задышал чаще.

Черт, если она не остановится, я точно кончу...

Я чувствовал, как об мою грудь терлось холодное, покрытое липкой слизью тело, как мой член погружался и выныривал из глубины постепенно теплеющих вод, как ее цепкие пальцы с короткими, но острыми когтями впивались в мои плечи. Чувствовал, как судорожно она втягивала ...  Читать дальше →

Показать комментарии (34)

Последние рассказы автора

наверх