Долги наши

Страница: 5 из 7

попыталась расстегнуть его брюки, чтобы добраться до больше всего интересующего сейчас меня предмета.

Поняв это, он быстро передвинулся по дуге вокруг пуфика, одновременно расстегивая брюки. И вот уже «волшебная флейта» в моём полном распоряжении. Схватившись обеими руками, я сдвинула крайнюю плоть и засосала бордовую головку в рот. Краем глаза я видела, как прильнула к его спине Таня и, ерзая большими грудями по спине, сноровисто расстегивала пуговки его рубашки. Стащив её, она встала на колени и освободила ноги от брюк и белоснежных плавок. Пока я ласкала языком, губами и руками большой и твердый член она сняла свои трусики и снова прижалась к спине хозяина, скользя набухшими большими сосками по его коже одновременно лаская рукой свою киску. Многоголосый гул, состоявший: из стонов; возгласов; и тяжелого дыхания, заполнил помещение.

В это время мой куратор взял меня за голову, и стал уверенно и мягко двигать её вперёд-назад, заставляя меня, то заглатывать член до мошонки, то, поворачиваясь чуть вбок утыкаться им в щёку. Я потекла и при каждом движении моя киска хлюпала, дополняя к стоящему гомону довольно звонкие звуки, что ещё больше распаляло меня. Внутри всё «горело», и я, то сжимала колени и тёрла одно бедро о другое, то разводила их в стороны, выгибая спину. Эрегированные соски приятно терлись о бёдра стоящего передо мной человека... В общем, я потеряла голову, и на уме у меня было только одно: «Ну когда? Когда же он трахнет меня?!».

Словно подслушав мои мысли Сергей, потянув вверх голову, заставил меня подняться с сиденья, и, силой развернув к себе спиной, поставил коленями на покинутый мной пуф. А затем, ухватив за локти, выгнул моё тело дугой и сразу вогнал свой член внутрь. Мы почти одновременно вскрикнули. Его орган прямо распирал меня изнутри с учетом того, что мои голени оказались, зажаты его коленями. Да и он не стал ждать, пока вагина приспособится к его размеру, с силой задвигался, гоняя член вперед-назад. Мне было больно и приятно одновременно. А когда сильные пальцы Тани внезапно возникшей передо мной стали тискать мои груди и оттягивать соски, я опять впала в прострацию. Еще никогда за свою жизнь меня не имели таким образом... не спрашивая и не подстраиваясь под мои желания. Моё лицо, повернутое вбок, упиралось в грудь Тани, а сзади буравил огромный фаллос, временами доставая до самой матки. Зажатая с двух сторон, я была не более чем игрушка в удерживающих меня руках. Хриплые стоны боли и наслаждения вырывались из моего рта, на глазах выступили слёзы... А я, еле ворочая головой, в отместку пыталась укусить мягкие, белоснежные полушария грудей к которым меня прижимали. Сколько продолжалось это сумасшествие, не знаю. Время растянулось, одновременно спрессовываясь в единый миг... Напряжение нарастало, сердце, стуча и колошматя, пыталось покинуть своё место. И когда Сергей Петрович зарычал и задвигался, ускоряя темп, я задергалась в конвульсиях и последнее, что запомнилось мне, как в меня сильно ударила горячая и тугая струя спермы... Я как изнеженная барышня просто отрубилась!

Очнулась я, в позе эмбриона лежа на ковре застилавшим пол. Рядом со мной на спине раскинув в стороны руки, лежал Сергей Петрович, а Татьяна весело скала на его торчащем вверх толстом бугристом члене. Её груди то одновременно, то чуть вразнобой, когда она выгибала спину, прыгали вверх-вниз, в стороны призывно выписывая странные загогулины большими казавшимися черными сосками. Слабость и радостная удовлетворенность переполняла моё тело. Я чувствовала, как из моего влагалища обильно вытекает сперма, липкой массой, стекающей по бедру.

Протянув руку, я провела ей по плечу партнёра, и он, повернув ко мне голову, улыбнулся:

— Ну как?

Не в силах пока произнести ни слова я улыбнулась.

— Хочешь ещё?

—... — я утвердительно кивнула головой.

Он остановил бешено нанизывающуюся на член Таню и сбросил её на ковер, а сам развернулся ко мне лицом.

— Повернись спиной... — приказал он мне.

Позади него обиженно засопела Таня, постанывая и громко чмокая пальчиками, похоже, ерзающими в распаленной вагине. Я понимала её, но сегодня мой праздник! Повернувшись набок, выпятила назад попу, а придвинувшийся Сергей положил руку на мои ягодицы, нежно поглаживая их. Потом его грудь прикоснулась к моей спине и почувствовала, как возбуждённый член проник между бёдер. Влажная, скользкая от сосков другой женщины головка скользнула по вульве, замерла, и стала медленно двигаться. Изо всех сил сжав ноги, я пыталась притормозить его, но это было то же самое что удерживать за бампер едущую машину. Если не упадёшь и не отпустишь, то она просто утащит тебя за собой! Размеренно и ровно его твердые причиндалы терлись о мои набухшие срамные губы, размазывая вытекшую из вагины сперму в белесую пленку. Даже наличие чужой смазки и её запах только возбуждало моё желание. Рука, лёгшая на меня сверху, поглаживала, временами, больно сжимая грудь и превратившийся в твердую виноградинку сосок. Я млела, покручивая ягодицами, и царапала растопыренной пятерней ковер. Минут через пять такой неспешной и ласковой пытки, он подцепил мою ногу и задрал вверх... И уже через секунду вогнал свой член внутрь. С громким чмоканьем тот погрузился в меня, и мы застыли. Сейчас он не торопился! Утолив «первый голод», Сергей Петрович как гурман наслаждался поданным десертом... первой, всегда самой вкусной ложечкой. Его горячие и манящие губы впились в моё плечо и я, выворачивая шею, потянулась к ним лицом. Встретиться смогли только наши языки, и в момент касания меня так скрутило, что я уже не понимала, на каком же свете нахожусь... Всё стало неважным! Только то, что сейчас было во мне и наша мимо летняя ласка языками. Я застонала... Громко, протяжно с мукой и ожиданием в голосе. Опустив ногу и сжав бедра, попыталась двинуться вперед, чтобы потом ещё плотнее сесть на вошедший в меня член... Но его рука бросила терзать грудь и, перехватив за талию, заставила замереть.

— Не спеши... Моя милая... — хрипло зашептал он, — сейчас... сейчас я сам всё сделаю...

— Да... — только и смогла выдавить я, чувствуя, как горит и трепещет в предвкушении моё тело.

Удерживая меня за талию, он отстранил назад торс и начал медленно двигаться у меня внутри.

Знаете, есть деревья, растущие в лесу: тонкие и стройные. А есть растущие на свободе, отдельно от леса. Они доступны всем ветрам, и чтобы выстоять имеют толстые кряжистые корни и такой же ствол. Ветер, налетая на них, может обломать ветки, сорвать листья... но они стоят, противопоставляя непогоде. Вот и сейчас я чувствовала в себе нечто такое. Могучий член пробирался, пробивая себе дорогу внутри вагины, растягивая и подстраивая её под свой размер, медленно скользя назад и уверенно проникая вперед утыкаясь всей своей мощью в матку. При каждом касании я ощущала, как начинает дрожать у меня внутри с каждым разом сильнее и слаще. Сердце стучало паровым молотом и, казалось, вот-вот выскочит из груди. Каждое его движение внутри меня я сопровождала стоном, а прикосновение вскриком... А он всё ускорял своё движение, всё меньше проходило времени между касаниями, и вскоре я уже осязала одно продолжающееся бесконечность блаженство. Я кричала, выкручиваясь всем телом, о чем-то молила его... И когда я была готова улететь туда, где есть одно только прекрасное ничего... он остановился. Сердце, ухнув, «ушло в пятки». Когда я попыталась сама продолжить, он рукой так зажал меня, что я не могла даже вздохнуть. Обида, жалость к себе, ненависть к этому развращенному самцу — затопила меня. Я задергалась, заклиная его продолжить или убить меня. Но он сохранял молчание и неподвижность, а когда от невозможности что-либо сделать я расплакалась, он начал медленно двигаться опять — вгоняя меня в ступор. Это повторялось из раза в раз. Я готова была разорвать его на куски, как только он замирал, не давая мне кончить... Или возвести его на вершину Олимпа, когда он начинал снова свое медленное, но всё ускоряющееся движение ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх