Хитрый фотограф

Страница: 5 из 8

но не могу — грустно вздохнул и улыбнулся, — подобных тебе я ни разу не встречал. Ты уникальна! Сочетание высокого роста, длинных изящных ног и столь крупных ягодиц, это мечта любой модели Victor"s Fantasy!

— Скажешь тоже... — даже на ее темной коже проступил румянец.

— Они тренируются и изнуряют себя диетами ради идеальной фигуры, — продолжал я свою тираду, пытаясь не слишком сильно облизывать ее взглядом, — а тебе все это было дано природой, а ты этого стесняешься и стыдишься?! Это почти что преступление!

— Ну, мне кажется, настоящее преступление, — она смущенно улыбнулась, — иметь такую огромную задницу.

— Сейчас докажу обратное! — за руку я подвел Ксюху к большому зеркалу и повернул ее, — Вот смотри, смуглая бархатная кожа как кофе с молоком, сама попа почти что идеальной круглой формы. Де еще наверно крепкая, как орешек! Линия бедер и низ ягодиц — четко разделены.

Ксюха, оттопырив зад, завороженно слушала меня.

— Сочетание модельной стройности тела и пышности ягодиц, просто поражает! — продолжал я лить елей в уши моей милой и наивной соседке, — а то, что у тебя небольшая аккуратная грудь в противовес, большой, обворожительно попе, просто потрясающе!

Она улыбнулась, но не стала прикрывать свои юные сиськи.

— Я никогда бы и не подумал, видя тебя выходящей из соседней двери, что в джинсах ты прячешь такое произведение искусства.

Ксюха опустила глаза и пробормотала:

— Мне кажется многовато пафоса в отношении моей попы.

Но ее улыбка говорила о другом — этот поток комплиментов очень приятно играет на ее самолюбии.

— Возможно. Но я художник. Да что там я! Сам Рубенс и Тициан падали бы ниц перед твоим задом и умоляли бы тебя попозировать пред ними. Давай сделаем несколько снимков твоих скульптурных ягодиц без стрингов.

Она удивленно распахнула глаза. Такого поворота Ксюха не ожидала. Ее пыл поутих.

Снять трусики перед почти что незнакомым человеком, это было через чур для нее.

— Я думаю это не к чему.

«Как же все сложно, — подумал я глядя на ее милое лицо, изящное тело, пышный зад, — если бы все было просто, как в каком ни будь женском порно-любовном романе. Зашла, я бы сделал пару снимков, и она бы уже раздвинула ноги, возбудившись от моего рельефного тела профессионального культуриста. Но это не любовный роман, а я не культурист фотограф. Все происходит здесь и сейчас. Тут приходиться из-за кусочка плоти и трусиков разыграть целю шахматную партию»

— Ксюха, ты уж извини, но твои ягодицы не только идеальны, но и достаточно большие, — я развел руки в сторону, — большие настолько, что если ты снимешь трусики, то не будет видно ни... киски, ни... входы в попку. Твоя прекрасная пятая точка уже практически на девяносто девять процентов уже обнажена. Если ты снимешь стринги, она ни на йоту больше не обнажиться и не покажет мне ничего лишнего.

Ксюхин хитро прищурилась:

— Тогда какая разница вообще? «Мое сокровище», как ты говоришь, уже видно отлично, тогда зачем снимать последнее, что на мне есть? Спереди я себя фотографировать не дам!

— Это и не входит в мои планы! Ты что?! — я возмущённо всплеснул руками, хотя мои планы шли гораздо дальше, — но, ты абсолютно права разницы не никакой.

Она выглядел полностью сбитая с толку.

— Но для фотографа и художника, коим я являюсь вот этот шнурок стрингов, идущий через твой пояс, портит всю композицию. Если я основательно займусь тобой сзади, — не давая ей понять истинный смысл слов, я продолжил, — мне нужно что бы ты развязала стринги только чтобы убрать его. У тебя прекрасная смуглая кожа, и свет очень хорошо идет от спины к заду, а этот шнурок под лампами дает довольно сильную тень, ломая рефлекс. Ты же ведь не будешь отрицать что у тебя великолепная кожа? — улыбнувшись, я провел пальцем по ее руке. Очень, очень нежная, бархатистая и манящая, — так что по любому я увижу не больше чем сейчас. Ты будешь стоять вон у той белой стены и в любой момент сможешь прикрыться стопкой полотенец, что лежат рядом. Я только лишь хочу максимально показать, насколько прекрасно то, чем тебя наградила природа. Хочешь верь, хочешь нет, но ты даже не представляешь, насколько у тебя невероятная фигура.

Я протянул ей пачку обнаженных моделей стоявших спиной. Там были и мои модели и некоторые фотографии от мировых журналов не принадлежащих мне.

— Красиво, правда?

Ксюхин задумчиво кивнула.

— Ты не хуже, малыш, — тихо сказал я, — ты лучше, — я внимательно смотрел в ее глаза, — гораздо лучше. Я сфотографирую тебя так что твоя и без того идеальная... бронзовая попка станет предметом зависти самой Афродиты. Но будь осторожна, фото могут вызвать дикую зависть у твоих подруг.

Ее глаза заблестели. Я попал в цель.

— Ну, ладно, — сказала она, — давай попробуем. Хотя думаю, что получится не настолько красиво как на фото. Но только сзади!

Она направилась к белой стене, на ходу развязывая узел на стрингах. Ее соблазнительные булки перекатывались при ходьбе...

Еще несколько секунд и последний кусочек ткани упадет с ее тела, оставив Ксюху голой пред моими глазами.

Как бы мне этого не хотелось, но я остановил ее:

— Стой, ты что думаешь все так просто?

Она озадаченно взглянула на меня, держа кончик шнурка в пальцах.

— Твои ягодицы надо подготовить для съемок! — улыбнулся я.

— Это как?

— Со спортом дружишь? — я нарочито критично оглядел ее. — Как то...

— Разве не заметно?! — вспыхнула она.

— Заметно, заметно. Я каждый день вижу, как ты на стадионе бегаешь.

— Не только бегаю! — она сама того не заметив гордо оттопырила попу и выпятила грудь, — турник, брусья, пресс! Я, к твоему сведению, могла в сборную по легкой атлетике попасть, но передумала потом.

— Отлично! Перед фото сетом надо сделать несколько упражнений. Чтобы мышцы налились кровью. Ягодицы станут больше и еще более упругими, хотя куда уж красивше! Справишься с четырьмя подходами приседаний?

— Конечно, справлюсь!

Мне нравился ее характер. Она все воспринимала с вызовов желая показать, что ей все по плечу. Этот максимализм играл ну руку моим желаниям.

— Секунду, Ксюхин. Я сейчас вернусь.

Выйдя из комнаты, я вернулся с несколькими пирожными и стаканом холодного фруктового чая.

— Ха-ха! — она засмеялась, и ее грудки затряслись, — Это чтоб попу еще больше разнесло?

Я поставил яства на стол и жестом пригласил Ксюшу. Она стала уплетать пирожные, даже не накинув рубашку.

— Вкусная штука! Мммм!

— Да все из натурального молока и орехов. Тебе нужно немного углеводов закинуть в себя. Больше часа снимаемся, перерыв не помешает сделать, — я налил чаю в стакан со льдом, — да и перед приседом подкрепиться нужно.

— Ты не переживай! — сказала она уплетая уже второе пирожное, — я крепкая. Не рассыплюсь.

— Уверен, что нет. Думаю эта прелестная... задница, результат многих лет тренировок.

— Та не! — она даже не обратила внимание на мое вульгарное обращение, — попа мне от мамы досталась, в наследство. Что бы я не делала, как бы не худела, — она хихикнула, — Попа. Растет.

Я вновь посмотрел на Ксюху, доедающую пирожное. Полуголая девушка, потрясая грудками, улыбалась и вот-вот готовилась лишиться последней части своего скромного гардероба. На ее коже от температуры в комнате, вступили капельки влаги, напоминающую росу на сладком фрукте. Ее трусики были мокрые, пока что только от жары. В этом была часть моего плана — кондиционер работал так, что бы ей было максимально комфортно без одежды. Но я, похоже, немного перестарался с созданием африканского климата в студии.

— Фуф! Я все же сниму рубашку. Сегодня дико тепло, а кондиционер сломался. Извини Ксюхин.

— Да все норм! — она закинула последний кусочек.

Бросив рубашку в сторону, я заметил, как восхищенно Ксюха приподняла бровь. Я не был бодибилдером-фотографом, но из-за определенных жизненных ...  Читать дальше →

Показать комментарии (43)

Последние рассказы автора

наверх